Не так давно белорусский президент Александр Лукашенко дал развернутое интервью авторитетному изданию The Washington Post (TWP), в котором «открыл глаза» американцам на их демократию, и объяснил свою точку зрения на ситуацию в стране. Медиаэкперт Леонид Миндлин полагает, что это интервью не принесло дивидендов ни Лукашенко, ни Белоруссии. По его словам, после событий 19 декабря 2010 года понятие «диалог» исчезло из лексики представителей Запада, осталось лишь слово «компромисс».

«Но компромисс возможен не на общих принципах демократизации, о которых шла речь ранее, а на судьбах заключенных, которые сидят сейчас в СИЗО КГБ», – отметил он.

Цена компромисса

Любое интервью главы государства – это всегда политический документ, послание, как для внутреннего потребления, так и весть внешнему миру. Учитывая предыдущие выступления Александра Лукашенко после 19 декабря 2010 года, на интернет-форумах интервью белорусского президента TWP комментируют как эмоциональный взрыв. «Я думаю, что эмоции были рассчитаны, запрограммированы», – уверен Миндлин.

По его словам, идет повышение градуса, температуры риторики Александра Лукашенко. «Мне кажется, что это делается с одной целью: поднимается планка для компромисса, – продолжает он. – Всем кто, говорит, что это прекращение диалога, бескомпромиссная позиция, я бы заметил, что это не так».

Предыдущий опыт конфликтов внутри страны, конфликтов с Западом показывает, что дорога для компромиссов всегда открыта. «Важно другое, – подчеркивает он, – цена и условия этого компромисса. Ценой компромисса будет не столько демократизация Белоруссии, сколько судьба конкретных людей, судьба заключенных».

Если до 19 декабря диалог был возможен, было возможно его расширение, то есть происходило бы сближение через изменение, то после президентских выборов в декабре 2010 года из риторики Запада понятие «диалог» исчезло, осталось только понятие «компромисса».

«Компромисс возможен, и об этом можно судить по интервью Лукашенко The Washington Post, – подчеркивает эксперт. – Но компромисс возможен не на каких-то общих принципах, о которых шла речь ранее, а на судьбах заключенных, которые сидят сейчас в СИЗО КГБ».

Влияют ли события в арабском мире на риторику Лукашенко?

Происходящее в арабских странах не могло не сказаться на ситуации в риторике белорусских властей в том, что касается отношений Белоруссии с внешним миром. «Я думаю и Лукашенко, и его окружение проводят параллели с тем, что происходит там, – говорит эксперт. – Но параллели, все-таки, достаточно надуманы, поскольку ситуация в Беларуси совсем иная. Никаких предпосылок к тому, чтобы здесь происходило то же, что в арабских странах, нет».

Несмотря на диктаторскую сущность обоих режимов и личностей, Лукашенко весьма прагматичный человек. Жесткая риторика и проявление неких либеральных настроений в его речах – это две стороны одной медали, считает Миндлин. «Он точно ориентируется в ситуации. Однако, я хотел бы подметить, что события на Востоке не могли не повлиять на тональность его выступлений, потому что всегда существует опасность повторения чего-то подобного в своей стране».

Жесткая позиция и компромисс

Тональность заявлений Лукашенко в интервью американскому изданию и заявлений, которые он делал ранее, эксперт описывает следующим образом. «С одной стороны – это жесткие заявления, что я ни за что не отступлю, и буду держаться до последнего, как, собственно, говорил тот же Муамар Каддафи. Но это не впервые, Лукашенко говорил и раньше, что будет держаться до конца. С другой стороны – дорога к диалогу не закрыта. Вопрос – в цене компромисса», – повторяет он.

По словам Миндлина, белорусский президент уже намекал насчет условий возможного решения судьбы политзаключенных, «он нигде не говорил, что этого не будет». «Лукашенко намекает на разные сценарии судебных решений, и такой мессидж, я думаю, отправлен. Другой вопрос, насколько этот мессидж будет воспринят сегодня Западом», – размышляет он.

Миндлин не берется судить, как интервью белорусского президента TWP было воспринято в США, однако уверен, что полная его видеозапись попала с Госдепартамент США и изучается теми, кто занимается Белоруссией.

В лучших традициях

У белорусов была возможность увидеть вариант интервью, смонтированный в Белоруссии. По этому поводу медиаэкперт отметил, что все было выполнено в традициях белорусских государственных СМИ.

«Зритель видит на экране поджатые губы американской журналистки, что делает ее непривлекательной, хотя у операторов и режиссеров во всем мире есть некая традиция: женщину стараются снимать привлекательной. Это этическое правило было нарушено», – отметил он.

Белорусскому зрителю нужно было показать, что Лукашенко переиграл американскую журналистку. Кроме того, белорусский президент использовал свой любимый метод в общении с зарубежными журналистами. «Лукашенко опытный полемист и у него есть излюбленный прием, когда оппонента, в частности журналиста, он персонифицирует не с его изданием и профессией, а с его государством, – отмечает он. – Для западного журналиста это довольно неприлично».

По словам Миндлина, Лукашенко «сбил» журналистку, потому что было видно, как она волновалась и нервничала. «При этом было видно, что и Лукашенко сильно нервничал», – говорил он, объясняя нервозность белорусского президента непростой ситуацией в стране.

Задачи интервью не решены

Задачи, которые ставились перед этим интервью, не решены, считает Миндлин. Весть по поводу диалога Западом не принята. Для некоторой части электората, вероятно, это интервью сработало. «Опять, мол, Лукашенко переиграл Запад и показал ему кузькину мать», – указывает эксперт.

В результате, продолжает он, интервью не принесло политических дивидендов ни Лукашенко, ни Белоруссии. Что касается резонанса в США после опубликования этого интервью, Л.Миндлин также высказывается сдержанно. По его словам, американцев, прежде всего, интересует то, что происходит у них в стране, однако при этом, он отметил, что в данной ситуации возник прецедент.

«Большинство американцев не знают, где находится Беларусь, но они знают фамилию Лукашенко, – говорит он. – Ситуация беспрецедентная, поскольку после выборов 19 декабря о Белоруссии стали говорить звезды Голливуда, политики, общественные деятели США. То есть общественное мнение США стало говорить о том, что происходит в Беларуси. Такое в США бывает нечасто, особенно в отношении такой небольшой страны, как Беларусь».

По его словам, американское издание не могло не среагировать на наличие общественного мнения в США. И в данном случае интересы сторон совпали. Кроме того, в прошлом году Лукашенко не отказывал в интервью иностранным изданиям.

«Он человек медийный, особенно если есть возможность высказать свою линию. Хотя в случае с последним интервью, эффект, если и не нулевой, то точно не позитивный и для страны, и для общества, и для отношений с Западом и Востоком», – отмечает он.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.