Площадь-2010 закончилась в целом предсказуемо. Причем, в отличие от 2006 г., совсем не стыдно за действия руководителей оппозиции, которые сейчас не побоялись оказаться в центре событий, вместо того чтобы распускать людей по домам.

Некоторые зарубежные СМИ говорят о «разгроме оппозиции». Но если рисовать другой возможный сценарий уличных протестов, то захват государственной власти или даже какого здания ЦИК или БТ силами демонстрантов был априори нереален. Силы были по определению неравными - с сегодняшним режимом и в сегодняшней ситуации. Даже если представить себе, что оппозиция взяла бы под контроль Дом правительства, - что дальше? Защищать его от внутренних войск? Как? Зачем? Даже если удалось бы добиться переговоров с Лукашенко, это было бы только начало процесса с неопределенным и скорее всего печальным концом. Чего стоят договоренности с современным режимом, на своем опыте давно убедились и Верховный Совет созыва в 1996 г., и Россия в процессе строительства с Лукашенко «Союзного государства», и Европейский Союз со своим «Восточным партнерством».

Зато 19 декабря, наблюдая процесс формирования официальных результатов выборов, мы все смогли еще раз убедиться, что смысла выдвигать единого демократического кандидата действительно не было.

Именно благодаря выделению девяти кандидатов, а не одного, оппозиция полностью воспользовалась предоставленными в течение кампании возможностями агитации. По итогам предвыборной кампании сейчас имеем целый ряд раскрученных оппозиционных политиков национального масштаба. ОГП обрела новое лицо в лице не только Анатолия Лебедько, но и Ярослава Романчука. Широкие массы узнали о «Белорусской христианской  демократии» и о Виталии Рымашевском, узнала, что Партию БНФ может представлять близкий народу Григорий Костусеёв. Политический капитал приобрели Санников и Некляев, хотя смогут ли они им в дальнейшем воспользоваться, не имея за собой организованной структуры, остается вопросом.

Эта власть не может быть побеждена на выборах «в лоб». Реальная цель, которой надо добиваться, - это не падение режима, а его постепенная трансформация.

Лукашенко и близкие к нему аналитики так и расплываются в обещаниях: мол, в Белоруссии построили, так сказать, сильные демократические институты, где экономика работает на благо населения, и теперь осталось только немного подстроить эти институты под западные стандарты. Вот и посмотрим. Отступать властям особо некуда, необходимость реформ никуда не делась. Демонстрация протестного потенциала, удерживаемая оппозицией центральная площадь, даже если нет реальной угрозы народного восстания и революции, очень хорошо способствует реформаторским настроениям на чисто эмоциональном уровне.

Демократическая оппозиция достигла цели: инсценизация демократических выборов провалилась, протест был выражен, планка Площади-2006 была превышена. Запад не признал выборов, и Россия высказалась подчеркнуто сухо. Лукашенко сложнее договариваться с Евросоюзом на фоне избитых журналистов и политиков. Примирение с Россией также не следует считать очень прочным: Кремль ждет первых признаков неизбежного невыполнения обязательств по сделкам со стороны Лукашенко, чтобы обрушиться на него с удвоенной силой.

Мы увидели, что оппозиция должна стать спрутом: быть децентрализованной, вездесущей, плюралистичной, но скоординированной по небольшому числу ключевых позиций. От жестко непримиримых до «конструктивных», от белорусскоязычных до русофилов, от левых анархистов до хадеков, от жестокого Статкевича до корректного Михалевича.

Такую оппозицию невозможно «разъединить», как невозможно разъединить воду. Каждая оппозиционная структура должна сфокусировать внимание на отдельной теме: кто на экономике, кто на белорусском языке, кто, скажем, на местном самоуправлении. И если в грезах заходить слишком далеко,  то лишний представитель оппозиции в правительстве - это лучше, чем лишний почетный политзаключенный.

Перевод: Светлана Тиванова