В том, что итоги предстоящих президентских выборов в Белоруссии, которые назначены на 19 декабря, практически уже предрешены, сегодня вряд ли кто сомневается. Редкое единодушие по этому вопросу и в ЕС, и у американской администрации, да и у России, по всей видимости, то же.

Судя по всему, Александр Лукашенко уже может готовиться к очередной инаугурации: в его руках вся мощь административного ресурса и привычный набор пропагандистского вооружения.

И хотя, по данным Литовского независимого института социально-экономических и политических исследований, кандидатов из оппозиции в Белоруссии поддерживает в общей сложности без малого 38 процентов избирателей, общей картины это не меняет. Во-первых, весь остальной электорат в руках у «батьки», а во-вторых, все эти проценты и голоса дробятся между оппонентами Лукашенко (а их набралось девять), что ничего хорошего в плане итоговой статистики им не сулит.

И еще одна особенность предстоящих выборов. Они в Белоруссии проходят на фоне резко обострившихся отношений с Москвой.

России изрядно поднадоели резко выросшие аппетиты Александра Лукашенко, который требует за поддержку некоторых политических проектов и решений Кремля слишком уж непомерную цену.

Москва попробовала приструнить партнера по союзному государству, но не тут-то было. Лукашенко решил двигаться иным путем. Он стал демонстративно делать шаги по сближению с Евроcоюзом, показывая, что в случае чего вполне может поменять свою ориентацию. Политическую, понятно. Москва этим маневрам, надо полагать, не поверила, справедливо считая, что режим батьки вряд ли получит единодушную поддержку в просвещенной Европе. Однако здесь все оказалось не так просто и однозначно.

Глядя со стороны, порой даже складывается впечатление, что буквально перед финишем избирательного марафона некоторые европейские политики стали склонны считать, что союз с «последним диктатором» становится предпочтительным.

А вот Лукашенко нужно отдать должное. Он, конечно, только пугает кремлевских коллег. Всерьез рассчитывать на то, что он способен выполнить свои обещания и станет завзятым демократом в глазах всей Европы, вряд ли возможно. Дать некоторые послабления - это запросто. Например, некоторое время не избивать ОМОНом демонстрации оппозиции.

24 ноября милиция допустила проведение митинга и шествия под смачным лозунгом «Саша, уходи»! Не получив отмашки сверху, ОМОН вел себя, как какая-нибудь аристократическая лондонская полиция, - вежливо и терпеливо, обезопасив только здание белорусской ЦИК. Как будут вести себя те же милиционеры после выборов, предсказать не так сложно.

Старт вспыхнувшему интересу к Белоруссии, как известно, положила президент Литвы Даля Грибаускайте. Представить ранее, что глава страны, входящей в ЕС, сама бывший еврокомиссар, сядет с «последним диктатором» Европы за стол переговоров, было из области фантастики. Ведь президент Литвы общалась с наследником славной династии жестких советских руководителей типа Андропова. И даже дала ему некоторые обещания. Например, возможность поставок венесуэльской нефти с использованием «литовского коридора». Даля Грибаускайте пошла и дальше, сказав, что Александр Лукашенко - это «гарант экономической и политической стабильности в Белоруссии, ее независимости. И мы не хотели бы, чтобы наш сосед стал второй Россией».

Президент Литвы, конечно, может даже не сомневаться: второй Россией Белоруссия под управлением Лукашенко не станет никогда. А вот затруднить жизнь России, которая активно налаживает сейчас свои отношения и с Европой, и с США, Лукашенко и его команда были бы не прочь. Его-то в нынешней ситуации как раз и не устраивает потепление политического климата между Россией и остальным миром. Ведь при таком раскладе у него будет все меньше поводов для того, чтобы играть на противоречиях в отношениях между серьезными мировыми державами. А это - неизбежный экономический крах. Пусть даже через несколько лет. Важно другое: ведь ничего, чтобы ему противостоять, у Лукашенко в загашнике нет. Известно, что до сих пор вся экономика страны завязана на российский газ и нефть, а главное - на льготные цены на энергоносители.

Помимо Дали Грибаускайте, в Минске на переговорах с белорусским лидером побывали и другие европейские политики. В частности, министры иностранных дел Германии и Польши. Если верить сообщениям прессы, то Брюссель уже пообещал выделить Белоруссии порядка трех миллиардов евро, если предстоящие 19 декабря выборы пройдут честно и прозрачно. «Честно и прозрачно» - это в нынешних белорусских условиях звучит очень круто.

Миллиарды евро от ЕС, конечно, не повредят, хотя ничего существенного с экономикой сделать с их помощью не получится. Так, позволят некоторое время просуществовать для того, чтобы все-таки попытаться наладить отношения с Россией. И ни на что иное Евросоюзу, скорее всего, рассчитывать не стоит. Но... он - из последних сил, но рассчитывает.

Иначе трудно объяснить шаги, предпринятые в Брюсселе. Например, в этой уважаемой структуре решили ввести мораторий на визовые санкции, из-за которых многие высшие должностные чины Минска не могли до этой поры путешествовать по еврозоне. Сдержанно там прореагировали и на смерть главного редактора оппозиционного интернет-издания «Хартия-97» Олега Бебенина, который внезапно как бы взял и повесился. Оппозиция уверена, что это очередное звено в таинственных смертях и исчезновениях тех, кто активно противостоит режиму Лукашенко. Но по другую сторону границы на этот раз предпочли согласиться с официальной версией: самоубийство.

Польша, похоже, тоже готова побрататься с Лукашенко. Здесь учитывается тот фактор, что в Белоруссии, в западных ее областях, проживает, по отдельным данным, до миллиона поляков. Если раньше Польша дружила с оппозиционерами, которых среди поляков Белоруссии всегда было много, то теперь вектор существенно поменялся. Варшава решила сделать ставку в игре на противоречиях между Москвой и Минском. И теперь пытается подтолкнуть белорусский Союз поляков (так, кстати, и не признанный властями) на переговоры с властью.

Если говорить проще - на капитуляцию взамен возможных будущих политических приобретений. Точнее - мало возможных, учитывая крутой и противоречивый нрав Александра Григорьевича.

Если воспользоваться врачебной терминологией, то можно сказать, что налицо все симптомы, которые говорят о том, что хроническая болезнь политического азарта у белорусского лидера больше не оценивается как «заразная». И Новый, и Старый Свет готовы забыть о своих же недавних проектах по смещению Лукашенко из коридоров власти и намереваются вступить с ним контакт.

Правда, как всегда, при подобных консилиумах существует и «особое мнение». Еврокомиссар по вопросам расширения и европейской политики соседства Штефан Фюле все-таки слегка отмежевался от однозначной поддержки Лукашенко, высказанной президентом Литвы. Он, в частности, даже сказал, что не считает, что действующий глава Белоруссии - единственный достойный кандидат на то, чтобы возглавить страну и после 19 декабря. И еще он очень четко высказался на тему другого высказывания Грибаускайте - о том, что только Лукашенко способен стать гарантом независимости Белоруссии. Дипломатичный Фюле на этот раз был предельно конкретен: «Я отказываюсь от этого посыла», - строго изрек он...

Любить или не любить Москву - это право каждого европейского политика. В конце концов, историческая память - это то, что имеет право на существование, особенно в тех странах, которые в разные века были только объектами в жесткой борьбе сначала Российской империи, а потом и Советского Союза за расширение своих территорий и укрепление влияния на мировом пространстве. Но с тех пор многое изменилось.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.