Эти $3 миллиарда российских денег были последней надеждой. Белорусское руководство ждало их как манны небесной. Они как кислородная подушка для задыхающейся без валюты экономики. Национальный банк фактически прекратил регулирование валютно-финансовых процессов в стране, рассчитывая на этот спасательный круг. Сам руководитель страны, регулярно выступая с успокаивающими заявлениями («сегодня, завтра, послезавтра — выровняем ситуацию»), имел в виду российский кредит. Все замерли в ожидании.

«Если нам не будут помогать, то и мы никого не пощадим»

Анатолий Рас


И тут случился облом. Из заявления министра финансов России А. Кудрина следует, что Белоруссии в этом году светит в лучшем случае только $1 млрд. Такого удара под дых официальный Минск не получал от России давно.

А ведь после президентских выборов именно российская поддержка представлялась белорусскому руководству тем якорем, на котором должна удержаться вся белорусская стабильность. Перед самым голосованием закончилась информационная война, которую несколько месяцев вели СМИ России. Москва признала белорусского лидера победителем на выборах, поздравила его. РФ отменила пошлины на нефть, поставляемую в Белорцуссию, в результате чего, по уверениям В. Путина, наша страна получит $4,3 миллиарда субсидий. И на этом оптимистическом фоне конфликт с Западом казался не страшным.

Однако первые тревожные сигналы появились еще перед Новым годом, когда российские нефтяные компании неожиданно ввели «премию» на поставляемую нефть, которая фактически заменила пошлины. Потом провалом кончилась «засада» в Сочи, в ходе которой белорусы так и не встретились ни с Д. Медведевым, ни с В. Путиным.

Когда попросили $1 миллиард госкредита у России и $2 миллиарда из Антикризисного фонда ЕврАзЭС (в котором контрольный пакет находится у РФ), то Москва ответила достаточно позитивно. И премьер Владимир Путин, и министр финансов Алексей Кудрин, и российский посол в Беларуси Александр Суриков утверждали, что переговоры идут нормально. А наш министр финансов Андрей Харковец констатировал, что запрашиваемые суммы «объективны, это подтверждается и российской стороной».

Выделение Россией кредита выглядело логичным. Беларусь является партнером РФ по Таможенному союзу. И экономический коллапс союзника вроде бы не в интересах Москвы. Кроме того, резкое сокращение нашего импорта бьет по российским товаропроизводителям, ибо именно оттуда Беларусь больше всего импортирует.

Поэтому заявление А. Кудрина 11 мая стало полной неожиданностью. Министр финансов России проинформировал, что вопрос о выделении российского кредита пока не рассматривается. Минск может получить $3 миллиарда из Антикризисного фонда ЕврАзЭС в течение трех лет. И в этом году — только $1 миллиард. Интересно, что почти одновременно с этим заявлением А. Кудрина Госдумой России был принят закон, согласно которому Белоруссия может получить из этого фонда только $500 миллионов. Но и эти деньги еще не выделены. Кроме формальных юридических процедур, нужно еще политическое решение, которое, судя по всему, будет окончательно принято во время визита В. Путина в Минск 19 мая.

В чем же причина такого демарша Москвы? Можно предположить, что Беларусь не выполнила условия, которые выдвинула Россия. Публично тот же А. Кудрин говорил о том, что правительство Белоруссии должно разработать программу реформ, которая позволила бы стране выйти из валютного кризиса. Кроме сокращения бюджетных расходов, возможно РФ настаивала, чтобы там было положение о девальвации белорусского рубля и, самое главное, приватизации госсобственности. Скорее всего, именно этот последний пункт и стал камнем преткновения.

Еще в феврале во время посещения Минска В. Путин говорил об объединении КамАЗа и МАЗа в один холдинг как о решенном вопросе. 5 мая начались переговоры по этой проблеме, но они зашли в тупик. Посол России А. Суриков проинформировал, что «Газпром» заинтересован в приватизации «Белтрансгаза». Есть и другие предприятия, интересные для российского капитала.

Этот вопрос затронул и А. Кудрин в своем заявлении 1 мая. Он сказал, что Беларусь могла найти недостающие $2 миллиарда за счет приватизации госпредприятий. Это лишь подтверждает наши догадки, какая именно проблема стала главным препятствием для компромисса.

Видимо, российские официальные лица, первоначально благожелательно высказываясь о выделении кредита, считали, что дело в шляпе. Они были уверены: Минск, зажатый, с одной стороны, давлением с Запада, с другой – валютным кризисом, выполнит любые условия. Но, похоже, Москва просчиталась. Неожиданно белорусское руководство, оказавшись в ловушке, продолжает сопротивляться. А. Лукашенко, выступая с посланием в Национальном собрании, высказался против приватизации, говорил, что не может раздавать народную собственность.

Уже после заявления А. Кудрина об отказе России выделить $3 миллиарда кредита А. Лукашенко ответил очень примечательной репликой. Будто с кем-то полемизируя, он заявил: «В последнее время нам все чаще подбрасывают идеи в связи с этими финансовыми неурядицами, мол, нужны реформы. Нас тонко, аккуратно, с подачи, конечно, оттуда, подталкивают к каким-то реформам и кричат, особенно эти из пятой колонны, что нужны немедленно реформы и реформы. А что за реформа нужна? Какую они нам предлагают реформу? Они нам предлагают реформу на разрушение».

И кто же это подбрасывает идею о разрушительных реформах? Кроме России, вроде, это делать некому.

Натолкнувшись на сопротивление Белоруссии в вопросе о приватизации, российская сторона могла бы просто не торопиться, тянуть резину, говорить, что вопрос обсуждается. И ждать, пока клиент созреет. Ведь Москве торопиться некуда, это у Минска финансы горят.

Но Россия встала на путь публичного демарша. Заявление А. Кудрина звучит как приговор одновременно с ультиматумом. Не случайно, говоря о выделении российского госкредита, он сказал: «Пока мы свою часть не рассматриваем». Здесь ключевое слово — «пока». Т. е. это означает, что вопрос не закрыт, торг продолжается, но позиция Россия очень жесткая.

Любопытно, что официально никто из белорусского руководства никак не прокомментировал заявление А. Кудрина о кредите. Видимо, в Минске ждут приезда В. Путина, надеясь все же выторговать очередную российскую помощь. Возможно, придется жертвовать чем-то из общенародной собственности, которую обещалось не раздавать.

И только если этот торг закончится провалом, мы, наверное, узнаем, что козлы в человеческом облике обитают не только на западе Европы, но и на ее востоке.