Чрезвычайное положение с правами человека в Белоруссии сходит с повестки дня. Как и вопрос о том, как обращаться с режимом. По меньшей мере сорок политических заключенных заперты в камерах по нелепым обвинениям. Их единственное преступление состояло в том, что они оспорили президентские выборы в декабре и потом протестовали против фальсификаций с голосами и последовавшего за этим насилия. Режим использовал зверскую тактику советской эпохи, включая угрозы принудительного отправления в приюты детей заключенных.

Заманчиво сказать, что единственным способом добиться освобождения заключенных было бы ударить по режиму там, где он наиболее уязвим, то есть по его кошельку. Это сработало после предыдущих выборов 2006 года, когда жесткие и постепенно нараставшие американские санкции вынудили освободить ряд заключенных (хотя, к сожалению, не кандидата в президенты Александра Казулина, чья супругу умерла, пока он был за решеткой).

У меня есть свои собственные сомнения по поводу санкций. Одним из немногих реальных успехов последнего десятилетия стало то, что Белоруссия сейчас больше торгует с Европейским Союзом, чем с Россией. Это большое дело: это часть процесса долгого и медленного переключения с востока на запад, который в один прекрасный день (но, возможно, нескоро) приведет Белоруссию обратно в европейскую семью. Экономические отношения противоречат посланию изоляции и паранойи Александра Лукашенко и перечеркивают его. Тьфу-тьфу, чтобы не сглазить.

Возможно, короткая и резкая очередь санкций и привела бы к освобождению заключенных. Но история подобных мер (по большей части) говорит о том, что их легко ввести, но трудно снять. Американская поправка Джексона-Вэника, введенная в отношении Советского Союза еще в 1974 году, чтобы наказать страну за противодействие еврейской эмиграции, по-прежнему действует и сегодня.

Было бы лучше наказать высокопоставленных чиновников режима, т.е. действовать более точечно. Одним из подходов стал запрет на визы - уже введенный в ряд случаев, неплохо бы его ужесточить и расширить. Еще одна идея - блокировать их деньги на Западе. Было бы интересным вариантом - сказать западным банкам, которые ведут дела с высшим эшелоном белорусского руководства, что у них есть выбор - продолжать работать с этой частью их клиентской базы или не продолжать, но в первом случае им придется распроститься со своими операциями в Северной Америке (по моим данным, такая идея активно обсуждается в Вашингтоне).

Несомненно, многие из этих банков действуют лишь из чистейших побуждений и строго в рамках всех применимых юридических и этических норм. Но нельзя ошибиться насчет благодарности режима за их присутствие. Это поразительно, что Герберт Степич (Herbert Stepic), главный исполнительный директор Raiffeisen Bank, получил орден «Дружбы народов» от Лукашенко лично в 2007 году. Возможно, ему следовало бы отдать его обратно.

Более широкий вопрос в том, что делать с Белоруссией в целом. Запад испробовал и договоренности, и изоляцию, и подрывную деятельность, и терпение, в разных сочетаниях. Ничто не сработало отлично. У меня такое ощущение, что оппозиция на данный момент - это не решение.

Популярность Лукашенко, хотя и значительно меньше чем раньше, но все еще значительна. Белорусское общество питает глубокое отвращение к риску, по вполне понятным историческим причинам. Если бы быстрые решения сработали, к настоящему моменту они бы уже одержали триумф.

Более хорошим подходом было бы  усиливать белорусские связи с внешним миром. Более легко выдавать визы (задача, пример в решении которой уже подали Польша и Литва) - это одна хорошая идея. Не менее полезной идеей была бы обширная и щедрая программа стипендий и грантов для белорусов, желающих учиться на западе (причем это должно действовать в отношении людей любого возраста, не только для молодых). Главным условием подобных грантов должно быть то, что их получатели обязательно вернутся домой, в стиле программы Фулбрайта, как минимум на несколько лет по завершении своей учебы. Было бы приятно надеяться на быстрые перемены в погруженной во мрак Белоруссии. Но нам следует трезво готовиться к долгому и трудному пути.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.