Президент Беларуси выступил с ежегодным посланием Национальному собранию и народу. Какое общее впечатление от выступления? Какие задачи и проблемы обозначены в экономической сфере? Почему такие резкие высказывания в адрес России? Эти вопросы в эфире программы «Экспертиза Свободы» обсуждают журналист газеты «Белорусы и рынок» Павлюк Быковский и руководитель аналитических проектов компании БелаПАН Александр Класковский. Ведущий программы Валерий Карбалевич.

Карбалевич:


- Своеобразие нынешнего послания заключается в том, что, во-первых, 2010 год – последний год пятилетки. И можно было ожидать, что Лукашенко будет подводить итоги, делать определенную отчет. Во-вторых, это последнее послание перед президентскими выборами. Чувствовалось ли это?

Быковский:

- Нынешнее послание по продолжительности оказалось на час дольше прошлогоднего. Впервые за много лет по телевизору показали ответы Лукашенко на вопросы депутатов. Именно в этой части он сделал почти сенсационное заявление о том, что экс-президент Кыргызстана Бакиев с семьей находится в Беларуси. В послании много неконкретных обещаний. Обратило на себя внимание обещание выдать директиву № 4 об либерализации экономики. Хотя веры в то, что в Беларуси состоится экономическая либерализация, нет.

Класковский:


- Послание формально можно разбить на две части. Есть написанный канонический текст, и есть импровизации, лирические отступления. Так вот эти отступления более эмоциональны и искренни и часто они в пух и прах разбивали тезисы, высказанные в первой части. В первой части отмечается, что белорусская модель выдержала испытание кризисом, Беларусь – единственная страна цивилизованного мира, которая ни к кому не присоединилась и не перед кем не прогибается. А потом в отступлении от текста и выясняется, что мы на коленях стояли перед определенными международными организациями (МВФ), чтобы выполнить обязательства перед народом. С одной стороны, Лукашенко говорит, что это уже не те времена, когда мы просили в Чехии 30 млн. долларов. Действительно, сейчас берем 3,5 млрд. долларов в МВФ. Если говорить об экономике, то прозвучала знакомая философия авторитарной модернизации. Вообще доминировал производственный компонент. Идеологический блок совсем замшелый. Это проявилось в подходе к литературе, кино. С такими вульгарными требованиями шедевров не будет. И в политике изменений не будет. Власти готовы к жесткому ответу, если оппозиция попытается в ходе выборов организовать волнения. В внешней политике будет продолжаться курс вынужденной многовекторности и балансирования.

Карбалевич:


- Наибольшее внимание Лукашенко уделил экономике. Задачи, которые поставлены, выглядят симпатично: инновационная экономика, новые технологии, либерализация, иностранные инвестиции. Но выполнить эти задачи предлагается старыми административными методами. Сколько раз Лукашенко давал указание упростить налоговую систему, а результатов нет.

Быковский:


- Обещания Лукашенко были неконкретными. Разве что обещание не вносить в нормативные акты изменений в течение года. Но почему на бизнес давили раньше? Вот Лукашенко возмутился повышением арендной платы. Но это же делает управления делами президента.

Класковский:

- Лукашенко предложил модель директивной либерализации. На эту тему будет принята директива. Идет накручивание административных решений. Нет системного осмысления, почему власть наступает на одни и те же грабли.

Но одновременно прозвучал упрек в адрес главы администрации президента, что плохо выполняется директива о дебюрократизации. Потом он упрекнул премьера Сидорского за то, что не работает директива об экономии и бережливости. При этом Лукашенко хвалится, что страна управляема. Создана исполнительная вертикаль. А элементарные вопросы не решаются. Опять же, почему чиновники долго маринуют проекты иностранцев. И тут же президент говорит, что к вам придет госконтроль, снимет штаны и выбросит на улицу. А это не способствует проявлению инициативы, чиновники считают, что лучше перестраховаться. Но снимать эти административные путы с ног власть не решается.

Карбалевич:

- Кажется, ни в одном из прежних посланий не было такой критики России. Лукашенко говорит, что даже наши враги – МВФ – помогли, а РФ – нет. То есть, теперь Москва – главный враг? Причем дело не в экономике, а в сознательной политике руководства России, которое своими действиями поставила на грань выживания белорусскую государственность. Причем, заявление Лукашенко о том, что «цветной революции» в Беларуси не будет, прозвучало в контексте отношений с Россией.
Быковский: Было объявлено, что скоро состоится встреча президентов Беларуси и России. Похоже, что мы находимся в преддверии какой-то новой войны с нашим главным союзником. Лукашенко все события объясняет просто. Он считает, что Россия сделала революцию в Кыргызстане. Поэтому РФ – опасный сосед, который может вмешаться в дела Беларуси, поддержать оппозицию и независимые СМИ.

Класковский:


- Прозвучали привычные обиды на Россию за то, что она взяла курс на прагматизм. Хотя мы один народ, вместе воевали в последней войне. Но появились и новые элементы шантажа. Вот РФ взяла обязательства перед США вывести из Беларуси уран, а мы будем торговаться. Россия водит нас за нос с АЭС, а мы обратимся к Китаю. Это – рискованная игра. Но есть расчет, что стремление России реализовать важные для нее проекты, вроде Таможенного союза, принудит ее к уступкам. Поэтому, думаю, в предвыборный период битья посуды не будет.

Перевод: Светлана Тиванова