После периода автономии, поверить в которую трудно, Белоруссия поняла, что она нуждается в России, и Путин предоставил Лукашенко заем. Однако страна с трудом соблюдает договор о стабильности. Кто займет место президента? Один из его сыновей.

Дети Чернобыля сами стали отцами. Двадцать лет тому назад, когда распался Советский Союз, Белоруссия стала отправлять своих детей в Италию в целях дезинтоксикации после ядерного облучения. В 2011 году 300 тысяч граждан «Белой Руси» говорят по-итальянски, а Минск смотрит на Рим как на лучшего друга. Но Берлускони уже пал, и Лукашенко тоже не в лучшей форме.

Так  Запад узнал о Белоруссии, несчастной стране, которая оставляла своих сирот чахнуть в бесчеловечных детских учреждениях. Никто не ожидал, что из всех государств, возникших на развалинах СССР, Белоруссия с ее великолепными лесами и цветущими сельскохозяйственными  предприятиями сохранит высокий уровень жизни. Природные богатства не мешали ее жителям предаваться алкоголизму, а правительству отправлять их сыновей в загородные детские дома, где никто не мог стать свидетелем их заброшенности и плохого обращения с ними.

Читайте еще: Россия оплатила Белоруссии интеграционный счет

Двадцать лет спустя в Белоруссии перспективы для этих детей не улучшились, а все остальное изменилось. Все пошло вразнос, начиная с декабря 2010 года, когда отец народа Александр Лукашенко, находящийся у власти с 1994 года, начал репрессии против своих соотечественников, осмелившихся оспорить результаты выборов, на которых победителем плебисцита был объявлен Лукашенко, и заявить о фальсификациях.



Президент приказал арестовать мирных демонстрантов и добился показательного процесса над лидерами оппозиции, отправленными в тюрьму только за то, что они участвовали в акциях протеста. Об одном из них, Андрее Санникове в настоящее время ничего не известно: после того, как он был осужден на пять лет, его увезли в тайное место заключения; даже жена ничего не знает о его местонахождении.

С другой стороны для режима Лукашенко это не новость: предвзятое осуждение является нормой, как и исчезновение виновных. Достаточно сказать, что приговоры к высшей мере наказания приводятся в исполнение тайно, и только спустя недели родственники узнают о казни. Белоруссия — единственная европейская страна, которая еще осуществляет смертную казнь.

Следовательно, все казалось бы нормальным, все как обычно, если бы сам президент не был вынужден сделать шаг назад. Да, потому что в последние годы Лукашенко сменил направление, проявив нетерпимость по отношению к вечным союзникам из Кремля, и попытался править автономно, что никак не согласуется с экономической и политической ситуацией. И, тем не менее, пару лет ему удавалось удерживаться на ногах также благодаря частичному размораживанию отношений с Европейским союзом, который в обмен на небольшие уступки предоставил Белоруссии возможность снова стать участницей программы «Восточное партнерство» и возобновил финансирование проектов развития и восстановления промышленных зон, находящихся в упадке.

Читайте еще: Белоруссия - уродливая европейская диктатурка


Однако, страна продолжала жить на доходы от транзитных пошлин, которые российские нефтяные гиганты уплачивали неохотно и в малых размерах, и сохранять систему социального обеспечения, что привело к  росту государственного долга. Организации, борющиеся за права человека, и вынужденные действовать в условиях ссылки, заявляли о неминуемом банкротстве, но Лукашенко не принимал критики, и в 2009 году заявил, что он намерен оставаться у власти до тех пор, пока его пятилетний сын не сможет ее унаследовать.

Автаркический период длился в Белоруссии до конца нынешнего лета. Кризис делал свое дело, и Лукашенко был вынужден дважды снизить курс рубля. Национальным банкам пришлось прибегнуть к займам иностранной валюты, полученным Центральным банком Белоруссии, который в октябре увеличил свой долг коммерческим институтам на 156 миллионов долларов. За десять месяцев долг банка вырос на 574 миллиона долларов, то есть на 17%.

Правительство заверяет рынки и граждан: «Наша платежеспособность обеспечена золотым запасом». И все же иностранцы опасаются, что громко заявленные золотые запасы становятся чисто виртуальными, и многие отказались от инвестиций. После этого при заблокированном процессе  приватизации у Белоруссии остается только один источник получения денег: Россия.

Таким образом, Лукашенко возвращается домой. 18 ноября вместе с президентами Казахстана и Белоруссии он подписал документы, касающиеся создания Единого экономического пространства (ЕЭП). Это одно из последних решений, которое санкционирует сближение с Кремлем. В обмен на это Минск получил заем из фонда помощи государствам, основанного Путиным для стран Евразийского экономического союза: Казахстана, Таджикистана, Киргизии и, разумеется, России и Белоруссии.

Договор на кредит в 3 миллиарда долларов был подписан в июне, и Белоруссия ждет второго из шести траншей, которые должны быть предоставлены к 2013 году. Но их получение не является автоматическим процессом, потому что Минск испытывает трудности с соблюдением договора о стабильности ввиду растущего государственного дефицита в экономическом бюджете и, следственно, падения курса рубля.

Еще по теме: Как беденют белорусы

Но медовый месяц с Москвой возобновился, и Путин  предоставляет Белоруссии новое снижение цен на газ, чтобы поддержать режим Лукашенко. Он сейчас радуется, но по прошествии времени будет осужден Кремлем на политическое самоубийство, когда будет вынужден сократить социальное обеспечение и распродать государственную собственность.

Если старый президент больше не кажется способным к управлению процессом приватизации, то россиян мог бы устроить более молодой лидер, уже стоящий во главе сил безопасности Белоруссии, и составляющий все большую конкуренцию своему отцу Александру. Его зовут Виктор Лукашенко, и в отличие от своего братишки Николая он уже давно стал совершеннолетним.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.