А также: Москва, Запад и белорусские выборы. - Уроки смены президентов в Бишкеке и Киеве - для власти, оппозиции и общества в Беларуси. - Экономика, права человека или репрессивный аппарат - что будет более важным через полгода? Эти темы  в очередной программе телевидения «БЕЛСАТ» «Неделя с Радио Свобода» обсуждают аналитики Юрий Дракохруст и Ян Максимюк, Ведущий - директор белорусского службы «Радио Свобода» Александр Лукашук.

Лукашук:
В этой последней передаче сезона мы вспомним главные события этого почти завершившегося полугодия и попытаемся спрогнозировать, куда приведут повороты, совершенные в этом году.

1. Беларусь Россия


Белорусско-российские отношения начались в этом году с энергетической, нефтяной войны, энергетической войной, но теперь уже газовой войной эти 5 месяцев и завершаются. Весь январь шел спор, сколько Беларусь будет получать беспошлинной нефти. Дело тогда чуть не дошло до прекращения поставок и транзита. Спор продолжается и поныне. Но буквально в последние недели выяснилось еще одна проблема: по «Газпрому» - Беларусь произвольно платила в этом году за полученный газ по прошлогодним ценам. Что означают эти войны и стоит ли ждать их продолжения дальше, во втором полугодии?

Дракохруст:
Эти войны означают, что Россия уже года четыре последовательно и целенаправленно проводит политику лишения Беларуси торговых преференций. Параллельно делаются шаги, уменьшающие нынешнюю зависимость России от Беларуси. Кстати, в апреле, наконец, началось строительство газопровода «Северный поток». А обходного нефтепровода БТС-2 уже построили 500 километров. В этой ситуации у официального Минска немного рычагов противодействия. Один из них - навязать ближний бой, конфликт, перевести противоречия в политическую плоскость, чтобы если не остановить, то хотя бы приостановить движение этого российского катка. Увидим ли мы продолжение этих войн во втором полугодии? Вполне возможно. Во-первых, не решены спорные вопросы, заложенные в первом полугодии, причем газовый конфликт имеет даже больший потенциал для раздувания. К тому же в России прекрасно понимают, что плохие экономические сюрпризы для Александра Лукашенко именно сейчас - вещь особенно опасная. Ведь скоро выборы. Оно, конечно, счетная машина готова к работе, но резкое падение уровня жизни белорусов может сделать итоги кампании непредсказуемыми. Дело не в том дело, что этот уровень россияне специально опустят. Но это та ситуация, когда угроза сильнее исполнения.

Лукашук: Ян, ну может не всё так и грустно? Вот именно в этом полугодии, вопреки ожиданиям скептиков, в Беларусь пришла первая венесуэльская нефть: танкер разгрузился в Одессе, и по железной дороге нефть была доставлена на Мозырский НПЗ. Обсуждаются возможности транзита нефти из Венесуэлы и через Балтийские порты на Новополоцкий НПЗ, объявлено, что до конца текущего года Беларусь получит 4 миллиона тонн венесуэльской нефти. По мнению некоторых экспертов, это полностью меняет энергетическую ситуацию в регионе. Ян, вы согласны с такой оценкой? В какой степени нефть от Уго Чавеса в перспективе может снизить зависимость Беларуси от российской нефти?

Максимюк:
Вспомним, что Беларусь получает из России ежегодно около 6 миллионов тонн нефти на домашние нужды и 14 миллионов тонн на переработку для иностранных потребителей. Если иметь в виду только белорусских потребителей, то обещанные 4 миллиона тонн нефти из Венесуэлы - это неплохой задаток для того, чтобы белорусская промышленность не перестала работать, даже если Москва полностью прекратит подачу своей нефти. Так что тут, можно сказать, президент Беларуси и на самый худший вариант развития событий обеспечил страну. Вопрос на самом деле в том, как долго такая нефтяная сделка может удовлетворять президента Венесуэлы Уго Чавеса? Ведь если принять во внимание, что поставки венесуэльской нефти для Беларуси окупаются, то прибыль Венесуэлы от таких поставок или минимальная, или его вовсе нет. Иначе говоря, это нефть за объятия и поцелуи. В таких сделках Александр Лукашенко - большой мастер. В чем ещё состоит оптимизм этого венесуэльского нефтяного вопроса? Наконец Минск вынужденно почувствовал необходимость поиска диверсифицированных источников получения энергоресурсов, и это хорошо. Разумеется, это хорошо в первую очередь для правящего режима, но в перспективе это хорошо и для страны в целом. Беларуси надо потихоньку слазить с этой российской нефтегазовой иглы.

2. Бишкек-Киев-Минск

Лукашук:
Связи между странами СНГ не самые тесные. Но иногда события в одной из них оказывают чрезвычайно существенное влияние на другие, показывают образец, рамку изменений. Апрель разразился новой революцией в Кыргызстане. Новым был не только ее кровавый и скоротечный характер, но и совсем другая международная среда, отличная от той, что была во время волны цветных революций в Грузии, Украине и в том же самом Кыргызстане. Россия сразу же признала новые революционные власти страны. Тем временем Александр Лукашенко очень резко осудил переворот в Бишкеке. И осуждение не ограничилась словами, белорусский правитель дал убежище в своей стране свергнутому президенту Кыргызстана Курманбеку Бакиеву, что вызвало определенное раздражение Москвы. Но Лукашенко с помощью Бакиева повел свою игру.

В мае ситуация в Кыргызстане вновь резко обострилась, юг страны охватили новые кровавые волнения. Тем временем новые кыргызские власти прислали в Минск официальный запрос на экстрадицию Бакиева, которого обвиняют в расстреле невооруженных людей и хищении казны. Лукашенко публично заявил, что не выдаст своего гостя. На что рассчитывал и рассчитывает белорусский президент, принимая в себя свергнутого коллегу, раздражая Москву и отказываясь его выдать?

Дракохруст:
Рассчитывал продемонстрировать свою солидарность с авторитарными вождями, рассчитывал показать свою политическую силу, как белорусам, так и иностранцам, рассчитывал показать Москве, что его так же просто, как Бакиева, не сбросить. Возможно, в этом был и определенный политический расчет, ведь волнения на юге Кыргызстана, которые начались с 17 мая, показывают, что ситуация там далека от успокоения.

Лукашук:
В феврале президентом Украины был избран Виктор Янукович. Это избрание выглядит настоящим переворотом, как в символической, так и в практической политике. Именно Янукович был главным антигероем «оранжевой» революции 5 лет назад. Теперь он взял реванш. Ряд шагов нового президента вызывает у многих опасения в том, что Украина при Януковиче возвратится в сферу влияния России. Я имею в виду прежде всего украинско-российское соглашение «Дешевый газ в обмен на продолжение аренды Севастополя». Следует отметить, что с предшественником Януковича - Виктором Ющенко, у Александра Лукашенко, как ни странно, были прекрасные отношения. А как начинают складываться его отношения с Януковичем? Как вообще новая Украина, новое качество украинско-российских отношений сказывается на белорусско-российских отношениях?

Максимюк:
Возможно, что у Лукашенко были хорошие отношения с Ющенко. Однако ни тот, ни другой не использовали потенциала этой, так сказать, взаимной приверженности. Не знаю, как назвать отношения Лукашенко с Януковичем, но думаю, что их можно назвать прагматичными. И эффективными. Лукашенко договорился с Януковичем о разгрузке и транспортировке венесуэльской нефти. Я не исключаю, что оба президента, во время их встречи в Минске поговорили и о нефтепроводе Одесса-Броды, который Беларуси мог бы пригодиться, если бы поставки венесуэльской нефти оказались стабильными и долгосрочными. В любом случае, прошу заметить, что Янукович взял с собой в Минск дюжину министров своего правительства. Когда такое было при Ющенко? Конечно, Янукович является заложником своего электората с левобережной Украины, но, я подчеркну, нет оснований сомневаться, что его политика - проукраинская Она проукраинская, хотя некоторые акценты в ней расставлены иначе, чем в политике его предшественника, Виктора Ющенко. И эта проукраинская политика требует прагматичных и эффективных отношений с Беларусью. О пользе таких прагматичных отношений, несомненно, говорит и недавняя ратификация соглашения о белорусско-украинской границе, которая тянулась неизвестно сколько лет, и при Кучме, и при Ющенко. А при Януковиче проблема все-таки разрешилась.

3. Брюссель и Минск

Лукашук:
7 мая исполнился год программе «Восточное партнерство». Как выглядят сейчас результаты партнерства и перспективы белорусско-европейского диалога? Стоит, видимо, отметить некоторые ключевые точки текущего взаимодействия Беларуси с Евросоюзом: конфликт вокруг Союза поляков, конфликт вокруг Евронеста, отклонение приглашения Лукашенко на празднование годовщины Независимости в Литве, поведение официального Минска после гибели президента Польши Леха Качинского. Каковы причины и последствия всего этого?

Максимюк:
Я думаю, Александр Лукашенко не очень хорошо понял, в чем смысл «Восточного партнерства». По-моему, ему казалось, что это - прежде всего эффективный путь к тому, чтобы Беларусь без проблем получала кредиты Запада, а он сам получит признание на европейской политической сцене как полноформатный политик. Ни то, ни другое не произошло, а потому Александр Лукашенко разочаровался: «Запад меня кинул», и пока что потерял охоту к дальнейшему движению в Европу. Но есть проблемы и на другой стороне - фактически никто в Брюсселе четко не представлял себе, а чего действительно нужно и можно достичь этой инициативой. Политики Евросоюза говорят, что «Восточное партнерство» - это не инструмент отвлечения постсоветских стран от России. Если нет, то инструмент для чего? Приблизить эти страны к России? Все замыкается в кругу довольно абстрактных и расплывчатых формулировок о демократизации и приближении законодательства к европейским стандартам, однако под это нет ни солидных денег, ни солидных пряников. Возможно, безвизовое соглашение ЕС с участниками «ВП» сдвинет эту инициативу с места.

Дракохруст:
Я думаю, что с одной стороны здесь было взаимное непонимание. Европа хотела от Беларуси внятных шагов в направлении к политической демократизации, но не дождалась. Я здесь имею в виду даже не этот, а прошедший год. С другой стороны, ряд конкретных экономических предложений и проектов Минска в рамках «Восточного партнерства» был отклонен Евросоюзом. И тут наступила избирательная пора. Поскольку власть посчитала, что никаких особых благ, по крайней мере, из тех, что ожидались, Европа не дала, ну так и переход, извините за каламбур, в обычный чрезвычайный режим избирательной кампании прошел довольно гладко, без внутренней борьбы. Не исключено, что диалог с Европой будет восстановлен только после президентских выборов.

4. Оппозиция, права человека

Лукашук:
По мнению многих экспертов, в этом году неуверенные прошлогодние колебания между политической оттепелью и заморозками сменились четким наступлением политической зимы, фронтальным наступлением властей на права человека, политические и гражданские свободы. Вердикт в деле Автуховича, жестокие обыски в офисах газет и общественных инициатив, в квартирах политиков, общественных деятелей и журналистов, уже названное дело Союза поляков, странные местные выборы, на которых из более чем 21 тысячи мандатов оппозиция получила лишь 9 – вот, пожалуй, самые громкие проявления этого политического похолодания. Опять же, почему власть пошла на это, помимо прочего, бросая вызов Европе, в сотрудничестве с которой она, кажется, заинтересована?

Максимюк:
Перед каждыми президентскими выборами в Беларуси давление и преследование оппозиции и независимого общества явно усиливается. Диалог с Европой не убежит, а вот выборы прозевать нельзя - так, по-моему, думает режим. Что касается усиления давления на независимое общество, то я думаю, что в нынешней избирательной кампании всё будет, как и прежде. Полагаю, что на Белорусском телевидении  уже готовят новые сюжеты о дохлых крысах и сатанинском облике оппозиции.

5. Президентские выборы. Условия и кандидаты

Лукашук:
Точно неизвестно, когда состоятся новые выборы, но последний срок - 6 февраля 2011 года. Скоро. Сам Лукашенко в недавнем интервью агентству «Reuters» дал понять, что будет баллотироваться, в чем, собственно, никто и не сомневался.
А что происходит в оппозиционном, альтернативном лагере? Чем нынешняя ситуация схожа, а в чем отличается от тех, что были в 2001 и 2006 годах? Каковы шансы на то, что будет единый кандидат от демократических сил?

Дракохруст: Возможно, я и ошибаюсь, но мне кажется, что на этот раз стремление к выдвижению единого кандидата значительно меньше, чем было на предыдущих выборах. Ярким показателем этого стал раскол в белорусском независимом блоке, который в прошлом году создавался через раскол ОДС с целью объединения идеологически близких сил. Уже сейчас достаточно много политиков объявили о своем намерении участвовать в выборах, напомню, это Николай Статкевич, Виталий Римашевский, Алесь Михалевич, Андрей Санников, Александр Милинкевич. И на подходе, судя по всему, еще несколько политиков. Поговорить о необходимости единого кандидата готовы все. Но у каждого проекта по его определению, похоже, оказывается больше оппонентов, чем сторонников. Единого кандидата может точно назвать какое-то событие. Не исключено, например, что таким событием станет атака на инициативу «Говори правду».

Лукашук: Ян, а как вы оцениваете значение гражданской инициативы «Говори правду»? Она появилась в этом году, но уже заставила говорить о себе. Стремительное разворачивание кампании, завеса секретности вокруг как политических планов, так и источников финансирования, повальные обыски с абсолютно нелепыми обвинениями – и всё это про «Говори правду». Некоторые полагают, что репрессиями против кампании власти сами создали единого кандидата из лидера кампании Владимира Некляева?

Максимюк: По-моему, кампания с самого начала задумывалась как стартовая площадка для президентского претендента. Власти последними действиями только ускорили этот процесс, четко ткнув пальцем во Владимира Некляева. Почему реакция властей была такая стремительная? Ведь здесь, как все почувствовали, задействованные спонсоры из России. Я не знаю, кто точно - российские олигархи, белорусские бизнесмены, уехавшие из лукашенковской Беларуси, или кто-либо другой... Это на самом деле не так существенно. Кампания «Говори правду» - это сигнал того, что и в России не против смены Лукашенко. И белорусскому президенту будет не так просто объяснить электорату, почему сейчас его хотят сбросить братья-русские, фактически тот же народ, в любви к которому он столько раз признавался. Российские деньги для кампании «Говори правду» - это колода под ноги или ветер в спину ее активистам? Это же не американские деньги, а наши, так сказать, русские, против Лукашенко, который уже не совсем такой русский, как раньше ... Так вот президент Беларуси и занервничал. Эти выборы будут довольно тяжелыми, признался он месяц назад. От себя добавлю, что эта избирательная кампания будет менее предсказуемая и гораздо интереснее, чем предыдущие президентские кампании в Беларуси.

Перевод: Светлана Тиванова

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.