Скандал с заявлениями о том, что Москва не собирается помогать Лукашенко подавлять народные восстания, действительно очень важен и показателен. Только его важность и показательность - совсем не в том, что видится на первый взгляд.

Действительно, на одном из последних саммитов ОДКБ президент Белоруссии говорил о возможности применения Корпуса сил оперативного реагирования (КСОР) ОДКБ в случае внутренних беспорядков в той или иной стране. Но кого при этом он имел в виду и почему вообще стал об этом говорить? Реальные просьбы о военной помощи со стороны ОДКБ звучали на самом деле дважды, и оба раза в прошлом году от Киргизии: первый раз в апреле от президента Бакиева, когда он просил защитить его от восстания, и второй раз - в июне, от временного президента Отунбаевой, которая просила помощи во время этнических погромов на юге страны. Никаких других просьб не поступало. Если оценивать ситуацию объективно, то потребность в такой помощи может возникнуть вовсе не в Белоруссии. Во многих странах Центральной Азии есть воинствующее исламистское подполье, там уже случались вооруженные бунты, к тому же в скором времени американцы уйдут из Афганистана, и что там будет, не выплеснется ли это на север, как раз на территорию южных членов ОДКБ - это большой вопрос.

Что касается ситуации в Белоруссии, то мнения ее по поводу могут быть разные, но стоит привести мнение российского дипломата, которого «Известия» процитировали в статье, посвященной скандалу. По мнению советника российского посольства в Белоруссии Владимира Марчука, «у Лукашенко достаточно сил белорусской армии, чтобы предотвратить любую «арабскую весну», а его заявление относительно ОДКБ всего лишь пропагандистская уловка, чтобы показать значимость Белоруссии и международное значение ее лидера. Внутри страны Лукашенко ничего не угрожает. Второго Египта или Ливии здесь не будет. Слишком разные условия».

Есть множество оснований считать, что российский дипломат был прав и в оценке ситуации в стране, где он представляет свое государство, и в оценке мотивов, на основании которых Лукашенко сделал заявление о преобразовании КСОР в международного жандарма. Уже ситуация с приютом Бакиева показала наличие у белорусского правителя политических амбиций в Центральной Азии, желание показать себя игроком, посредником, идеологом борьбы с революционной «заразой» - кем угодно, лишь бы влиятельной фигурой.

И здесь то же самое. Накануне саммита ОДКБ в Астане не Лукашенко, а Назарбаев говорил о необходимости построить «неприступную стену», чтобы предотвратить распространение революций в Центральной Азии. Так предложение Лукашенко звучало просто как практическое воплощение страхов и предостережений Назарбаева и его соседей.

Но почему же тогда Москва перевела стрелки на Лукашенко, сделав вид, что он предложил расширить функции и полномочия ОДКБ для себя, для защиты своей власти? Точно так же, почему раздражение в Москве вызвало и пристанище, данное Лукашенко Бакиеву. По схеме московской политики ее союзники и соседи должны общаться между собой через нее, через Москву. Ну, возможны максимум региональные контакты, но если белорус Лукашенко лезет в центрально-азиатскую политику - это, на взгляд Кремля, совсем не его сани, на что ему в достаточно грубой форме и было указано. Для Лукашенко в грубой, а для Запада (мелочь, а приятно) в очень красивой: осколок «совка» Лукашенко чуть ли не сам призывает к себе российские войска для защиты от народа, а Россия, лишенная, как вы знаете, каких бы то ни было империалистических устремлений, ему в этом отказывает, косвенно занимая сторону демократии, которая так нравится Западу.

Есть и еще один, едва ли не главный мотив, согласно которому разыгран этот спектакль - это то, что степень готовности белорусского правителя идти навстречу пожеланиям Кремля в экономической сфере ниже, чем Кремлю хотелось бы. Отсюда и вытекает озвученный анонимным кремлевским источником приказ «макать» дорогого союзника. Еще (или уже) «мочить», «крестных отцов» и других войн, в ближайшее время может и не будут, все же в Таможенный союз вступил, Единое экономическое пространство подписал. Но будут «макать», чтобы понимал, что от него добиваются большего. Вот это как раз и есть единственное важное и показательное.

Перевод: Светлана Тиванова

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.