Во вторник 20 апреля президент Белоруссии Александр Лукашенко выступил с ежегодным посланием к народу и парламенту. Одной из главных тем многочасового выступления белорусского президента стали отношения с Россией.

По мнению Лукашенко, Белоруссия должна уйти от «зависимости и диктата» России, чтобы «сохранить и укрепить свое государство». При этом, выражения, употребляемые белорусским президентом, в адрес России, отличались особой резкостью: «Сегодня поставлен вопрос: мы будем независимым государством с гордым народом или мы и дальше будем ползать перед кем-то на коленях?» - сказал президент. Более того, Лукашенко отметил, что именно Москва подрывает фундамент Союзного государства.

Такие высказывания вызваны тем, что Россия, фактически, поддержала свержение киргизского президента Курманбека Бакиева и приход к власти в Киргизстане оппозиции.

Мы обратились за комментарием к одному из лидеров белорусской оппозиции, одному из организаторов общественного движения «Воля Народа», почетному президенту Белорусской социал-демократической партии Алексанру Козулину.

- В своем обращении к народу и парламенту Александр Лукашенко не только не включил Россию в число приоритетов внешней политики Белоруссии, но, фактически, обвинил российские власти в попытках сменить белорусское руководство. Чем вызваны такие слова: праведным гневом в защиту своего коллеги-президента Бакиева, или же здесь идет более тонкая политическая игра?

- Знаете, я думаю, что вряд ли это можно назвать серьезным посланием к народу. Потому что, 3 с половиной часа речи, из которой, как видите, приоритетов вообще непонятно и не видно, - и есть ли они вообще в нашей стране? Есть ли у нас последовательная, взвешанная и ясная политика, которую мы можем проводить? На этот вопрос, полагаю, никто не услышал ответа.

Что касается в отношении России, то как-то очень странно звучат такие слова из уст президента Белоруссии, хотя он прекрасно понимает, что не надо плевать в колодец, из которого можно напиться. Но вместе с тем, он привык к тому, что он действует только с позиции силы, что он всегда во всем прав, и что все его прихоти должны, по крайней мере, выслушиваться, а лучше – удовлетворяться. Он не привык вести диалог, а привык навязывать свои условия.

Более того, как правило, он никогда не держит обязательств и всегда их нарушает. Потому, всегда наступает момент истины: невозможно обманывать бесконечно. Невозможно вести нечестную политику и нечестную игру. Вот все его эти фобии, все его страхи, - они все очень четко прозвучали в его вчерашнем выступлении.

- То есть, на Ваш взгляд, это непродуманное решение или же все-таки рациональное перетягивание интересов со стороны России в сторону Европы?

- Вы знаете, надо смотреть на Лукашенко в первую очередь со стороны психологии. И если на это посмотреть спокойно, то вы увидите просто обиженного человека.

- Какова реакция в Белоруссии на это выступление и что думают в оппозиции?

- Вряд ли это можно назвать выступлением президента. Это больше говорил человек, на которого последние события произвели впечатление, как-будто они нарисовали ему картину его собственного будущего. Ведь события в Киргизии – это его страхи перед его собственной личной судьбой. Поэтому у него, естественно, такая реакция. Он ведь защищает не Бакиева, он защищает самого себя. И он удивлен, почему Бакиеву не оказана поддержка со стороны тех, кто в его представлении должны были её оказать? Более того, в отношении событий в Киргизии, наверное впервые, прозвучала консолидированная позиция со стороны России, Европы и США. Это его не может не пугать. Потом, трагедия в Польше стала как бы тем моментом истины, которая обнажает очень многое. Такой момент наступил в отношении того, что народы России и Польши смогли простить обиды и перейти к совершенно другому формату отношений. Эта трагедия показала, что в отношениях Польши и России наступил совершенно новый этап отношений. Его также это не может не пугать.

Третий момент – это то, что на похоронах рядом сидел президент России, президент Литвы и президент Украины. То, что раньше не было невозможным, сегодня является уже реалиями. Он остается один в этом цивилизованном мире, в котором есть что-то человеческое, в котором есть понятия, принципы и законы. А он не вписывается в эти принципы и законы. Поэтому все, что происходит, вызывает у него просто животный страх.

Как относятся к обращению Александра Лукашенко к белорусскому народу и парламенту на Западе?

Мы обратились за комментарием к французскому политологу, профессору университета Бургундии и Института политических наук Александре Гужон:

- Я думаю, что эта речь Александра Лукашенко не является новой. Россия оказывает довольно сильное политическое и экономическое давление на Белоруссию. И даже когда мы говорим о про-русской политике президента Лукашенко, всем известно, что президент Лукашенко и бывший президент России Владимир Путин – не лучшие друзья в мире. Я считаю, что обращение Лукашенко к народу и парламенту – это реакция на увеличение пошлин на нефть, которую Белоруссия получает из России.

В своем выступлении Лукашенко упомянул высокообогащенный уран, который, якобы, хранится в Белоруссии еще со времен Советского Союза. Лукашенко сказал, что отдавать этот уран он не собирается. «Мы используем этот уран в (каких-то загадочных) исследовательских целях», - так сказал Лукашенко.

- На что надеется Лукашенко? Являются ли эти угрозы реальной «разменной монетой» в его международной политике?

- В этом и весь вопрос. В двухсторонних отношениях между Россией и Белоруссией, последняя зависит от первой. В отличие от бывшего президента Украины Ющенко, Лукашенко не добивается, чтобы его страна вошла в Евросоюз или в НАТО. И с геостратегической точки зрения, Белоруссия остается партнером России. По крайней мере, то, что касается международной политики.

Но это двустороннее партнерство крайне неуравновешенно. Белоруссия зависит от России. Поэтому, тот факт, что вопрос об уране был поднят белорусским президентом, - это манера показать России, даже в этой неуравновешенной ситуации, Лукашенко способен дойти до конца. Он уже использовал такую стратегию в переговорах с Евросоюзом.

Это – регулярная риторика. Но она показывает, что Белоруссия может несколько отстраниться от своей позиции партнера России. Хотя мы и понимаем, что у Лукашенко свобода для маневра не большая.

- Значит, ничего не изменится? Или же эта история с ураном может все-таки стать реальным инструментом для давления на Россию?

- Нет. Я думаю, что Лукашенко прекрасно понимает, что этот вопрос сейчас очень остро стоит на международном уровне. Кстати, Белоруссия поддерживает скорее иранскую позицию. Лукашенко пытается привлечь внимание – и не только Запада. Но и таких стран как Венесуэла или некоторых стран Ближнего Востока.

В Белоруссии нет ядерного оружия. И я не думаю, что ситуация изменится. Есть идея построить атомную электростанцию в Белоруссии, для того, чтобы увеличить энергетическую независимость Белоруссии.