В 1997 году «пророссийские» политические группы в Армении затеяли бессмысленную игру с присоединением Армении к так называемому «союзному» государству Россия – Белоруссия и совершенно постыдный общественный референдум со сбором подписей, за которые платили немалые деньги. В этот период автору удалось побывать в Москве и Минске, встретиться не только с инициативной группой, в которую входили сомнительные деятели предыдущей эпохи, но и с актуальными политиками и высокопоставленными функционерами. Все предположения подтвердились, и было выяснено, что ни в Москве, ни в Минске никто Армению не ожидает, а инициатива в Ереване использовалась в Москве исключительно в пропагандистских целях.
 
Проблема «союзного государства» заключалась в том, что уже тогда и в Москве, и в Минске никто всерьез не рассматривал данную перспективу как предметную и содержательную. По существу, под прикрытием данного иллюзорного проекта была осуществлена прекрасная политическая разработка, которая позволила тогда выяснить многие приоритеты и намерения России, договоренности непубличного характера, которые имелись и состоялись в будущем между ведущими политическими и предпринимательскими группировками в этой стране. С тех пор прошло немало времени, которое было наполнено различными помпезными, торжественными мероприятиями эпатажного значения, а также сомнительными и скандальными событиями при участии президентов и прочих лиц обоих государств.
 
В настоящее время Александр Лукашенко стал лидером «новой» Белоруссии, которая, наряду с Грузией, постепенно превращается во враждебное России государство, все более абсорбируемое Западным сообществом. Разведывательные службы западных стран, в координационном режиме, пытаются включить Белоруссию в антироссийский пакт государств Центральной и Восточной Европы, что уже не скрывается в респектабельной прессе Европы и США. Нужно сказать, что, по иронии судьбы, сама Москва создала ситуацию, когда Белоруссия стала дистанцироваться от России, когда команда Дмитрия Медведева решила продемонстрировать Западу готовность демонтировать правящий режим в Белоруссии.

Несмотря на то, что часть людей из команды Владимира Путина дезертировала и переметнулась к команде Д.Медведева, позиции премьер-министра все еще сильны, и, пожалуй, в отношении А.Лукашенко в Москве сложилось более-менее солидарное решение. В любом случае, «путинцы» дают возможность Д.Медведеву «расправить плечи» и проявить себя в полной мере в роли партнера американцев и европейцев, в надежде на крупный провал в этой «модернистской» политике, в сущности, растерявшихся политиков.
 
Проблема России в отношении Белоруссии заключается даже не в личности А.Лукашенко, а в той продолжающейся политической стилистике, которую предпочитает Россия в отношении к окружающим государствам СНГ. Данная стилистика заключается в поддержке совершенно неадекватных политиков, которые даже не в состоянии осуществлять политику партнерства. Хотя Россию интересует вовсе и не партнерство, а полное и безусловное подчинение Москве, что рано или поздно приходит в жесткое противоречие с национальными интересами данных стран.

Длительное время А.Лукашенко был вне критики и демонстрировался чуть ли не как идеал славянского политика широкого масштаба. Сейчас Россия спекулятивным образом апеллирует к белорусскому народу, пытаясь дистанцировать сам народ от президента страны. Вместе с тем, геополитические интересы и закономерности предполагают определенный формат отношений, включающий некие постоянные параметры, не зависимые от политико-идеологических предпочтений и приоритетов.
 
Россия попыталась сыграть в американскую игру, так как русским политикам и вообще истеблишменту очень хочется жить и функционировать по правилам американского общества, вообще по-американски. В результате попытки сменить правящий режим в Белоруссии привели к заинтересованности этой страны в проведении многовекторной политики. При этом, эти решения А.Лукашенко, несомненно, заинтересовали некоторые политические группы, бизнес-круги и общество, в целом. Видимо, сам А.Лукашенко стал понимать, что невозможно оставаться в изоляционизме, что представляется ущербным и угрожает, прежде всего, его личной власти и политической перспективе. Нынешняя Белоруссия стала представлять больший интерес как арена проведения крупного эксперимента по коррекции политики авторитарного режима, традиционно тесно связанного с Россией.
 
Данный интерес еще более усиливается в условиях, когда Украина переживает многие проблемы, и потрясения все еще не завершены. Украина предложила свою модель внешнеполитических отношений, причем, есть уверенность, что прагматизм Виктора Януковича и Юлии Тимошенко имеют одну и ту же общественно-политическую природу. Украинская модель далека от московской мечты поставить Украину под полный контроль. Перед Украиной встал вопрос, либо укрепить государство в условиях сильного авторитарного режима, либо предстать перед угрозой национальной катастрофы, то есть, территориально-политического раскола страны. Поэтому Западное сообщество, несмотря на некоторую индифферентность по  отношению к Восточной Европе, так или иначе, поддержит В.Януковича, так же, как и поддержало бы Ю.Тимошенко. Запад «культурно избавился» от неадекватного В.Ющенко, и весьма доволен нынешней умеренной политикой президента-прагматика.

Скорее всего, А.Лукашенко хорошо понимает ситуацию в Украине и пытается пойти по «украинскому пути», что предполагает многовекторную внешнюю политику, внешнеэкономический прагматизм, разумное, ответственное отношение к вопросам безопасности. При этом, следует отметить, что В.Янукович и А.Лукашенко - весьма разные люди и политики, совершенно различным образом выстраивающие свою политическую карьеру, и это не может не отразиться на результатах реализации данной, весьма условной, модели.
 
В настоящее время, даже несмотря на скандальные отношения между Москвой и Минском, А.Лукашенко все еще подчеркнуто лоялен военному сотрудничеству, прежде всего, в отношении ОДКБ. Скорее всего, в ближайшее время Белоруссия будет сохранять свои обязательства в отношении военного альянса и не станет искусственным образом подрывать ОДКБ и вообще оборонное сотрудничество с Россией, пока не выяснятся в достаточной мере, каким образом будут строиться отношения с НАТО, Евросоюзом и США, а также с соседними государствами – Польшей и Литвой, от сотрудничества с которыми зависят отношения с Евроатлантическим сообществом. Вполне возможно, что дистанция между Белоруссией и Россией может возникнуть гораздо раньше, чем может предполагать консервативно настроенный наблюдатель. Можно допустить и то, что Белоруссия изберет тот путь, которому пытается следовать В.Янукович в оборонной сфере, то есть, сотрудничая с НАТО и Россией, оставаться, по существу, нейтральным государством. Если А.Лукашенко предложит Западу, а конкретнее, США и НАТО такую модель отношений, ему простятся все его грехи, в том числе, нераскрытые преступления.
 
Наступила эпоха, когда господствует «реальная политика», демократические принципы утратили значение, а приоритетной стала безопасность. Перевербовка Белоруссии Западом приведет к краху всей системы геополитических приоритетов России, которые она выстраивала столько лет, при столь больших затратах и усилиях. Россия утратит последнего союзника в Европе, оставшись в компании азиатских государств, вот тогда и подтвердится давнее предположение, которое оспаривали с большими обидами русские евразийцы, о том, что из евразийской державы Россия превратится в азиатскую. В Москве очень хорошо понимают это, и наступило время, когда ведущие политические силы России пытаются объединиться, чтобы не допустить выпадение России из орбиты российской политики. При этом, левые силы и отчасти правые обвиняют исполнительную власть в допущении этой катастрофической ситуации, которая сложилась в отношениях с Белоруссией.

Сейчас стало очевидным, что Москва достаточно давно проводила подготовку как альтернативного претендента на пост белорусского президента, так и возможной новой команды для Минска. Вполне возможно, что именно это обстоятельство и стало главной причиной бунтарства А.Лукашенко, который не мог не понимать, что «новая политика» России, предполагающая урегулирование отношений с США и создание политического альянса с ведущими европейскими государствами, вмещает, как обязательное решение, смещение правителя Белоруссии.
 
Геополитическое положение Белоруссии, традиционно, рассматривалось, как бездарное, неинтересное, но эта точка зрения была, скорее, обусловлена ее отношениями с Россией, что изолировало и блокировало ее возможности. Проводя более открытую и разностороннюю внешнюю политику, Белоруссия способна участвовать в политических процессах в Балтии, и вообще в бассейне Балтийского моря, непосредственно, в западном направлении, где может обрести в качестве партнеров не только Польшу, но и другие славянские государства Центральной Европы, а также Германию.

Надежды России на то, что Германия согласится блокировать движение Белоруссии в западном направлении в угоду Москве, совершенно не оправданы. Германия, все более делающая свою игру в Восточной Европе, не заинтересована в трансформации Белоруссии и Украины в барьер в части ее сотрудничества с Россией, в этом не заинтересована и Франция, но надеяться на некие договоренности в рамках сотрудничества России – Германии – Франции по отношению к Центральной и Восточной Европы, скорее всего, невозможно.
 
Нужно принять во внимание, что любые шаги А.Лукашенко в направлении Запада - это всего лишь, игра на собственную персону и собственные интересы, и, так или иначе, приведет к формированию в Минске совершенного иного, более открытого и прозрачного режима, и, конечно же, более сопряженного с США. Белоруссия - не страна туризма, и вообще, она остается не очень известной внешнему миру, в особенности, не известна белорусская провинция.
Даже в советские времена ни Минск, ни другие города страны не могли вполне считаться восточнославянскими по культуре и образу жизни. Белоруссия настолько же восточноевропейская, насколько и центральноевропейская, при довольно сильных католических традициях. «Польскость» не до конца выдавлена из Белоруссии, и, перефразируя известное выражение, можно сказать, что «потрешь» белоруса – покажется поляк. Не учитывать эту этноконфессиональную содержательность означало бы непонимание сути этой довольно разнообразной страны. Одновременно, великорусская культура во многом узурпировала белорусов и многое из того, что принадлежит белорусской культуре и традиции. Например, в русской историографии в полной мере обезличены такие государственные образования на территории Белоруссии, как Полоцкое, Витебское и Турово-Пинское княжества. Не из болот ли Белоруссии и не от католической мистики ли происходит литературный и философский гений Федора Достоевского. Игнорировать белорусов как гордый, своеобразный народ, способный сказать свое слово в Европе, было бы ошибочным. Весь 19-ый и 20-ый века белорусский национализм не уходил в чрезмерно глубокое подполье и ожидал своего часа для самоутверждения белорусской нации.
 
Выпадение Белоруссии из ОДКБ и из российской политической орбиты отразится не только на позициях России, но и во многом скажется на ситуации на Южном Кавказе и Центральной Азии, не говоря об Украине и Балтии. Практически, Армения останется единственным более-менее предсказуемым партнером России в европейской части Евразийского пространства. Это рано или поздно приведет к пересмотру российской стратегии, в целом, и если Украина так не продемонстрирует интереса к сближению с Россией, она станет более изолированной, и возможности примириться с таким положением снизятся, тем более, если такого рода политики, как Д.Медведев, станут «хроническим недоразумением» российской политики. Россия отойдет на север за Кавказский хребет, лишь номинально присутствуя на Южном Кавказе. Будут ограничены позиции России и в бассейне Черного моря, а Севастополь станет ей нужен.

Нынешняя российская элита сумеет подобрать красивые обертки для преподнесения русскому народу «новой цивилизационной парадигмы», и быть может, русский народ и общество воспримут это с большим пониманием и в более ускоренном режиме, чем это можно предположить. Как поставщик вооружений, Белоруссия не очень изменит свое положение, так как и сейчас поставляет вооружения и членам ОДКБ, и нечленам этой организации. Роль Белоруссии в будущем евразийского альянса будет, конечно, иметь геополитическое значение, когда она сыграет подрывную роль в этой доктрине.
 
Европейский Союз стремится интегрировать Восточную Европу в свое пространство, в той или иной форме, предложив, например, такой проект, как «Восточное партнерство». Данный проект, все еще, не содержит существенных мероприятий, но подает надежды на развитие идеи и конкретных намерений. Пока европейские проекты носят скорее, политический, нежели экономический характер. Не решены даже визовые вопросы для стран Восточной Европы, но Белоруссия не исключена из данных проектов и рассматривается в более оптимистическом контексте, чем ранее. Восточная Европа все еще далека во многих смыслах от большого европейского тандема – Германии и Франции и других государств Западной Европы, поэтому и важна позиция такой страны, как Польша, тем более, что Варшава пытается переосмыслить отношения с Москвой и исключить конфронтацию. Это позволяет Польше в гораздо большей мере присутствовать на обширном пространстве от Балтики до Черного моря, воспринять столь пока что изолированное государство, как Белоруссию, в формате европейской политики.
 
Помимо Польши, единственного государства Балтийско-Черноморского пространства, которое может претендовать на роль регионального лидера, важную роль в сотрудничестве с Минском, могли бы сыграть другие славянские государства Центральной Европы, страны Балтии, Скандинавские страны.

Это, конечно же, совершенно недопустимо для российской стратегии и интересов, и Москва не смирится с этими намерениями. Данные противоречия могут привести к более серьезным политическим конфликтам в Центральной и Восточной Европе, которые вполне могут стать предметом главной интриги в регионе, когда развернется борьба за Белоруссию, которая окажется в фокусе многих участников и наблюдателей предстоящих событий.
 
Таким образом, упорная и многолетняя борьба России за влияние в Украине так и не доведена до результативности, и началась борьба за Белоруссию, как наказание за недомыслие и ограниченность мышления московских политиков и политических проектантов, которые слишком комфортно себя чувствуют и не имеют подлинных конкурентов в сфере внешней политики. Таковы результаты деятельности некой корпорации, которая взялась управлять огромным государством, претендующим на роль одного из мировых центров силы.

В отношении Армении проводится политика, близкая к той, которую предпочитают в Москве в отношении Белоруссии, и поэтому результаты уже такие же скандальные. Между тем, Россия все еще обладает огромными политическими ресурсами для коррекции своей политики и прекращения бессмысленной политики уступок интересов своих партнеров во имя так называемой системной, паритетной политики.