Так, Нурсултан Назарбаев после подписания документов, нацеленных на создание Евразийского экономического союза (ЕЭС), заявил, что нельзя говорить о реинкарнации СССР. По словам Александра Лукашенко, интеграционные процессы между Россией, Казахстаном и Беларусью не ведут к ущемлению суверенитета. Ну а Дмитрий Медведев старался говорить о сугубо экономической интеграции, старательно обходя политический аспект процесса.

В то же время, как отметил в комментарии для Naviny.by Евгений Прейгерман, директор по исследованиям «Либерального клуба» (Минск), «Евразийский союз — это прежде всего геополитический проект Кремля».

Впрочем, именно по этой причине, возможно, преувеличенны тревоги антиимперских сил в странах, которые при СССР были «младшими сестрами». Поскольку «политический аспект в Евразийском союзе непременно будет довлеть», то велика вероятность, что «это не заработает», добавил наш собеседник.

Читайте также: Белорусско-российские отношения: угрозы реальные и мнимые

Будем этих детей мыть или новых наделаем?

Пока же уходящий российский президент оптимистично предполагает, что удастся даже утереть нос Брюсселю. В том смысле, что в ЕС понабирали черт знает кого и на этом обожглись. А тут — все свои, все вышли из советской шинели.

«Я не хочу намекать на Европейский союз…», — дипломатично начал Медведев. И тут же врубил без обиняков: «…но они отчасти купили кота в мешке. У нас нет этой ситуации. Поэтому я уверен, что мы создадим прочный, эффективный, хорошо развивающийся экономический союз».

Во-первых, похоже, Москва еще мало получала по лбу белорусскими граблями. Во-вторых, любые метафоры — дело скользкое. Те, кто видит в проекте ЕЭП имперскую угрозу, могут тут же зацепиться за эту параллель насчет купли кота в мешке: а что, Москва нас тоже купила уже? Или только покупает?

И хотя казахский и белорусский лидеры традиционно заклеймили врагов интеграции, вопросы остаются. В том числе наверняка и у самих этих лидеров, расчетливо педалировавших 18 ноября приятную для Кремля бравурную риторику.

После подписания документов Дмитрий Медведев предусмотрительно подчеркнул, что суетиться и забегать вперед в плане создания ЕЭС не стоит. Ориентир — 2015 год. Но может, мол, получиться и раньше.

Показательно, что Лукашенко мимоходом фактически вбил гвоздь в гроб союзного государства: этот проект, по его выражению, может «раствориться» в процессе развития ЕЭП. Если последний хорошо пойдет. Однако возникает вопрос: коль скоро Минск и Москва не сумели построить союз на двоих, где гарантия, что получится на троих?

Читайте также: Евразийский союз испытает белорусский суверенитет на прочность

Переход после неудачи от менее амбициозного проекта к более амбициозному отнюдь не вселяет уверенности в успехе, подчеркнул аналитик Евгений Прейгерман.

Собеседник отметил, что есть как минимум два подводных камня. Во-первых, не решена проблема выполнения многочисленных документов, подписанных в рамках постсоветской интеграции. Во-вторых, велико недоверие между лидерами автократий.

Автору же этих строк нагромождение интеграционных проектов, в аббревиатурах которых путаются уже и эксперты, напоминает грубоватый старый анекдот с коронной фразой: будем этих детей мыть или новых наделаем?


Что у Кремля на уме, то у Думы на языке?

Да, российские дуумвиры весьма осторожны в формулировках и подчеркивают, что не собираются гнать лошадей нового проекта.

Но вот на прошедшем 16 ноября в нижней палате российского парламента круглом столе с говорящим названием «За Союз» иные пламенные ораторы пошли гораздо дальше.

«Уже сейчас мы можем выходить на обсуждение декларации Евразийского союза. А в дальнейшем — говорить о создании наднациональных институтов», — считает спикер Думы Борис Грызлов. Глава думской комиссии по культуре Владимир Мединский говорил о «воссоздании большой страны» как об «огромной макрозадаче». А известный телеведущий Михаил Леонтьев без обиняков заявил: «Для нас Евразийский союз, большая интеграция, большая страна является формой выживания русского народа. Русский народ может сохраниться только в этом контексте».

Читайте также: Стратегия Запада по Белоруссии должна быть долгосрочной

Вопрос, сохранится ли при этом белорусский народ, остался в тени.

В общем, декларации на подпись постсоветским партнерам предлагаются, конечно, красивые, но не тот ли это случай, когда «что ни делаем, получается автомат Калашникова»?

Некоторые аналитики утверждают: бояться экспансии Кремля не надо, потому что эти проекты — в основном предвыборный пиар. После двух электоральных кампаний в России они могут быстро завянуть.

Да, перед выборами Москва будет придерживаться правила «никакого давления и максимум льгот», считает аналитик Евгений Прейгерман. К тому же она сейчас старается заманить Украину, и на этом фоне Белоруссии действительно может перепасть толика дополнительных благ. «Естественно, пока белорусская сторона будет получать скидки на газ и благоприятный доступ на российские рынки, ее это полностью устроит», — отметил наш собеседник.

Но потом, в случае если Путин отбросит излишний политес, свернет «раздачу слонов» и станет прессинговать, следует ожидать полосы конфликтов, прогнозирует эксперт. «Белоруссию если и не «наклонят», то постараются держать в сгорбленном состоянии», — резюмировал Прейгерман.

Европа или Азиопа?


По мнению минского политолога Ольги Абрамовой, соглашения ставят крест на европейских перспективах Белоруссии, в этом плане «точка невозврата уже пройдена».

Валерий Карбалевич, эксперт аналитического центра «Стратегия» (Минск), со своей стороны, отметил в интервью для Naviny.by, что наличие союзного государства с Россией не помешало Лукашенко в свое время начать игру с Евросоюзом и «два года маневрировать» между этими центрами силы.

Читайте также: Белорусская дуга внешней политики: куда кривая вывезет?

Да, соглашается политолог, подписанные сейчас документы в какой-то степени свяжут Минск, но о точке исторической бифуркации или невозврата пока говорить рано.

Добавлю: Минск еще может и пошантажировать Европу проектом ЕЭС, типа — если не хотите возрождения СССР, полюбите нас черненькими!

По мнению Валерия Карбалевича, найти общий язык в рамках ЕЭП, а тем более ЕЭС трем авторитарным лидерам будет гораздо сложнее, нежели установить какие-то правила в рамках Таможенного союза. Ведь речь уже не только о едином тарифе, дележе пошлин и т.п., но и о согласовании макроэкономической политики, выходе на единую валюту.

Вспомним: на днях белорусский официальный лидер раздраконил правительство Мясниковича за излишне рыночный прогноз-2012. А представьте себе, что подобные параметры были бы согласованы в рамках Евразийского экономического союза. Тут уж принцип «что хочу, то и ворочу», экономический популизм с подпечатыванием пустых денег не прокатывает.

И не кто иной, как Лукашенко, на недавних учениях территориальной обороны открытым текстом сказал, что к введению единой валюты ЕЭП не готов. Мол, поживем — увидим.

Подобное говорилось и о единой валюте в рамках белорусско-российской «двойки». В итоге, поскольку на два эмиссионных центра Москва, естественно, не пошла, а глава Синеокой заявил, что за зарплатой в Кремль ездить не собирается, единая валюта «двойки» накрылась медным тазом. Теперь это экспрессивное резюме можно применить уже и к союзному государству в целом.

Читайте также: Тоже великий интегратор: СМИ Белоруссии об ответе Лукашенко Путину

Валерий Карбалевич отмечает: авторитарные режимы плохо интегрируются, и трудно представить, что кто-то из тройки Путин — Назарбаев — Лукашенко разгонится делиться кусочками власти. А без таких жертв интеграции не бывает, и на наднациональных органах в таком случае можно ставить крест.

Но даже если опасность поглощения Белоруссии преувеличивается, то опасность навсегда отстать от передовых стран более чем реальна.

Непонятно, откуда возьмется ускоренная модернизация «тройки», о которой говорил 18 ноября в Кремле Медведев. Ведь пытаются интегрироваться довольно отсталые постсоветские экономики, причем российская (по идее флагман, мотор) — скособоченно-сырьевая и насквозь коррумпированная. Тут даже догоняющая модернизация под большим вопросом.

Российский же нефтегазовый наркотик способен отбить у белорусских властных стратегов последнюю охоту к диверсификации источников энергоносителей, а уж тем более — отвадить от заморочек типа структурных реформ да инновационного развития.

Плюс к этому, над судьбой Евразийского союза довлеют отсутствие живой ткани демократии и плохой исторический бэкграунд. В новом проекте объективно доминирует вчерашняя империя — огромная Россия. При ее массе сколько ни декларируй равноправие, но Казахстан и Беларусь — вроде двух лун на орбите («Два карлика прыгают вокруг гиганта», — заметил белорусский экономист Леонид Заико).

Можно бросать камни в Евросоюз, но там изначально интегрировались демократии и к тому же проект не строился на собирании земель вокруг экс-империи. Короче, не было того призрака Азиопы, который сейчас напрягает белорусов с европейским мышлением.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.