В мае исполнился год, как Европейский Союз дал в Праге старт амбициозному проекту "Восточное партнерство". Взамен на политические реформы, соблюдение прав человека и ослабление напряжения в обществе ЕС предлагает некоторым странам, входившим в Советский Союз, экономическую и финансовую помощь. Уже в самом начале было ясно, что самым проблемным участником этого партнерства будет Белоруссия. Так оно и есть, хотя виноват не только авторитарный президент Александр Лукашенко.
 
"Меня даже не побили"

И в Белоруссии есть определенные сдвиги, например, в культуре. Осенью в прошлом году в Минске была открыта первая галерея современного искусства - Галерея «Ў». У нее несколько молодых владельцев. Часть галереи - бар и крупнейший в стране книжный магазин с литературой на белорусском языке. Проблем с чиновниками, как говорят, пока нет. «Помещения мы снимаем у частного собственника. Это единственная возможность. Если бы мы взяли дом в аренду у государства, могло бы так получиться, что мы бы сделали какой-то ремонт, а нам потом сказали: «Спасибо, до свидания», - говорит среди картин куратор Анна Чистосердова.   

Чуть в стороне на площади Победы можно увидеть абсолютно противоположную картину – старое, принадлежащее государству, страшное здание с грязными и треснувшими окнами и надписью «Дом искусства». На втором этаже выставлены потемневшие, сорокалетней давности картины, здесь есть и пражская ратуша с часами и Карлов мост. А рядом висят полотна Игоря Римашевского. Художник, ему 51 год, любит изображать улицы Минска, ластящихся котят и символы режима Лукашенко. На одной из картин цыганская семья обкрадывает мужчину в городе Школов, то есть там, откуда родом нынешний президент.

Влияние Европы ощущает и известнейший художник Александр Пушкин. Он прославился тем, что ко дворцу Лукашенко в Минске привез навоз, а на фреске «Страшный суд» в церкви деревни Бобр среди грешников пририсовал Лукашенко. «Участие Белоруссии в этом партнерстве я чувствую на собственной коже. Уже год меня во время выступлений никто не арестовывал и даже не побил», - говорит сорокачетырехлетний деятель. И нового министра культуры Павла Латушко часть деятелей искусства оценивает положительно, особенно из-за его хорошего отношения к белорусскому языку (за использование языка выступает оппозиция, Лукашенко отдает предпочтение русскому). В Минске также запланированы значительные культурные мероприятия, проведение которых поддерживает ЕС. Сейчас, например, проходит фестиваль европейского кино, который координирует чешское посольство.     

Если в сфере культуры есть изменения к лучшему, то в политике дела обстоят хуже. Кажется, что после недавних местных выборов вообще ничего не изменилось. Как и в отношении свободы прессы. Независимые СМИ работают, но большинство – только благодаря дотациям с Запада. Планируемые законы об авторском праве в интернете могу ограничить свободу слова перед приближающимися президентскими выборами.

Семь дней без оппозиции


Перед безвкусным розовым зданием вокзала с красной надписью «Бобр» женщины в оранжевых жилетах сажают на клумбах цветы. Постоянное соблюдение чистоты и порядка, ежедневное подметание и уборка улиц здесь, в трех часах езды от Минска, хорошо заметные проявления белорусской государственной идеологии. Украшения сегодня еще лучше. Вся страна готовится к празднованию Дня победы, 65-й годовщины окончания войны. Президент Лукашенко, испытывая ностальгию по советским временам, эту дату считает настоящим днем возникновения независимой Белоруссии. И на улицах это видно. Плакаты, растяжки и флаги с пропагандистскими лозунгами висят и на проспекте Независимости в центре Минска, и на «краю света» - в деревне Бобр.
     
Цветная реклама прошлого контрастирует с маленькими черно-белыми листовками с информацией о кандидатах, участвовавших в только что прошедших выборах. Как считают независимые белорусские наблюдатели, выборы были далеки от демократических стандартов.  То, как избирательные комиссии обращались с оппозиционными кандидатами и с голосами, - это была бросающаяся в глаза насмешка над всей Европой и ее "Восточным партнерством". Однако Европа в эту сторону не смотрела. Кроме 60 дипломатов, главным образом сотрудников посольств, которые посетили несколько избирательных участков в последний день голосования, в Белоруссии не было ни одного наблюдателя.

На 21 тысячу мест претендовало более 25 тысяч человек, из которых только 365 были кандидатами от оппозиции, то есть меньше 2%. В большинстве случаев, особенно в маленьких городах и деревнях, как Бобр, выдвигался один единственный кандидат. Как правило, руководитель местного предприятия, директор школы или чиновник. Ни один оппозиционный демократ не выиграл. Журналист Алесь Пилецки (Aleš Pilecki) из независимой газеты «Наша Нiва» в связи с этим поражением задается вопросом, какова сейчас роль белорусской оппозиции: «Их деятельность щедро финансируется Западом, они представлены во всех городах, регионах и во многих деревнях, и на выборы во всей стране от них идет только 300 кандидатов?».
 
Представители оппозиции предлагают все те же лица, они не могут придумать общую стратегию, ругаются и теперь уже даже не пытаются найти общего кандидата в президенты. Раскол влияет на способность действенно реагировать на то, что происходит, например, мобилизоваться для участия в муниципальных выборах, где оппозиция могла обратиться к потенциальным избирателям, но эту возможность практически не использовала. Как считает Пилецки, существует один выход – лишить оппозицию европейских средств, только так она сможет снова бороться с режимом Лукашенко.

Минский Дон Кихот

Несмотря на ряд оппозиционных партий и движений, по мнению журналиста, сложно найти кого-то, кто продемонстрирует, что еще не все потеряно. «Я не представляю, чтобы к власти в демократической Белоруссии когда-то пришли люди, которые заявляют, что гомосексуалистов необходимо сдавать милиции», - Пилецки говорит о призывах некоторых христианских демократов.

Одним из тех, кто продолжал действовать, был политик, выдвинувший свою кандидатуру на выборах в одном хмуром районе на западе Минска. Тридцативосьмилетний Алесь Логвинец (Aleš Lahviniec) изучал политологию в Страсбурге, работал переводчиком в Европейском парламенте. Он вел интенсивную кампанию в своем округе, ежедневно встречался с людьми, ходил из квартиры в квартиру и представлял свою концепцию многофункциональной деревенской территории для молодых людей. Парк для скейтеров, впрочем, как и тот факт, что кто-то вообще хочет заниматься строительством такого парка, в Белоруссии редкость. Представители местных комитетов решений не принимают, они главным образом выполняют распоряжения мэра. Поэтому даже на предвыборных плакатах вы не найдете ни программы, ни целей кандидатов. Важно только то, сколько кандидату лет, на каком предприятии он работает и сколько зарабатывает. Логвинец считает, что мысль избирателя идет по двум направлениям. Если плакат кандидата высокий, это означает, что он много наворовал, а если плакат слишком низкий, это свидетельствует о неспособности кандидата.

В рамках предвыборной кампании Логвинец сумел организовать самый крупный митинг оппозиции, на который пришли около 90 человек. «Половина были мои знакомые, их друзья и еще подставные агенты КГБ. Около 20% тех, кто там был, я убедил прийти на улице», - объясняет он сразу после встречи. Все время, отданное предвыборной кампании, десятки дней и даже ночей, когда он писал различные жалобы и просьбы, в конечном счете, принесли ему предпоследнее место среди семи кандидатов и 3% голосов. «Все знают, что голоса на самом деле никто не считает, - говорит Логвинец за стаканом традиционного кваса в своей квартире, - Но я использовал возможность, я поговорил с людьми, так что я доволен».
 
Советизация

Дорога от розового вокзала в деревне Бобр проходит через густой сосновый лес. Сквозь деревья просвечивают военные вышки и высокий бетонный забор. Здесь спрятан самый крупный в Белоруссии склад боеприпасов. Многие местные жители работают здесь охранниками. В месяц за три рабочих дня в неделю они получают 300 долларов, это больше, чем зарплаты учителей и продавцов.

Люди работают неполный рабочий день, половину или треть рабочего дня, и именно благодаря этому официальное количество безработных сохраняется на минимальном уровне. Даже несмотря на кризис, официальная безработица в стране уже четвертый год составляет 1,6%. Но экономический кризис и споры с Россией сильно отразились на жизни людей. Инфляция превышает 10%, цены, кроме регулируемых цен на основные продукты, растут. Например, стоимость привезенного подержанного автомобиля, по сравнению с 2008 годом, возросла вдвое. И вся электроника дороже, чем в Польше.

«Наша «система Лукашенко» исходит от самих людей. Народ очень пассивный – советизированный, - объясняет Алесь Пилецки, - Люди не верят в себя, они просто ждут, когда правительство им что-то даст. И хотя они жалуются на власть, своей ошибки они не видят. Вместо того чтобы, например, пойти на курсы английского и потом найти хорошую работу, они лучше потратят время в очередях в ожидании льготных кредитов или дешевого жилья. А политика их вообще не интересует».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.