Означает ли видеообращение Дмитрия Медведева, что Россия решила не признавать итоги президентских выборов в Беларуси? Встретятся ли еще когда-нибудь Дмитрий Медведев и Александр Лукашенко в качестве руководителей своих государств? На эти и другие вопросы в передаче «Экспертиза Свободы» отвечают: из Минска - шеф-редактор газеты «Народная воля» Светлана Калинкина и из Москвы - доцент Московского государственного института международных отношений Кирилл Коктыш. Ведущий - Виталий Цыганков.

Цыганков: Каковы главные цели видеообращения Медведева? Какой эффект это заявление окажет на белорусско-российские отношения?

Калинкина: Главная цель этого видеообращения - послание Лукашенко, белорусам и россиянам. Послание следующего содержания: во-первых, никому не будет разрешено по-хамски относится к руководству России, во-вторых, Александр Лукашенко как партнер оценивается адекватно и может не рассчитывать на хорошее отношение, и, в-третьих, российский и белорусский народы должны быть свободными и жить в демократических странах. Это сказано в самом конце послания Медведева. Для меня посыл очевиден - Россия больше не хочет видеть в Беларуси тот режим, который существует сейчас. И Россия больше не хочет закрывать глаза на то, что здесь происходит.

Коктыш: Главное – Медведев, по сути, снял ту интригу, которая иначе тянулась бы до самого момента выборов: признает Москва итоги президентских выборов или нет. Из заявления Медведева явно следует - нет, не признает, и что Россия готова пойти на такой шаг. Это довольно сильное дипломатическое заявление, и оно сделано после того, как Медведев победил Лужкова и перешел в категорию тяжеловесов. Медведев заявил, что Лукашенко вышел за рамки дипломатического и политического дискурса, и президент России не считает это приемлемым и допустимым. Кажется, что ситуация окончательно решена - Россия решила, что с господином Лукашенко она больше договариваться не будет.

Цыганков: Кирилл, по-вашему, что это конкретно означает? Полагаю, Медведев не зря упомянул историю с бывшим украинским президентом Виктором Ющенко, когда Медведев высказывал свое негативное отношение к нему и после этого с ним не встречался. Означает ли это, что Медведев более не будет встречаться с Лукашенко, по крайней мере, в качестве руководителя Беларуси?

Коктыш:
Очевидно, так. Медведев не захочет встречаться с Лукашенко. Но он заявляет, что он уважает белорусское общество, и уважает белорусский народ, и будет готов разговаривать с любым другим представителем белорусского народа, если он будет избран. Но, вспоминая недавнюю ремарку Медведева в Китае, можно предположить, что пока Москва не ждет, что другой человек может придти к власти в результате этих президентских выборов. Так что заявление Медведева - это подготовка к периоду более или менее длительной конфронтации. Эта конфронтация может быть довольно тяжелой. Непризнание результатов выборов означает нелегитимность власти и невозможность для Беларуси модифицировать те соглашения, в которые она входит. Конечно, существующие договоры никто отменять не будет, но в случае с новым проектом - Единое экономическое пространство, которое должно начать строиться в конце зимы - существует реальный риск, что Беларусь может не иметь представителя, который будет уполномочен вести переговоры. Таким образом, Беларусь может просто выпасть из интеграционных процессов на постсоветском пространстве.

Цыганков:
Светлана, согласны ли вы с такими довольно радикальными выводами, которые предложил Кирилл Коктыш? Я напомню, что за 15 лет своего президентства Александр Лукашенко неоднократно имел личные конфликты с российскими президентами Борисом Ельциным, Владимиром Путиным. Почему не считать, что снова простят, помирятся, и все будет в порядке?

Калинкина: Это уже не только личный конфликт. Это уже более серьезные противоречия между руководством Беларуси и России, между политическими идеологиями, между внешнеполитическими курсами двух стран. Прогноз Кирилла я считаю весьма оправданным. Хочу только напомнить, что голосование 19 сентября вряд ли можно назвать выборами. Скорее всего, Медведев хорошо понимает, что своими заявлениями он провоцирует серьезный политический кризис внутри Беларуси. Возможно, послание - это и есть предсказание этого кризиса и попытка объяснить, почему он произошел. Ведь если выборы не будут признаны Россией и Европой, Лукашенко становится нелегитимным руководителем. И при всем желании с ним встречаться, легитимный глава России - Медведев, Путин, Иванов, Петров - не сможет это делать. Ведь не избранный легитимно человек не имеет права занимать эту должность. Это действительно начало серьезного политического кризиса, единственный выход из которого - это проведение свободных выборов. На что Александр Лукашенко, как я понимаю, пойти не может.

Коктыш:
Хочу добавить, что Медведев никогда за два года президентства не брал свои слова назад. И никогда не уступал, если что-то объявлял. Начиная с Южной Осетии, продолжая Украиной и заканчивая Лужковым. До сих пор не было исключений, чтобы, входя в конфликт, Медведев не выиграл. Путин мог замахнуться и не ударить. А Медведев демонстрирует совсем другой стиль: он посягает редко, но, замахнувшись, не отводит руку назад.

Перевод: Светлана Тиванова

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.