Варшава – Белоруссия во вторник понизила официальный курс обмена белорусского рубля по отношению к доллару на 36%, но аналитики задались вопросом, окажется ли такого радикального шага достаточно для того, чтобы разрешить ситуацию с кризисом платежного баланса страны.

Центральный банк понизил официальный курс обмена белорусского рубля к доллару с 3 155 рублей до 4 930 рублей за доллар, но этот шаг, судя по всему, оказал мало влияния на ситуацию на улицах, для обычных граждан, так как банк также заявил, что в обменных пунктах курс можно устанавливать только отличающийся не более чем на 2% от официального.

Банк также продолжил отказываться продавать валюту коммерческим банкам.

У пунктов обмена валюты, в которых давно уже закончилась твердая валюта, люди напрасно ждали возможности конвертировать свои быстро обесценивающиеся рубли в доллары или евро. До девальвации обменные курсы на неофициальном межбанковском рынке находились на уровне более 8 000 рублей за доллар.

«Девальвация была самым очевидным решением, ответом на вызовы, стоящие перед белорусской экономикой, но она обеспечила решение лишь для части из них», - говорят аналитики в Danske Bank в аналитической заметке. «Инфляция в последнее время резко устремилась вверх, и девальвация лишь увеличит инфляцию, идущую от импорта. А так как инфляция явно бьет по среднестатистическим белорусам, весьма вероятно, что она будет очень непопулярна среди населения».

У Белоруссии начались все усугубляющиеся экономические проблемы в последние месяцы, когда контролируемая государством экономика страны оказалась неспособной справиться с растущими энергетическими ценами на российские энергоресурсы и ростом расходов авторитарного президента Александра Лукашенко, на который он пошел перед президентскими выборами декабря прошлого года. Валютные резервы снизились до 3,8 миллиарда долларов, и в Белоруссии наблюдается дефицит текущего счета в размере порядка 16% от валового внутреннего продукта (ВВП).

На прошлой неделе Белоруссии предоставили кредит на три миллиарда долларов от Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС), группы бывших советских республик, но заплатить за него, судя по всему, придется обширной программой приватизации, в рамках которой должны будут быть проданы ключевые активы страны, такие как «Белтрансгаз», который контролирует пятидесятипроцентную долю в газопроводе, через который поставляется природный газ из России в Европейский Союз.

Кредиты дадут временное облегчение, но без глубоких реформ в области фискальной и монетарной политики, направленных на уменьшение масштабов роста кредитования с уровней в более чем 50% в год любая помощь обречена на то, чтобы стать лишь временным решением, говорит Гэбриел Стерн (Gabriel Sterne), старший экономист в Exotix.

«В некотором смысле то, что они делают, подобно наклеиванию пластыря на зияющую рану», - говорит он. «Основная проблема в том, что в экономике имеется слишком много спроса».

Хотя программа экономических реформ в стиле Международного валютного фонда, возможно, и будет необходимой, проведение оной может представлять опасность для власти г-на Лукашенко. Он правил с 1994 года, избегая реформ, которые можно было наблюдать на остальной территории бывшего Советского Союза, при этом обещая, и до последнего времени обеспечивая относительную стабильность и быстрый экономический рост.

Правительство обрушилось на оппозицию после протестов в связи со сфабрикованными президентскими выборами, что привело к отчуждению с Западом, и даже к санкциям со стороны Европейского Союза и Соединенных Штатов против высших государственных чиновников Белоруссии. Белоруссия теперь повернулась за помощью к Москве.