Для Белоруссии соглашения между Россией и НATO только обостряют проблему ее неучастия в этом процессе панъевропейской интеграции.

Противостояние России и Североатлантического альянса после распада СССР всегда было политическими шахматами, на самом деле отчасти лишенными реальной подоплеки. Абсолютно очевидно, что возможность реального вооруженного конфликта между современными Россией и Западной Европой находится в сфере фантастики, и поэтому жесткие разговоры о регулировании вооружения и дислокацию войск звучали как минимум неестественно.

Настоящей повесткой дня было стремление обеих сторон (прежде всего России) сохранить лицо при реальном переформатировании отношений после распада СССР и Организации Варшавского договора. Стремительное продвижение военного блока, который до недавнего времени открыто рассматривался как враг, для руководства России неминуемо выглядело как поражение. Неуклонное присоединение вчерашних сателлитов СССР (и даже бывших советских республик) к НATO означало выход из-под влияния России - или по крайней мере это так выглядело. Все это било и по внутриполитической позиции российского правительства, и по постимперским сантиментам общественного мнения в стране.

В какой-то момент в начале 1990-х годов был утерян тактический момент для того, чтобы пригласить Россию в состав альянса и начать полноценно расстраивать систему европейской безопасности с участием всех затронутых сторон. Поэтому пришлось позволить процессу «допеть» еще полтора-два десятилетия.

Фантомная возможность войны с НATO все эти годы была сомнительным аргументом во внутренней политике России.

Эту угрозу подчеркивали консервативные политические силы, старые закаленные в СССР «ястребы» в околовластных институтах, военное лобби из генералов советского поколения. Кроме того, российская общественность крайне медленно отходила от рефлексов советского времени, массово осваивая рыночную экономику и западные стандарты потребления. Можно представить, впрочем, что в чем-то симметричными были настроения и в США, с поколением закаленных в «холодной войне» военных и политических полис-мейкеров.

Прогресс в отношениях России и НATO был возможен только после достижения общей политической и экономической стабилизации в России и смены поколений. Есть основания полагать, что эти цели относительно были успешно достигнуты. Недавний экономический кризис, в свою очередь, стимулировал склонность России к компромиссам и немного сбил неконструктивный реваншистский пафос в ее политических кругах.

В сфере безопасности Россия и Запад имеют вполне очевидные общие интересы, гораздо более реальные и серьезные, чем любые расхождения и политические игры. Борьба с терроризмом, поддержание стабильности в Центральной Азии требуют активного сотрудничества, и хорошо, что Россия и НATO пришли к этому.

Для Беларуси же соглашения между Россией и Североатлантическим альянсом только обостряют проблему ее неинтегрированности и неучастия в этом процессе панъевропейской интеграции. Белоруссия не может более оставаться дыркой между Россией и Западной Европой. Власть Белоруссии не может себе позволить играть на противоречиях между ними и не может опираться на поддержание только одного из этих субъектов.
В этом контексте демонстративный отказ белорусских властей в начале этой недели подписать решение по российско-белорусской региональной военной группировке выглядит наивно и беспомощно.

Для России эта группировка, очевидно, итак имеет мизерное значение в том, что касается реального соблюдения безопасности. Тем более что России невыгодно тратить реальные деньги на защиту от исключительно нереальной опасности и не обязательно лишний раз наращивать вооружения на западном направлении. Со своим реликтовым пафосом и заявлениями о готовности ложиться под танки, которые никогда не пойдут, белорусская внешнеполитическая риторика в этом отношении абсолютно не соответствует никаким реалиям.

Белоруссия должна менять свои отношения и с Западом, и с Россией. Канун президентских выборов - самое лучшее время, чтобы еще раз об этом задуматься.

Перевод: Светлана Тиванова

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.