На этих президентских выборах власть и оппозиция применили новую тактику. В кампании участвовало большое число кандидатов. Как это повлияло на процесс и на результаты?

Власти решали проблему международной легитимности выборов. В момент острого конфликта с Россией официальному Минску требовалась поддержка со стороны Запада. Поэтому нужно было провести выборы в экспортном варианте, продемонстрировать ЕС и США "разгул демократии" и получить хорошие выводы наблюдателей БДИПЧ ОБСЕ. Причем не ставилась задача, чтобы избирательная кампания была оценена как соответствующая европейским стандартам. Достаточно, чтобы наблюдатели зафиксировали прогресс по сравнению с предыдущими выборами. И это дало бы Европе повод перевести диалог с режимом на новую ступень.

Экспортный вариант выборов предусматривал относительную свободу на этапе сбора подписей, агитации и большое количество кандидатов. Причем последнее было сделано искусственно, о чем, не стесняясь, говорили Л. Ермошина ("за уши тянули"), Н. Лозовик, писал П. Якубович в газете "Советская Белоруссия".

Кроме того, большое количество кандидатов должно было решить еще одну задачу, ориентированную на внутриполитический процесс. Ее смысл заключался в том, чтобы дискредитировать, размазать саму идею альтернативы в глазах белорусского электората. Большое количество кандидатов, среди которых были случайные люди, должна была рассеять внимание избирателей, вызвать среди них растерянность. Вместо реальной борьбы за власть электорату хотели показать шоу.

Кроме того, регистрация сразу девяти альтернативных кандидатов резко снижало возможность консолидации оппозиции, не говоря уже о выдвижении единого кандидата. Они должны были не только растянуть голоса протестного электората, но и создать конфликтной поле. Причем более сильные кандидаты, которые собрали больше подписей, искусственно потонут в общей массе. И на этом фоне фигура Лукашенко в глазах электората явно возвышалась над другими кандидатами.

Что получилось в итоге? Эти две задачи, которые ставили власти, практически были решены. Наблюдательная миссия ОБСЕ действительно зафиксировала прогресс по сравнению с предыдущими выборами. Раскол в оппозиции, отсутствие консолидации были очевидны и в ходе кампании, и во время телевыступлений, и на Площади, и после нее.

Но, решая одну проблему, власти получили другую, возможно, непрогнозируемую. В их решении обнаружились непредвиденные, побочные последствия. Желая понравиться Западу и ослабляя давление на белорусское общество, власти неожиданно приоткрыли ящик Пандоры.

Мало того, любые выборы резко политизирует общество, создают кризис легитимности. Давая относительную свободу для сбора подписей и агитации, зарегистрировав девять оппозиционных кандидатов, власти создали в обществе определенную иллюзию свободы. Смелые выступления оппозиционных кандидатов взорвали политическую атмосферу, разбудили людей. Удивленные граждане увидели, что о Лукашенко так можно говорить. Около пикетов, во время встреч с избирателями возникали дискуссионные острова. Маленькая пространство свободы быстро расширялась. Люди стали забывать о страхе, почувствовали вкус свободы, стали всерьез рассуждать о возможности альтернативы. Призрак горбачевской гласности появилась на политическом горизонте - со всеми катастрофическими последствиями для правящей команды.

Власти с ужасом смотрели на все это и нетерпеливо ждали окончания избирательной кампании, чтобы поскорее прикрыть все дело. Этот ужас был виден в действиях спецназовцев на Площади. Этот ужас был виден в глазах Лукашенко во время пресс-конференции 20 декабря. Он признался, что не спал трое суток - это странно, потому что если политик действительно имеет 80% общественной поддержки, то, казалось бы, можно спать спокойно, - и что он лично руководил разгоном оппозиционной уличной акции.

Призрак гласности в день голосования трансформировался в призрак революции. Казалось бы, какую угрозу несут 20-30 тыс. людей на улице, когда за плечами поддержка 80% граждан? Как известно, у страха глаза велики. Особенно если не знаешь реальной картины голосования. Поэтому и показалось, что на фоне той атмосферы небольшой свободы, которая возникла во время избирательной кампании, от оппозиционной уличной акции всё вот-вот рухнет и покатится. И нервы не выдержали такого напряжения, крышку с котла сорвало.

О том, какое это было напряжение, свидетельствует тот факт, что власти не обращали внимания на присутствие сотен иностранных журналистов, наблюдателей ОБСЕ, пошли на задержание семи кандидатов в президенты. Вспомним, что в марте 2006 года властям хватило выдержки на несколько дней, чтобы дождаться отъезда представителей иностранных СМИ и только тогда разгромить палатки на Площади. Причем тогда Запад был ориентирован на поддержку белорусской "цветной революции", а сейчас - совсем наоборот.

И Лукашенко на пресс-конференции совсем не выглядел победителем и триумфатором. Его агрессивный тон, оправдания хорошо свидетельствовали о его состоянии. А главным мессиджем было не объявление амнистии, которое обычно проводят победители (особенно с 80%), а угрозы и заявления, что "беспредельной" демократии больше не будет, журналисты ответят "за каждое написанное слово", а Интернет будет взят под контроль. Таким образом, рискованный эксперимент с либерализацией закончился. И вряд ли власти захотят его повторить в ближайшее время.

Перевод: Светлана Тиванова

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.