Нарушение Конституции и Избирательного кодекса — это преступление. Референдум 1996 года полностью уничтожил разделение ветвей власти в Белоруссии. Сегодня наступил как раз тот момент, когда власти надо напомнить о ее нелегитимности. Рано или поздно белорусский народ пересмотрит итоги того ноябрьского референдума и поймет, что он стал именно той точкой отсчета, которая в Беларуси покончила с честными и легитимными выборами.

Вопреки вердикту Конституционного Суда


После первого референдума 1995 года отношения между Верховным советом и президентом не нормализовались. Противостояние зашло настолько далеко, что в спор вмешалась судебная власть. Конституционный Суд Республики Беларусь принял позицию депутатов Верховного совета в части того, что Александр Лукашенко злоупотребляет своими полномочиями, издавая указы, не соответствующие Конституции и другим законам. Он признал 18 указов президента не соответствующими Конституции и предложил привести их в соответствие с Основным законом страны.

Но Лукашенко уже не реагировал на решения Конституционного суда. Конечно, он понимал, что главным препятствием на пути к его безграничной власти является Конституция и Верховный совет 13-го созыва, не позволявшие главе государства диктовать свою волю судебной и законодательной властям. В августе 1996 года президент начинает говорить о необходимости внесения изменений в действующую Конституцию с целью усиления президентской власти. Вот с этого момента и начинается решительное противостояние Верховного совета 13-го созыва любым изменениям в Конституции. Было очевидно, что Лукашенко решил закрепить свою единоличную власть именно через ломку Конституции, стремясь в дальнейшем поставить в зависимость от себя и законодательную, и судебную власти, и органы местного самоуправления. Фактически страна становилась заложницей воли одного человека. С этого момента среди депутатов начинается активная проработка вопроса об импичменте президенту Лукашенко за грубые нарушения Конституции.

Депутаты спешили собрать нужное количество голосов для отстранения президента от должности, а президент всячески старался быстрее провести референдум, после которого его никто бы уже не смог сместить с занимаемого поста. Поэтому две ветви власти пошли на конфликт, получивший широкий резонанс не только в Белоруссии, но и за ее пределами. Все попытки депутатов остановить навязываемый референдум не приносили результатов. Более того, предложенный Верховным советом вариант вопросов для вынесения на всенародное голосование игнорировался исполнительной властью. Все государственные СМИ вели речь только о поправках, представленных президентом.

Правовым основанием для проведения референдума послужило постановление Верховного совета Республики Беларусь от 06.09.1996 г. «О проведении республиканского референдума в Республике Беларусь и мерах по его обеспечению». Выносились на обсуждение две группы вопросов: инициированные президентом и инициированные группой депутатов Верховного совета.

Президент предложил следующие вопросы:

1. Перенести День независимости Республики Беларусь (День Республики) на 3 июля — День освобождения Белоруссии от гитлеровских захватчиков в Великой Отечественной войне.

2. Принять Конституцию Республики Беларусь 1994 года с изменениями и дополнениями (новая редакция Конституции Республики Беларусь), предложенными президентом Республики Беларусь А.Г.Лукашенко.

3. Выступаете ли Вы за свободную, без ограничений, куплю и продажу земли?

4. Поддерживаете ли Вы отмену смертной казни в Республике Беларусь?

Вопросы, предложенные группой депутатов Верховного Совета:

1. Принять Конституцию Республики Беларусь 1994 года с изменениями и дополнениями, предложенными депутатами фракций коммунистов и аграриев.

2. Выступаете ли Вы за то, чтобы руководители местных органов исполнительной власти избирались непосредственно жителями соответствующей административно-территориальной единицы?

3. Согласны ли Вы, что финансирование всех ветвей власти должно осуществляться гласно и только из государственного бюджета?

4 ноября 1996 года Конституционный суд Республики Беларусь вынес решение: назначенный референдум по изменению Конституции не может быть признан законным, поскольку полностью противоречит ст.78 Конституции РБ, гласившей, что порядок проведения республиканских референдумов определяется законом. На тот момент отсутствовала регламентация порядка изменения и дополнения Конституции путем референдума. Также суд установил, что п.3 постановления Верховного совета от 06.09.1996 года в части того, что его результаты будут иметь обязательный характер, также противоречит действующей Конституции Белоруссии и законам Республики Беларусь. В ходе обсуждения предложенных проектов было установлено, что эти изменения и дополнения по сути являются новыми Конституциями, поскольку своим содержанием полностью меняют структуру Конституции 1994 года, что противоречило ст.149 Конституции, а поэтому результаты референдума по вопросам изменения действующей Конституции могут быть признаны только рекомендательными.

Венецианская комиссия, специализирующаяся на оценках конституционных проектов, поддержала решение Конституционного суда Белоруссии: референдум не может носить обязательный характер, — и призвала главу государства и Верховный совет поддержать заключение КС.

Верховный совет на основании решения Конституционного суда 06.11.1996 года внес изменения в свое постановление от 06.09.1996 года и признал, что на обязательный референдум выносятся только вопросы о переносе Дня независимости Республики Беларусь (Дня Республики) и о выборности руководителей местных органов власти.

Несмотря на решение Конституционного суда, Лукашенко 5 ноября 1996 года в нарушение Конституции и Закона «О народном голосовании (референдуме) в Республике Беларусь» издал Указ №455, в котором определил порядок вступления в силу решений республиканских референдумов об изменении и дополнении Конституции Республики Беларусь.

7 ноября Лукашенко издает Указ №459, согласно которому все результаты референдума будут носить обязательный характер, несмотря на то что 6 ноября Верховный совет принял постановление: обязательный референдум может пройти только по вопросам о переносе Дня Независимости и о выборах руководителей местных органов исполнительной власти. Также этот Указ определял, что решение Конституционного суда от 04.11.1996 года является незаконным, поскольку ограничивает конституционное право граждан на участие в референдуме, а следовательно, не имеет юридической силы. Фактически президент растоптал Конституционный суд, создав антиправовой прецедент. Ведь в законе о Конституционном суде четко и ясно сказано, что решения Конституционного суда являются окончательными и пересмотру не подлежат.

Виктор Гончар против фальсификаций

9 ноября началось досрочное голосование, но на избирательных участках так и не появился окончательный проект изменений и дополнений Конституции, выносимый на референдум президентом. Только через три дня избиратели увидели этот документ, что противоречило стст. 7, 8, 15 Закона о народном голосовании. Как мог в таких условиях голосовать избиратель, если он не видел, за что голосует?! В таких условиях референдум не может проводиться. Также не был вовремя вынесен на обсуждение и проект, предложенный Верховным советом. Только 21 ноября 1996 года появился альтернативный проект Конституции. Фактически за такой короткий срок граждане не могли с ним ознакомиться. Ведь данный проект был подготовлен юридически правильно, с учетом рекомендаций Конституционного суда. В нем предусматривалось, что президент избирается на шесть лет без права повторного переизбрания и выполняет представительские функции. Правительство формируется Верховным советом и ему подчиняется. При этом все изменения не нарушали принцип разделения властей.

Опасность проведения референдума состояла еще в том, что неконституционные изменения, вносимые президентом, в будущем можно было устранить только через проведение нового референдума. Всем было ясно, что в стране неконституционным путем совершается захват власти президентом.

Вся надежда была на председателя Центральной избирательной комиссии, депутата Верховного совета, известного политика и профессионального юриста Виктора Гончара. Многие были уверены, что уж он-то не допустит фальсификаций и результаты референдума не будут признаны легитимными из-за грубых нарушений законодательства во время его подготовки и проведения. С началом досрочного голосования к Виктору Гончару начали приходить сообщения из избирательных комиссий: идет массовая фальсификация результатов выборов, часть председателей на местах игнорирует указания ЦИК о подчинении только главе Центризбиркома. Гончар понимал, что выборы будут сфальсифицированы и надо что-то предпринимать для срыва всего избирательного процесса. Многие коллеги его осуждают за то, что он не дождался окончания референдума, когда мог бы сообщить о незаконности референдума как официальное лицо. Но именно его позиция по вопросу о массовых нарушениях подтолкнула депутатов к более активной работе по вынесению импичмента Лукашенко.

15 ноября 1996 года президент своим указом отстранил от должности Гончара, при этом не получив одобрения этого акта Верховным советом, как предусматривалось ст.83 Конституции, ст.14 Закона «О Верховном Совете Республики Беларусь». На это сразу же отреагировал председатель Конституционного суда Валерий Тихиня, который направил обращение на имя Лукашенко с требованием, чтобы он отменил свое решение, поскольку превысил свои конституционные полномочия. В соответствии с п.1 ст.100 Конституции президенту не предоставлялось право освобождать (назначать) председателя Центральной комиссии по выборам и проведению республиканских референдумов. К этому времени около здания Верховного совета на митинг собрались люди, чтобы поддержать депутатов. Но вице-спикер ВС Геннадий Карпенко обратился к гражданам с просьбой разойтись, дабы не нагнетать обстановку, поскольку была информация, что спецподразделения правоохранительных органов приведены в боевую готовность.

Все эксперты отмечают, что именно это деяние президента и подтолкнуло сомневавшихся депутатов поставить свои подписи под требованием отстранения президента от должности. Особенно когда на следующий день Гончар был просто при помощи грубой силы выдворен из собственного кабинета начальником службы охраны президента М.Тесовцом. Тем самым Тесовцом, который выкидывал депутатов из Овального зала незадолго до первого референдума, который не пропускал министра МВД Юрия Захаренко в его собственный кабинет.

В здание ЦИК не смогли зайти председатель Верховного совета Семен Шарецкий и генеральный прокурор Василий Капитан. Тогда же впервые Шарецкий официально заявил: «В республике начался неконституционный захват власти и установление диктатуры». В тот же день к вечеру в секретариат Верховного совета пришло заявление от группы членов ЦИК, которые сообщили, что дальнейшее пребывание Гончара на посту председателя Центризбиркома якобы невозможно, поскольку он не отвечает требованиям, предъявляемым к руководителю такого авторитетного органа. Что интересно, члены комиссии своих автографов под документом не поставили, лишь рукой замглавы администрации президента Михаила Сазонова на бумаге было написано: он подтверждает, что это письмо подписали девять человек из Центральной избирательной комиссии. Еще 14 ноября была запланирована встреча членов ЦИК с президентом. Однако в тот день Гончару позвонил секретарь комиссии Лихач и сказал, что встреча отменена. Только позже стало известно, что встреча была, но без Гончара. Члены ЦИК встретились с главой сдминистрации президента Михаилом Мясниковичем и его заместителем М.Сазоновым. Возможно, здесь и обсуждалось, что 15 числа В.Гончар будет смещен с поста председателя ЦИК. 16 ноября В.Гончар попытался провести заседание ЦИК, но все девять заявителей не пришли. Тогда вице-спикер парламента Сергей Калякин заявил, что фракция коммунистов будет инициировать импичмент президенту на очередной сессии. Поэтому без силового увольнения Гончара, возможно, и не началась бы процедура импичмента президенту.

18 ноября 1996 года подал в отставку премьер-министр Михаил Чигирь, который указал в своем заявлении: «Категорически возражаю против проведения 24 ноября референдума, так как при его подготовке допущены многочисленные грубые нарушения законодательства, исключающие свободное волеизъявление народа. Призываю во имя стабилизации обстановки в республике отменить намеченный референдум. В противном случае прошу принять мою отставку».

На такой принципиальный шаг пошли министр труда Александр Соснов и заместитель министра иностранных дел Андрей Санников.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.