Официальный Минск хочет выстраивать нормальные отношения и с Западом, и с Россией, но нормальных отношений почему-то не получается — «и те нас душат, и эти нас давят». Общаясь сегодня с очередной, правда, не очень крупной — всего 11 штыков, партией российских журналистов, Александр Лукашенко объяснил сей парадокс внешней политики Белоруссии очень просто — «наша судьба такая». Мол, Белоруссия, находясь между Россией и ЕС, оказалась как бы между молотом и наковальней.

 

Обычно представителей российских СМИ массово свозят в Минск, когда белорусские власти нуждаются в оперативной корректировке информационного фона двухсторонних отношений, когда им требуется послать своим оппонентам-партнерам в Кремле чувствительный сигнал. Есть такая необходимость и сегодня. Вследствие катастрофически, с каждой минутой ухудшающихся отношений с Западом, Россия остается единственным направлением, где официальный Минск еще может рассчитывать на какую-то поддержку. 

 

На иные варианты, кроме внешней поддержки, чтобы вытянуть белорусскую экономику из той пропасти, в которую она вот-вот готова свалиться, власть сегодня не способна. Время для структурных реформ давно упущено, многомиллиардные заимствования проедаются, на бодрые рапорты главных банкиров и финансистов страны население отвечает очередями в обменниках. 

 

Шоковые мероприятия вроде девальвации, что предлагает в том числе и Международный валютный фонд, чреваты социальным взрывом. Думается, у властей есть основания предполагать, что рано или поздно терпение может закончиться даже у сверхтолерантных белорусов. Их уже обвели вокруг пальца с зарплатой — выросшей накануне выборов и ухнувшей вниз сразу после них на фоне взлетающих не по дням цен на всё подряд. 

 

Пока население лишь тихо ропщет, но события последних месяцев весьма красноречиво говорят, что фитиль у бомбы народного недовольства не очень длинный, а желающих заступиться за забронзовевших на своих постаментах вождей революций и поводырей джамахирий почему-то не находится. 

 

Чтобы сохранить хотя бы видимость стабильности, к которой население Белоруссии приучили за сытые годы нефтяного оффшора, и, соответственно, социальное спокойствие в государстве, нужны деньги. Не те предвыборные фантики, которые население сейчас настойчиво пытается переконвертировать в доллары или евро, а настоящие деньги, желательно с подписью главы Федерального Резерва. 

 

Взять их так, чтобы уже на следующий день не было мучительно больно думать, как возвращать, сегодня можно только у России. И запрос уже отправлен — пока на 3 млрд. долларов (2 миллиарда долларов из них забронированы у Антикризисного фонда ЕврАзЭС, который также контролирует Москва). Причем отправлены не вчера, а еще в середине прошлого года, но до сих пор российская сторона конкретного ответа не дала. 

 

И не даст, пока интересы белорусской стороны не совпадут с ее собственными интересами. 

 

В последнее время в области двухсторонних отношений Белоруссии и России, говоря биржевым языком, наблюдается восходящий тренд. Минск в ситуации «и те нас душат, и эти нас давят» начал смелее двигаться к точкам совпадения интересов. 

 

Официальный белорусский лидер за последние несколько дней выписал теневому российскому лидеру Владимиру Путину столько комплиментов, сколько тот не слышал от Лукашенко за последние лет пять. Впрочем, это фон, антураж и не более. Кремлевский дуумвират это прекрасно понимает, от смущения не краснеет и без стеснения выполняет функцию того самого молота. 

 

Отвечая сегодня на вопросы представителей российских СМИ, Лукашенко назвал минувший союзный Совмин прорывом в отношениях. «Мы подписали соглашение, которое три года не могли выработать, по АЭС, договорились по другим вопросам. Нерешенных вопросов у нас не осталось», — подчеркнул Лукашенко. 

 

Однако, учитывая, что накануне подписания соглашения Минск согласился внести в него принципиальные изменения, на которых настаивала Москва, восторг от подписания этого документа кажется не совсем искренним. Строительство АЭС за российские деньги, по российским технологиям и с российским топливом задачу диверсификации поставок энергоносителей и снижения зависимости в этой сфере от России не просто не решает, но еще более усложняет. 

 

Сколько еще уступок в ближайшее время сделает Минск, можно только догадываться. Думается, не мало. Вот и о слиянии МАЗа и КамАЗа, а точнее о переходе флагмана белорусского машиностроения под российский контроль уже говорят как о деле решенном. 

 

Следующим лотом вполне может стать госпакет в МТС, который сегодня, общаясь с российскими журналистами, Лукашенко с ходу оценил в один миллиард долларов. Так сказать, с запасом. 

 

У белорусских властей есть, что выставить на продажу, а уж торговаться здесь любят и умеют. Сегодня Лукашенко дал это понять, вновь затронув хорошо разработанную им тему слегка обиженного «младшего брата». В частности, белорусский лидер припомнил арифметические экзерсисы Путина, насчитавшего Белоруссии 4 миллиарда долларов субсидий на поставках беспошлинной нефти, и представил свои расчеты. 

 

«Да, беспошлинная нефть — это благо для нас. Но он говорит одно и не говорит другого, что мы субсидируем каждого россиянина, продавая продукцию, не только сельского хозяйства, за полцены в Россию. А это 30 миллиардов долларов. Это не 2 миллиарда и не 4 миллиарда долларов», — сказал сегодня Лукашенко.  

 

Белорусским калькуляторам Москва давно не доверяет, да и с привычкой Лукашенко преувеличивать и приукрашивать хорошо знакома. В серьезных разговорах цифры с потолка аргументом не считаются. А то, что на днях в Минске Путин и Лукашенко имели серьезную беседу — факт. Ведь не о погоде и лошадях говорили они два с половиной часа за закрытыми дверями. В таких случаях принято говорить, что «шел жесткий торг». 

 

«Если кто-то думает, что сюда можно прийти и, став на грудь коленом, выдавить что-то, это будет очень ошибочная позиция. Мы ничего делать под ситуацию не будем. Мы выкарабкаемся, как бы нас ни душили, прорвемся», — отметил глава государства. 

 

До сих пор прорываться в самом деле получалось. Но те методы, которыми зажатая в угол белорусская экономика умудрялась вновь сделать глубокий вдох, не могут работать бесконечно. Рано или поздно кредиторов, готовых ссудить Белоруссии миллиард - другой, не останется. Даже Россия уже пытается обставлять свои кредиты требованиями системных реформ наподобие МВФ. 

 

Есть мнение, что со стороны России это не более чем тактический ход, демонстрация публичной стороны закулисных торгов. Однако, как кажется, у этих требований более глубинные причины. Серьезный экономический кризис в Белоруссии, вплоть до дефолта, сегодня не в интересах Москвы, так как тяжкое бремя помощи ляжет на российские плечи. Дешевле помочь сегодня, чем покрывать убытки завтра. 

 

К тому же, белорусская карта все еще имеет определенный вес на российском электоральном поле, а очередные выборы хозяина Кремля уже не за горами. 

 

Кстати, в Минске этот аспект также учитывают. Более того, на него, очевидно, делают ставку, полагая, что пока Путин и Медведев будут определяться, кто из них пойдет на новый срок, схема российской экспансии в Беларусь не будет уж слишком агрессивной. 

 

«Сейчас ни у президента, ни у премьер-министра нет таких настроений: взять закрутить, наклонить Белоруссию», —поделился Лукашенко своими ощущениями после недавней встречи с Путиным. 

 

А там как карта ляжет… 


Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.