25 ноября в Москве Белоруссия и Россия подпишут три документа: ценовое соглашение о поставках газа в Белоруссию в 2012-2014 гг., соглашение о тарифах на транзит газа и договор о продаже 50% акций «Белтрансгаза». По слухам, цена газа для Белоруссии составит 150-160 долларов за тысячу куб. метров. Если слухи верны, то какие аргументы мог использовать Минск для значительного снижения контрактной цены на газ?

Еще по теме: Почему Россия возвращается к энергетическим дотациям экономике Белоруссии?


Для России в канун выборных кампаний и запуска нового этапа интеграционного объединения – ЕЭП – совсем не нужны были споры и конфликты с А. Лукашенко. Это могло если не сорвать старт ЕЭП, то, по крайней мере, сильно испортить имидж таможенной «тройки» – детища В. Путина. А этого будущему президенту России совсем не хотелось. Поэтому Кремлю пришлось фактически принять условия А. Лукашенко, касающиеся газовых соглашений с Белоруссией.



Затянувшиеся на год тяжелые переговоры по условиям поставки газа в Белоруссию четко продемонстрировали Кремлю: если он не примет белорусские условия, А. Лукашенко не поставит свою подпись под пакетом документов по дальнейшему развитию интеграционных устремлений Москвы – Декларацией о евразийской экономической интеграции и договором о Евразийской экономической комиссии (ЕЭК).

В конце сентября в Молодечно А. Лукашенко прямо заявил, на каких условиях он готов это сделать. «Я уже несколько раз говорил: если нереальны равные условия, то нам и ЕЭП не нужно. Мы идем туда не потому (как нас там долбят, прежде всего меня, Лукашенко идет туда), чтобы что-то дешевле получить, нет. Нам нужны равные условия: если дешево там – значит дешево здесь, если дорого там – значит дорого и здесь», – сказал А. Лукашенко.

Равные условия предполагают если не равные, то близкие к российским цены на газ. Поэтому при приватизации «Белтрансгаза» официальный Минск выдвинул два ключевых требования: первое – сохранить объем транзита газа через территорию Белоруссии, чтобы не снизились поступления от транзита. Второе требование белорусской стороны – выход на равнодоходные с РФ цены на газ.

Первое требование Москве было выполнить несложно - «Газпром» согласился не снижать объемы транспортировки газа в Европу по газотранспортной системе Белоруссии, которая вот-вот станет российской.

Смотрите по теме: Газопроводы Белоруссии

Второе условие выполнить было гораздо сложнее. В 2006 году Россия уже пообещала одновременно с Белоруссией к 2011 году перейти на равнодоходные цены на газ, но в отличие от Минска так и не выполнила это условие. Позже В. Путин пообещал, что страны таможенной «тройки» вместе перейдут на этот принцип к 2015 году, а коль Белоруссия это уже сделала, то предложил ей на этот период предоставить интеграционную скидку на газ.

Читайте еще: Москва уже купила Белоруссию?

Однако на этот раз белорусские переговорщики вряд ли бы согласились поверить российским коллегам на слово. Тем более, что недавно Федеральная служба по тарифам РФ вновь отложила либерализацию российского газового рынка – теперь уже до 2015-2018 годов.

Белорусы не собирались в очередной раз наступать на те же грабли. Поэтому требование получить четкие гарантии синхронного с Россией перехода к равнодоходным ценам при подготовке газовых договоренностей было ключевым. А такие гарантии в условиях неопределенности перспектив развития российского газового рынка можно было получить, только привязавшись к российским условиям ценобразования.

Можно представить, как не хотелось «Газпрому» ломать прежнюю рыночную формулу ценообразования. Российский концерн даже предлагал скорректировать формулу в пользу белорусов – привязаться к более дешевой среднеевропейской, а не польской цене на газ, что позволило бы снизить цену на газ для Белоруссии на 20-30 USD/тыс. куб. м. Однако новая привязка к европейской цене в любом случае не могла бы обеспечить то, чего так добивалась белорусская сторона – равнодоходных цен на газ с российскими, означающими минимально возможную разницу в ценах для белорусских и российских потребителей.

Первый вице-премьер Белоруссии Владимир Семашко признался 23 ноября журналистам, как непросто шли газовые переговоры. «К решению шли долго, год велись переговоры. Вопрос был решен, когда Алексей Миллер после наших многомесячных переговоров доложил нашу позицию Путину, который затем обсудил это с нашим президентом. Два месяца ушло на окончательное согласование», – сказал В. Семашко.

Принятое в России политическое решение по газовым субсидиям Белоруссии – это, как думается, плата не только за комфортное подписание документов по развитию интеграционной «тройки», но и за лояльность Москве в вопросах военного сотрудничества. В этом случае цена газовой скидки для Белоруссии, которая, по экспертным оценкам, составит около 2,7 миллиарда USD в следующем году, может показаться не такой высокой.

Кроме того, предоставляя миллиардные скидки на газ для Белоруссии, Кремль шлет весьма красноречивый сигнал Украине, которая сегодня не в меньшей степени озабочена высокими ценами на газ. Москва по-прежнему рассчитывает втянуть ее в интеграционные процессы, прекрасно понимая, что без Украины любой российский интеграционный проект будет неполноценным.

Читайте по теме: Действительно ли Россия хочет присоединить Белоруссию?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.