Заключенное 9 декабря с Белоруссией соглашение о торговле нефтью станет важным моментом в истории российской энергетической дипломатии, тесно связанной с попытками Москвы укрепить свое влияние в «ближнем зарубежье». Оно заметно увеличит вес России в регионе. Если учесть, что президент Виктор Янукович сейчас устанавливает на Украине все более авторитарный режим, а Белоруссия прекратила заигрывать с Западом, Москва может смело утверждать, что продолжавшееся два десятилетия продвижение на восток западных структур и западного влияния прекратилось на неопределенный срок.

Этот поворотный момент совпал с оттепелью в отношениях между Россией и многими из западных стран, в частности, США Польшей. Похоже, Запад уступил Украину и Белоруссию как зоны геополитической конкуренции в обмен на согласие Москвы на усиление экономического и политического давления на Иран в связи с ядерной программой Тегерана. Затрагивает ли эта негласная сделка также и Южный Кавказ, особенно Грузию и Азербайджан, пока непонятно. Белоруссия заигрывала с Западом с 2007 года. Однако сейчас, после заключения нефтяного соглашения Минск отчетливо обратился в сторону Востока. Этому способствовало и осуждение западными странами разгона протестов оппозиции после состоявшихся 19 декабря президентских выборов.

Соглашение о торговле нефтью в первую очередь проистекает из проблем белорусского и российского бюджета. Из-за падения нефтяных и газовых цен в конце 2008 года в российском бюджете в 2009 году образовался дефицит, который будет сохраняться и в дальнейшем, если цены не поднимутся заметно выше 100 долларов за баррель. В результате Россия больше не может себе позволить субсидировать поставки нефти и газа в соседние страны, в том числе в Белоруссию, и это заставляет Москву поднять экспортные расценки на энергоносители.

Однако Белоруссию также поразил экономический кризис. По оценке МВФ, в 2010 году дефицит белорусского бюджета дошел до 4 % ВВП. У Минска мало предметов экспорта, обеспечивающих приток в страну иностранной валюты. Исторически он привык импортировать из России дешевую сырую нефть, перерабатывать ее и экспортировать полученные нефтепродукты на прибыльные европейские рынки. Москва считала эту схему приемлемой, пока Белоруссия держалась в стороне от Запада, а российская нефть продавалась в других местах по высоким ценам.

В январе 2010 года Россия и Белоруссия заключили договоренность о торговле нефти, отражавшую экономические трудности, которые в тот момент переживали обе страны. По условиям соглашения, Белоруссия должна была беспошлинно импортировать 126 000 баррелей российской нефти в сутки, чтобы удовлетворять внутренний спрос. Дополнительный импорт, составляющий приблизительно 281 000 баррелей в сутки, должен был в полном объеме облагаться российскими экспортными пошлинами, что подрывало конкурентоспособность белорусских нефтепродуктов на европейских рынках.

Это заставило Минск искать новые источники поставок сырья. В частности он начал импортировать венесуэльскую и азербайджанскую нефть через украинский черноморский порт Одессу, из которого она транспортируется на север по железной дороге и трубопроводу. Минск также пробовал импортировать нефть через страны Прибалтики. Хотя все эти меры вряд ли могут серьезно сказаться на той роли, которую Москва играет на белорусском рынке сырой нефти, они все же дали Белоруссии определенные рычаги на новых переговорах с Россией, проходивших в конце 2010 года.

Заключенное 9 декабря соглашение экономически выгодно для Белоруссии и еще в большей степени политически выгодно для России. В новом году Москва отменяет все пошлины на экспорт в Белоруссию сырой нефти. Взамен Минск будет взимать пошлины за экспорт своих нефтепродуктов на том же уровне, что и Россия, и передавать вырученные средства в российскую казну. Проблемы с контролем соблюдения условий соглашения, вероятно, еще приведут к новым спорам. Можно ожидать, что Белоруссия не будет отдавать Москве все собранные пошлины или будет экспортировать часть нефтепродуктов в Европу беспошлинно. В сущности, вполне возможно, что само состояние экономики Белоруссии будет настоятельно требовать такого жульничества. Чтобы получить дополнительные доходы, Минск также планирует повысить тариф на транзит российской нефти через белорусскую территорию. Это также может стать причиной для новых разногласий.

Москва, в свою очередь, заручилась в рамках договоренностей согласием Белоруссии на вступление в сомнительный таможенный союз с Россией и Казахстаном. Россия добивалась участия Минска в союзе весь 2010 год, однако в итоге белорусский президент Александр Лукашенко предложил ей более широкую сделку, указывающую на сближение его страны с Россией. На фоне предстовших президентских выборов и выступлений ободренной легкой оттепелью во внутренней политике оппозиции Лукашенко, по-видимому, решил, что начало декабря будет самым подходящим временем, чтобы переориентироваться в восточном направлении.

Это говорит многое о меркантильном характере отношений между Россией и Белоруссией. Основания соглашения трудно назвать прочными. Минск, вероятно, будет жульничать с выполнением его условий, что должно привести либо к кризису, либо к очередному раунду переговоров. Кроме того, считается, что у Лукашенко сложились плохие личные отношения с российским президентом Дмитрием Медведевым и с российским премьер-министром Владимиром Путиным. Между двумя странами также нет ничего, напоминающего идеологическую солидарность – если, конечно, не считать идеологией клептократию. Однако Вашингтон и Брюссель в настоящий момент не заинтересованы играть с Москвой в геополитические шахматы, и к тому же Запад сейчас полностью отвергает Белоруссию из-за актов насилия, которые произошли после выборов. В результате Лукашенко лишился альтернатив, а Россия сумела привести к покорности и Белоруссию, и Украину.

Мэтт Стоун – консультант по энергетическим проблемам и эксперт по международным отношениям, работающий в Вашингтоне и Аризоне. Специализируется на проблемах политики и динамики энергетических рынков Средней Азии, России, Турции и Ближнего Востока, мирового газового рынка и внешней политики США.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.