Смех в зале

На совещании по вопросам внешней политики Александр Лукашенко засвидетельствовал свою готовность идти на уступки Европейскому Союзу, хотя всячески пытался это скрыть. Наиболее ярким примером является его позиция по вопросу возвращения послов ЕС в Белоруссию:

- Мы с министром иностранных дел договорились, что каждую страну и каждого посла мы будем персонально рассматривать, в плане возвращения в Белоруссию. Но это не имеет ничего общего с тем, что мы хотим воспрепятствовать возвращению послов... Это была их воля, они уехали, совершив дипломатический, политический шаг... А вот вернуться обратно – это уж мы посмотрим, каким образом они будут возвращаться в Белоруссию. Но и говорить о том, что мы их не пустим, нам тоже не следует. Нам с кем-то разговаривать надо? Надо.

Получается смешно: сначала Лукашенко говорит, что чуть не личные разрешения каждому послу на возвращение будет выдавать. И здесь же заверяет, что препятствий на пути дипломатов в Белоруссию не будет. Так в чем тогда смысл «персонально рассматривать»?

А признания международного сообщества все же хочется

Ясно, что это чушь, ведь если бы официальный Минск завернул кого-то из послов, то остальные, исходя из принципа солидарности, также отказались бы возвращаться. Просто Лукашенко таким образом не терпится продемонстрировать белорусскому народу свою значимость: мол, что хочу, то и делаю, даже с этими иностранцами, поэтому здешним рыпаться вообще не стоит.

Одновременно глава Белоруссии заявил о готовности помиловать тех политзаключенных, которые написали соответствующие прошения. И, более того, он сам поднял тему выборов в Палату Представителей, демонстрируя заинтересованность в том, чтобы они были признаны международным сообществом.

Таким образом, наблюдается достаточно большой контраст между предыдущими воинственными заявлениями Лукашенко в адрес Запада и относительно компромиссными, прозвучавшими 5 апреля. К тому же и министр иностранных дел в тот же день заверил, что Белоруссия не хочет эскалации отношений с Евросоюзом. Почему изменились поведение официального Минска?

В свойственном хамским стиле

Похоже, что главная причина кроется в истечении очередного «медового месяца» между руководством России и Белоруссии. Москва, потратив новую порцию нефтегазовых субсидий накануне президентских выборов, после их окончания начинает разговаривать с Лукашенко совсем иначе. «Первой ласточкой» в этом смысле является воздушный конфликт, Россия решает в свойственном ей хамском стиле – отправляя утром в понедельник телеграмму о прекращении полетов «Белавиа», когда уже объявлена ​​посадка на очередной рейс. И это только зондаж почвы для того, чтобы потом выставить куда более серьезный счет.

К тому же очевидно, что личные отношения между Александром Лукашенко и Владимиром Путиным остаются напряженными. Это следует в том числе и из обстоятельств саммита ЕврАзЭс, который состоялся в марте. С главой Казахстана Нурсултаном Назарбаевым Владимир Путин провел личные переговоры. А Александру Лукашенко пришлось коротать время в компании московского мэра Сергея Собянина и вдовы первого президента РФ Наины Ельциной.

Короче говоря, в объятиях Кремля, которые превращаются из ласковых в стальные, Лукашенко чувствует себя уже некомфортно и он стремится ускользнуть. Поэтому и закапывает «топор войны» с Западом, делая при этом грозный вид, чтобы сохранить лицо.

Перевод: Светлана Тиванова

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.