Стоило только белорусской внешнеполитической избушке, развернувшейся на прошлой неделе передом к Западу, неприлично пукнуть пару раз в противоположную сторону, как высокопоставленные политики на Западе моментально оценили такую политическую смелость А.Лукашенко и, виляя хвостом, протянули лапу дружбы.

Самым наблюдательным за маневрами белорусской избушки оказался никто иной как глава МИД Польши Радослав Сикорский, моментально позабывший о всех оскорблениях со стороны официального Минска. При этом следует отметить, что именно главе МИД Польши досталось больше других.

«Приезжали тут великие деятели – правильной, неправильной ориентации. И меня начали упрекать, что я осудил эту «голубятню». Ну, не нравятся мне «голубые», я и сказал, что не нравятся. Видите ли, министры отдельные иностранных дел (Польши и ФРГ) обиделись на меня. Чего на меня обижаться? Мы живем в демократическом обществе, тем более я – президент. Я вправе высказывать свою точку зрения и свою позицию. Я ему (главе МИД ФРГ) честно и сказал это в глаза. Надо нормальный образ жизни вести… В Германии это возможно, и в Польше, тогда пусть этим и занимаются там. А нам сюда это не надо. Хотя этого добра и у нас, к сожалению, хватает», - заявил А.Лукашенко спустя определенное время после встречи с главами МИД ФРГ и Польши Г.Вестервелле и Р.Сикорским.

«Плевать я хотел на все их комментарии. Это злые и непорядочные люди. С ними нельзя ни разговаривать, ни выстраивать отношения. Тем более я сегодня абсолютно знаю и уверен, что они хотели от Белоруссии. Они провалили здесь все, они затратили здесь сотни миллионов долларов. Провалив, они сегодня начинают, для того чтобы оправдаться, вопить на весь мир, что тут чуть ли не узники политические», - еще одно высказывание Лукашенко.

«Сикорский проявил недюжинные географические познания, сравнивая расстояния между Минском и другими европейскими столицами… Это речь не дипломата, и тем более не министра иностранных дел. Так может выступать только ангажированный журналист», - прокомментировал МИД РБ одно из выступлений Сикорского.

Досталось главе МИД Польши от белорусских коллег и за упоминание «фальсифицированных данных» экзит-полов на выборах 19 декабря 2010 года.
Но стоило Лукашенко объявить «персонами нон-грата» российские СМИ в Белоруссии и упрекнуть Россию за отсутствие демократии, как вмиг затянулись все моральные травмы главы МИД Польши. А после заявления «никакой приватизации» Сикорский и вовсе проявил готовность слиться в едином диалоге с Лукашенко, забыв обо всем - нарушениях прав человека в синеокой, гонениях независимой прессы и каждодневных показательных действиях белорусского режима, направленных на устрашение зароптавших под тяжестью экономических проблем белорусских граждан.

Позвонив в минувшую пятницу оппозиционеру В.Некляеву, Сикорский, со слов самого Неклева, заявил, что Польша готова выступить инициатором возобновления диалога между Белоруссией и Евросоюзом.

Но поскольку на европейской политической улице красных фонарей не все так откровенно, то было озвучено и условие - в случае освобождения политических заключенных и прекращения преследования активистов белорусского демократического движения. Условие, которое можно выполнять годами параллельно с налаживанием политического соития диалога, активное участие в котором Сикорский готов принять лично.

Заявление главы МИД Польши, опять же, если верить словам Некляева, в очередной раз подтверждает, что отнюдь не демократией и правами человека озабочена Европа, вспоминающая о стране в центре континента лишь в перерывах между дискуссиями о грозящих ряду стран ЕС дефолтах. И уж тем более подобная позиция – явная демонстрация того, что пункт «Смена власти в Белоруссии» отсутствует в белорусской повестке дня ЕС.

Лукашенко для Запада – в определенной степени прогнозируем и предсказуем. При этом Европа не тешит себя надеждами, что им удалось или удастся обвести белорусского правителя вокруг пальца. Тем более, что не в этом цель европейской политики в отношении Белоруссии. Главное же условие пока успешно выполняется – белорусская госсобственность и земля пока надежно защищены от жадных российских олигархов.

Так что процесс диалога может продолжаться сколь угодно долго при соблюдении этого статус-кво, а демократию и правовое белорусское общество можно еще не одну пятилетку выстраивать шаг за шагом методом непрерывной торговли – за каждый десяток (сотню) миллионов инвестиций требовать от белорусской стороны что-нибудь взамен: например, не закрывать очередное независимое СМИ, прекращение преследования кого-либо из известных деятелей оппозиции и т.д. и т.п.

Есть большие сомнения, что готовность Сикорского враз забыть все обиды объясняется не только возможными политическими дивидендами за роль посредника. И хотя политическая репутация этого польского политика слегка запачкалось о Лукашенко за последний год, есть ощущение, что главу МИД Польши больше волнует денежная сторона вопроса (как и всех в квартале красных фонарей).

Ведь диалог позволит, как минимум, вернуться к $1,5 млрд. проекту, который хотел реализовать польский миллиардер пан Кульчик – строительство Зельвенской ГрЭС, работающей на польском угле. А почему бы не построить две?

А предприятия мясопереработки, использующие импортное (из Польши) сырье и дешевую рабсилу с последующим экспортом готовой продукции в страны Таможенного союза Россию? Да что там говорить – чего только стоит белорусская земля с природой, не испорченной резким ростом населения и тотальной индустриализацией.

Хотелось бы ошибаться. Но только, как выходит со слов Сикорского, в Европе буквально за полдня забыли об экономических санкциях в отношении Белоруссии. По крайне мере, глава МИД Польши заверил, что ведущие страны Евросоюза не заинтересованы в экономическом ослаблении Белоруссии, и при соответствующих встречных шагах белорусского руководства в любой момент могут вернуться к переговорам, прерванным событиями 19 декабря 2010 года.

Все прекрасно понимают большую разницу между объявлением экономических санкций и их исполнением. Наглядный пример – экономические санкции США против венесуэльской государственной нефтяной компании PDSVA, которые абсолютно не сказались на объемах поставки венесуэльской нефти в эту страну (Венесуэла входит в топ-5 поставщиков нефти в США). Не сказались по той причине, что PDSVA продает нефть в США не напрямую, а через свою дочку, на которую эти санкции почему-то не распространяются.

Между тем, единственный действенный способ борьбы с белорусским авторитарным режимом европейские политики стараются не обсуждать даже в кулуарах – отмена визового режима с Белоруссией, что могло бы в кратчайший срок кардинально изменить взгляды значительной части белорусского населения на казалось бы уже устоявшиеся в белорусском колхозе вещи.

Но Европа в этом не заинтересована. Ей нужен свой маленький «Китай» под боком – зашуганный, зашоренный и худо-бедно работающий за 2 листа в месяц ($200) на иностранного, но не восточного инвестора, а не рассуждающий в инете о демократии и правах человека. И именно Лукашенко, как никто другой, может, и обеспечивает выполнение этой задачи. Зачем менять успешного менеджера?...

Безусловно, в качестве контраргумента в защиту Сикорского можно утверждать, что именно польский политик наиболее жестко и резко критиковал действия белорусских властей 19 декабря и в последующие месяцы. Но как говорят, милые бранятся, только тешатся.

Ну и если учесть тот факт, что самому Некляеву и некоторым другим белорусским политикам, а следовательно и Сикорскому, было еще три месяца назад известно о том, какие условные сроки им объявит суд, то в теме «Европа избавит Белоруссию от Лукашенко» можно поставить большую жирную точку.