А так все хорошо начиналось. Государственные СМИ твердили о невиданной либерализации, разгуле демократии в ходе избирательной кампании. Запад был доволен, в Европе почти поверили в чудодейственное превращение авторитарного правителя А. Лукашенко в смелого реформатора, из европейских столиц звучали подбадривающие заявления. Придворные социологи давали заоблачные рейтинги всенародной поддержки. Оставалось совсем немного: спокойно довести до конца убедительно выигрываемый матч, получить желанный приз и праздновать триумф.

"Видите, по голове дали. Ну и что?"

Из выступления А. Лукашенко на пресс-конференции 20.12.2010 г.


Однако все закончилось кровавой расправой над оппозицией, арестом 639 человек, включая семерых кандидатов в президенты, 20 журналистов. Иначе говоря, президентские выборы в Беларуси закончились традиционно, по стандартной схеме: войсковой операцией против политических оппонентов и упрятыванием за решетку кандидатов в президенты. Так было в 2006 году, так произошло и сейчас.

На первый взгляд, финал совершенно невероятный, ненужный, даже вредный для самих властей. Зачем из-за поломанных дверей в Доме правительства чинить расправу над сотнями людей и загубить такой великолепный сценарий спектакля, ориентированного на европейского зрителя? Напомню, что после президентских выборов 2006 года, когда власти страшно боялись «цветной революции», официальный Минск был в жестком конфликте с Западом, который активно поддерживал оппозицию, у белорусского руководства хватило терпения и выдержки не разгонять палаточный городок на Октябрьской площади в первые дни, а подождать, пока уедут из страны иностранные журналисты.

Теперь же власти вроде бы сильно заинтересованы в признании выборов со стороны Запада. Все сотни иностранных журналистов были на площади. И власти, словно специально для них, показали свое истинное лицо. Кстати, иностранные журналисты получили от спецназовцев по полной программе. Спрашивается, зачем тогда была эта экспортная игра в либерализацию?

И А. Лукашенко, одержавший очередную «элегантную» победу, вовсе не выглядит триумфатором. Агрессивный тон, жесткая полемика и оправдания на пресс-конференции в понедельник выдают неуверенность. Если президент одержал такую безоговорочную победу, получил, как уверяет Л. Ермошина, 80% голосов, а оппоненты по 1 — 2%, то почему он, как сам признался, не спал трое суток? Почему для встречи с журналистами призвал на помощь группу поддержки, заполнившую огромный зал? Неужели представители СМИ такие страшные?

Еще больше о неуверенности свидетельствует совершенно неадекватная реакция на действия оппозиции. Сильные и уверенные победители не мстительны, а снисходительны и великодушны.

Причины этой разительной метаморфозы нужно искать в ходе избирательной кампании. Смысл проведения выборов в более либеральных условиях состоял в том, чтобы показать Западу, что в Беларуси наблюдается прогресс в сфере демократии. А. Лукашенко был настроен достаточно решительно, утверждал, что не собирается получать слишком высокие проценты поддержки на выборах, дескать, мне хватит и двух третей голосов избирателей.

Но в политике так часто бывает, что прилагая усилия для решения одной задачи, получаешь непредвиденные и даже побочные последствия своих действий. Так произошло и теперь. Желая втереть очки Западу и ослабляя для этого давление на общество, белорусское руководство вдруг приоткрыло ящик Пандоры.

Мало того, что любые выборы есть кризис легитимности для любой власти. Но предоставив относительную свободу для сбора подписей и агитации, зарегистрировав аж девять альтернативных кандидатов, правящая команда искусственно создала в обществе некоторую иллюзию политической конкуренции. Смелые выступления оппозиционеров взорвали политическую атмосферу, разбудили и взбудоражили людей. Возле пикетов оппозиционных кандидатов, во время их встреч с избирателями возникали стихийные дискуссионные клубы. Граждане начали избавляться от страха, почувствовали вкус свободы и плюрализма, стали всерьез задумываться о возможности альтернативы.

Власти с ужасом увидели, что призрак горбачевской гласности со всеми ее катастрофическими последствиями для правящего класса явственно проявляется на горизонте, поэтому с нетерпением ждали окончания избирательной кампании, чтобы быстрее прикрыть эту лавочку.

А тут Площадь, 20 — 30 тысяч людей, массовое шествие по главному проспекту столицы к Дому правительства, требование переговоров с руководством Совета министров. Как известно, у страха глаза велики. А когда еще не знаешь реальной поддержки населения, а только весьма сомнительные цифры Центризбиркома, то кажется, что еще чуть-чуть и все повалится, посыплется и покатится.

Разбитые двери Дома правительства стали последней каплей. Нервы сдали. Теперь можно отомстить за все: за дерзкие выступления по телевидению, за публичные разоблачения, за перенесенный страх. И, кроме того, нейтрализовать все пагубные для власть предержащих последствия двухмесячной политической «оттепели», снова вселить в общество страх, вернуть ситуацию под контроль. Отсюда такой ясный месседж А. Лукашенко на пресс-конференции, что «безглуздой, бестолковой демократии» больше не будет, что «за каждое написанное слово» журналисты будут отвечать, что будет взят под контроль интернет. Т. е. действия милицейского спецназа в ночь с воскресенья на понедельник — это только начало. Погром ожидает не только оппозицию, но и независимые СМИ. А также правозащитников, на которых уже началась облава.

И тогда же, в последний момент появилась цифра в 80% всенародной поддержки. Еще в средине дня 19 декабря приближенный к власти центр «EcooM», проводивший exit poll, давал цифру 72%, а ближайшему конкуренту — 6,33%. Этой сбой в сценарии был виден даже внешне, когда Л. Ермошина в полночь не смогла объявить предварительные результаты голосования.

Почему А. Лукашенко не боится отрицательной реакции Запада? Во-первых, из двух зол он выбирает меньшее. Непризнание Европой выборов не так опасно, как потеря контроля над обществом, угроза расширения в нем пространства свободы.

Во-вторых, после примирения с Россией (пусть временного) потребность в западной поддержке ослабла. Д. Медведев уже поздравил А. Лукашенко с победой.

В-третьих, президент Белоруссии надеется, что ЕС никуда не денется, будет продолжать диалог с Минском по геополитическим причинам. В этом его убедил опыт 2008 года, когда после таких же недемократических выборов в Палату представителей Европа взяла на вооружение тактику умиротворения.

В-четвертых, сейчас у официального Минска снова появился товар, который он намеревается выгодно продать Западу: это политические заключенные. Причем не простые, а кандидаты в президенты. Это значит, что товар дорогой, за него можно получить хорошую откупную. Так что впереди увлекательные торги.