На прошлой неделе Россия и Казахстан объявили, что они будут развивать проект таможенного союза без участия предполагавшегося третьего партнера – Белоруссии. По словам премьер-министра России Владимира Путина «единственным» препятствием к участию Белоруссии стал спор об экспорте нефти. Однако, несмотря на эту дипломатическую риторику, многие считают, такой шаг очередным признаком разрыва между Москвой и Минском. По мере того, как противоречия между Россией и Белоруссией нарастают, споры о том, кого Кремль поддержит на предстоящих белорусских выборах, разгораются все активнее.

«Впервые кандидатом Москвы станет не Александр Лукашенко, - заявил на прошлой неделе редактору журнала Foreign Policy Джошуа Китингу (Joshua Keating) лидер движения «За свободу» Александр Милинкевич. – Москва в нем очень разочарована. Он не выполнил своего обещания объединить две страны и начал заигрывать с Западом. Для нас в геополитическом смысле это испытание, проверка того, какое направление мы выберем». Миленкевич дал этот комментарий в Вашингтоне, в который он прибыл, чтобы получить поддержку для собственной кандидатуры– ранее в мае он объявил, что будет соперничать с Лукашенко на президентских выборах, которые должны состояться до февраля.

Очередным свидетельством разрыва между Москвой и Минском стало сделанное в пятницу заявление российского премьер-министра Владимира Путина о том, что Россия и Казахстан будут развивать проект таможенного союза без участия Белоруссии.

Таможенный союз, идею которого Путин впервые выдвинул год назад, должен был объединить три страны в единую зону свободной торговли. Хотя его экономическое значение невелико – по словам главного экономиста банка UniCredit Владимира Осаковского, «сама идея таможенного союза была, скорее, политической реакцией на трудности со вступлением России в ВТО», – политическая цена исключения Белоруссии из проекта может оказаться весьма серьезной.

В пятницу Путин заявил журналистам, что проблемы с Белоруссией связаны с вопросом об «экспортных пошлинах на нефть и нефтепродукты». Президент Белоруссии Александр Лукашенко хотел, чтобы отказ от экспортных пошлин распространялся и на российскую нефть и нефтепродукты, на долю которых приходится 70 процентов белорусского импорта. Фактически, по мнению ряда экспертов, Лукашенко с самого начала был согласен на таможенный союз только при том условии, что договоренности будут распространяться и на импорт нефти – хотя Белоруссия и без этого получает беспошлинно около 6,3 миллионов тонн нефти в год.

Так как Россия и Белоруссия составляют «Союзное государство», между ними уже сейчас существует зона свободной торговли – на бумаге. На практике же обе стороны накладывают на торговлю друг с другом множество ограничений – по последним подсчетам, Россия установила против Белоруссии 17 торговых барьеров, а Белоруссия против России – 22.

Итак, если Москва будет кого-то поддерживать, кто это может быть? Милинкевич, возможно, думает о себе. Однако американский журнал Newsweek недавно предположил, что речь может пойти о бывшем заместителе министра иностранных дел Андрее Санникове. Санников – сановный и заслуженный кадровый дипломат – вышел из правительства в 1996 году накануне референдума о внесении поправок в белорусскую конституцию, который, по его словам, «полностью изменил страну», уничтожив разделение властей и сделав Лукашенко верховным лидером. Позднее он стал одним из основателей «Хартии`97», оппозиционного сайта, в офисах которого милиция регулярно устраивает обыски. Сейчас он возглавляет «Европейскую Белоруссию» - лоббистскую организацию, которая борется за вступление Белоруссии в Европейский Союз и представляет площадку для критики режима Лукашенко, который Санников открыто сравнивает с гитлеровской Германией.

«В 1995 году в интервью немецкой газете Лукашенко заявил, что он рассматривает гитлеровскую модель как модель для Белоруссии. И я считаю, что он был верен этому курсу», - говорит Санников. На самом деле, различия между лукашенковской Белоруссией и нацистской Германией, конечно, очевидны. Лукашенко нельзя назвать агрессивным диктатором, он не склонен ни к милитаризму, ни к идеям расового превосходства. Нет в Белоруссии и однопартийной системы. Как признает сам Санников, Лукашенко не стал создавать правящую партию – вероятно потому, что он опасается, как бы она не организовала против него переворот.

Однако, несмотря на то, что сравнения с Гитлером явно преувеличены, оппозицию в стране действительно притесняют. Александр Казулин, оппозиционный кандидат на президентских выборах 2006 года, был арестован за «подстрекательство к массовым беспорядкам». Молодых активистов нередко призывают в армию, а Санников убежден, что его телефон прослушивают, а электронную почту читают. Помехи при пересечении границы он называет «обычным делом».

За последние несколько месяцев отношение к инакомыслящим дополнительно ужесточилось. В марте милиция ворвалась в минские офисы «Хартии'97» и конфисковала восемь компьютеров. Затем был принят новый закон, вступающий в силу с 1 июля, который обязывает всех, кто пользуется интернет-кафе, предоставлять свои паспортные данные и позволяет закрывать такие сайты, как «Хартия'97», раз и навсегда. Когда Санников недавно отправлялся в Лондон, его ноутбук конфисковали, а ему самому едва позволили покинуть страну. Его жене, корреспонденту либеральной российской «Новой газеты» в Минске, на допросе в милиции сказали, по словам Санникова, «забыть» о ноутбуке.

В оппозиционных кругах многие считают, что подобные жесткие меры указывают на то, что Лукашенко осознает свое тяжелое положение. «Лукашенко очень боится предстоящих президентских выборов, боится, как никогда раньше, - пишет в своем блоге редактор «Хартии'97» Наталья Радина. – Он знает, что давно лишился народной поддержки, и понимает насколько опасно 17 лет подряд подтасовывать результаты выборов». Так же полагает и Санников. «Я не думаю, что он вообще популярен. Скажем, пять-шесть лет назад существовали сторонники Лукашенко, которые не боялись за него выступать и делали это с готовностью. Сегодня слышна только критика», - утверждает он.

Он признает, что основывается на неофициальных данных. Фактически, его отказ доверять даже тем опросам общественного мнения, которые подтверждают его подозрения – таким, как недавние исследования минской лаборатории «НОВАК», согласно которым рейтинг Лукашенко не превышает 37 процентов, а 51 процент белорусов выступает за смену президента, - означает, что мнение Санникова подкреплено только разговорами со знакомыми. Тем не менее, он настаивает на том, что разочарование наблюдается по всей стране.
 
Если он прав, не окажутся ли выборы, на которые он выставил свою кандидатуру, легкой прогулкой? Вряд ли, недаром ведь ОБСЕ заявила, что выборы 2006 года сопровождали «серьезные нарушения, связанные с произволом государственной власти и ограничениями основных прав». «Все начинается еще с регистрации, - объясняет Санников. – Кандидат должен для начала организовать «инициативную группу» по сбору подписей, причем власти могут по тем или иным причинам не утвердить часть ее членов. Затем группа должна собрать за 30 дней 100 000 подписей – если она не уложатся в срок, или часть подписей окажется фальшивыми или неподходящими, кандидата снимут с выборов». Наконец, если кандидата даже зарегистрируют, остается подсчет голосов, который, по словам Санникова, «несомненно» будет подтасован.

Есть и другие проблемы. Санников – не единственный кандидат от «оппозиционного движения», которое, в сущности, представляет собой целую плеяду организаций и отдельных политиков. В число различных партий и «гражданских движений» входят «За свободу», «Демократическая Белоруссия», «Белорусский народный фронт» (с тех пор, как Лукашенко запретил использовать слово «Белоруссия» в названиях партий, он называется БНФ), «зеленые» и христианские демократы – и это далеко не все. Потенциальными кандидатами считают лидера движения «За свободу» Милинкевича и Санникова. Некоторые также рассматривают кандидатуру поэта Владимира Некляева – организатора кампании «Говори правду».

Санников не хочет вести переговоры с Милинкевичем, потому что тот в прошлый раз предал движение, предпочтя не выступать против Лукашенко, а попытаться убедить его сблизиться с Европейским Союзом, однако для переговоров с прочими силами он открыт. Однако, если он захочет завоевать дружбу Кремля, у него будут в этом конкуренты. В понедельник генерал Валерий Фролов, бывший депутат белорусского Национального собрания, якобы заявил, что «серьезно думает» о том, чтобы выдвинуться в качестве пророссийского кандидата.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.