Все признают, что первый зарубежный визит Путина в статусе президента в Белоруссию - символический, знаковый, демонстративный. Он показателен не только с точки зрения внешней политики России, геополитики, но и психологического восприятия мира нынешним руководителем РФ после президентских выборов.

Главная перемена, произошедшая в России за время двух предвыборных кампаний, – это десакрализация власти. Путин настоящий и Путин четырехлетней давности – разные политики, с другой общественной поддержкой, политическим весом, уровнем легитимности. Четыре года назад он был объявлен «национальным лидером», оппозиция ему не виделась даже на горизонте, общество спало. Путин представлял за рубежом Россию, которая «встала с колен», набирала международный вес, за ним стоял консолидированный социум.

Полгода достаточно массовых протестов раскололи российское население, поставили под сомнение политику правящего тандема. Инаугурация в осаде, в Кремле, окруженном военизированными отрядами, – картинка очень яркая, точная иллюстрация к переменам в России. Она свидетельствует о том, что сейчас Путин – президент с дефицитом внутренней и международной легитимности.

Судя по всему, эти события сильно травмировали Путина. Выяснилось, что это человек с большими психологическими комплексами. В этом смысле весьма показательным стал его отказ ехать в США на саммит «Большой восьмерки». Чтобы понять всю значимость такого шага, надо вспомнить, что Россия очень гордится своим членством в G-8. Это признание ее статуса как великой державы.

И вот теперь отказ участвовать в саммите. Кажется, такого прецедента в истории этой структуры еще не было. Надо вспомнить, что западные страны весьма критически оценили две избирательные кампании в России, упрекали в недемократичности выборов, сочувствовали оппозиционным акциям, широко их освещали, критиковали за репрессии против политических оппонентов. Кажется, Путин просто испугался лететь на встречу с лидерами великих держав сразу после всех этих событий. Так как посчитал, что на него там будут смотреть сверху вниз, с сочувствием, как на неудачника, который потерял весь свой бывший потенциал.

Интересно, что в качестве альтернативы G-8 Путин собрал в Москве неформальный саммит СНГ и ОДКБ. В этой компании среди своих он чувствовал себя уютно. Здесь никто не упрекал его за ход избирательной кампании, все наперегонки поздравляли. Причем приехали все президенты стран СНГ, хотя ранее неформальные саммиты многие пропускал. Кстати, существование этого сообщества наполняется новым содержанием. Сейчас это институт, с помощью которого авторитарные режимы и лидеры постсоветского пространства поддерживают и легитимизируют друг друга.

В этом контексте следует рассматривать и тот факт, что Путин выбрал Белоруссию в качестве первой страны для своего визита. Выбор был между Минском и Астаной – ближайшими союзниками, партнерами по Таможенному союзу. С Назарбаевым у Путина никогда не было конфликтов со взаимными оскорблениями, как с Лукашенко. И сегодня проблем в отношениях с Казахстаном у России несравнимо меньше, чем с Белоруссией. Почему же Путин все же выбрал Минск?

На мой взгляд, решающим фактором стал тот антизападный тренд, который сейчас доминирует в России и который не исчез с окончанием избирательной кампании. Казахстан больших проблем в отношениях с Западом не имеет. А Белоруссия – в затяжном противостоянии с ЕС. И первый визит в Минск – это демонстрация поддержки белорусского режима в этом конфликте, в противодействии европейскому давлению.

Кроме геополитических причин нынешней дружбы Москвы и Минска, существует и психологический фактор. Несмотря на все личные обиды, Лукашенко и Путин – политики одной крови. Это важно отметить в контексте тех рассуждений, что, мол, сейчас, после выборов, российский президент начнет плотно разбираться с главой Белоруссии.
Следует заметить, что Лукашенко как раз к визиту приготовил Путину подарок. Имею в виду появление нового политзаключенного – Василия Парфенкова. Чтобы повязать партнера, повесить и на российского лидера ответственность за белорусские репрессии. Пусть расхлебывает. Кстати как раз в преддверие визита президента России в Берлин и Париж.

Перевод: Светлана Тиванова

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.