Применяемые Александром Лукашенко жесткие методы государственного контроля заставили Кондолизу Райс назвать его режим «последней настоящей диктатурой в сердце Европы». Однако как так получилось, что в Белоруссии оказался у власти настолько авторитарный правитель? Этот вопрос рассматривается в книге Эндрю Уилсона – первой работе на английском языке, посвященной истории и политической культуре Белоруссии после обретения республикой независимости в 1991 году. Основываясь на широком круге источников, Уилсон подробно исследует историю того, как Лукашенко – бывший военнослужащий погранвойск КГБ и бывший глава свиноводческого колхоза – пришел к власти и создал тоталитарное государство.

Национальное самосознание поздно пришло в Белоруссию, в которой до самого1914 года водоразделом в основном служила религия. «Границы вперед и назад смещали военные кампании, а не политики и не этнографы», - пишет Уилсон. Нынешние границы Белоруссии установила Вторая мировая война. Многие поляки были депортированы из региона или бежали из него, а еврейское население было почти полностью уничтожено, и в результате белорусы оказались преобладающим правящим классом.

Интегрировавшись в Советский Союз, Белоруссия широко эксплуатировала миф о героическом партизанском движении, и это позволило ей пожать плоды послевоенной реконструкции. Кроме того, ее географическое положение обеспечило ей важную роль в транзите энергоносителей, вознаграждавшуюся щедрыми советскими субсидиями.

После распада Советского Союза Лукашенко в 1994 году выиграл свои первые президентские выборы. Провозгласив себя «ярым русофилом» он заручился поддержкой России. Одновременно, чтобы укрепить свою власть, он постепенно избавился от государственных органов и институтов, установленных прежней конституцией. Как замечает Уилсон, «его любимыми методами контроля стали массовое использование государственных информаторов и агентов в сочетании с принципом “разделяй и властвуй”». Он также неофициально поддерживал некоторых политических кандидатов, чтобы избежать появления реальной оппозиции, а позднее использовал ту же тактику и против НГО.

Многие из независимых организаций были закрыты или заменены государственными аналогами (ГОНГО – «государством организованными негосударственными организациями»), что превосходно демонстрирует его пренебрежение правами человека. Что еще хуже в 1999 и 2000 годах противники Лукашенко начали «исчезать».

Я сам имел возможность видеть репрессии Лукашенко в 2002 году, когда от лица международной писательской организации ПЕН-клуб наблюдал за процессом редактора газеты Виктора Ивашкевича и посещал другого журналиста Николая Марковича, содержавшегося за много миль от семьи в трудовом лагере в отдаленном городе Осиповичи. Оба они обвинялись в «клевете на президента».

Открытое нарушение Лукашенко прав человека не лишило его базовой поддержки. По данным последнего опроса, его рейтинг составляет 39 %. В своей работе Уилсон также уделяет немало внимания сложным отношениям между Лукашенко и Путиным. В период с 2001 по 2004 год Лукашенко отказывался открывать белорусскую экономику для российского капитала, несмотря на поддержку СМИ и на значительный заем, полученный им перед выборами. Он также обманывал такие компании, как «ЛУКОЙЛ» и «Газпром», вложившие в Белоруссию свои средства. Неудивительно, что в последние годы российские субсидии заметно уменьшились.

Глубина знаний Уилсона впечатляет, а его детальный анализ экономической политики Лукашенко показывает, каким образом белорусский лидер сумел так долго держаться за власть. Однако из-за высокого уровня социальных расходов, а также расходов на образование и здравоохранение внешний долг Белоруссии чрезмерно увеличился. По мнению Уилсона, у Лукашенко «больше нет денег, чтобы поддерживать неограниченно долгий срок в довольном состоянии одновременно элиты и общество».

В декабре 2010 года около 50 000 белорусов собрались на мирную демонстрацию против нечестных выборов. Лукашенко ответил очередными жесткими мерами. Трудно найти простой ответ на вопрос о том, как можно ослабить эту жесткую хватку, однако, по мнению Уилсона, «Лукашенко не будет держаться вечно». Экономическая политика и репрессии, которые в прошлом так хорошо ему служили, могут привести к его падению.