В четверг противники грузинского президента Саакашвили хотят собраться в Тбилиси, чтобы провести там крупную акцию протеста. Ираклий Аласания, в свое время занимавший пост заместителя министра безопасности, затем представителя президента на грузино-абхазских переговорах и наконец постоянного представителя Грузии в ООН, порвал с Саакашвили.

ВОПРОС: Господин Аласания, почему Вы и Ваше объединение требуете проведения досрочных президентских выборов в Грузии?

ОТВЕТ: Политический, экономический и военный кризис, который сейчас переживает Грузия, является, в первую очередь, результатом политики, проводимой Саакашвили. Хотя 'революция роз' 2003 года предоставила много хороших возможностей. Мы надеялись, что Грузия превратится в стабильное демократическое государство и станет надежным партнером для европейцев и других союзников. У нас также была надежда на то, что объединение Грузии будет происходить исключительно мирными средствами, что Тбилиси продемонстрирует абхазам и югоосетинам в мятежных провинциях свою готовность к примирению. Вместо этого проводимая президентом политика привела нас к вооруженному противостоянию. Непредсказуемость и импульсивные решения Саакашвили привели к тому, что Грузия угодила в ловушку, расставленную Россией, поддавшись на ее провокации, что вылилось в августовскую войну. Большая часть населения утратила доверие к президенту. Этому способствовал также тот факт, что обещанная "новая волна демократических реформ" так и не была осуществлена и что экономика в стране сегодня находится в плачевном состоянии не только по причине войны и мирового экономического кризиса, но и из-за ошибок, допущенных правительством.

ВОПРОС: 13 оппозиционных партий хотят 9-го апреля организовать в Тбилиси крупную демонстрацию протеста, чтобы принудить Саакашвили уйти в отставку. Будете ли Вы принимать в ней участие?

ОТВЕТ: Эта акция продемонстрирует волю народа, и мы с нашими сторонниками примем в ней участие.

ВОПРОС: Девять сторонников оппозиционного "Демократического движения", возглавляемого бывшим председателем парламента Нино Бурджанадзе, были арестованы за то, что якобы планировали 9-го апреля организовать насильственный переворот. А люди в правительстве говорят, что Москва оплачивает деятельность некоторых оппозиционных сил...

ОТВЕТ: Правительство пытается запугать население, чтобы люди 9-го апреля не вышли на улицы. Оно снова хочет дискредитировать оппозицию. Однако больше ему это не удается.

ВОПРОС: Опасаетесь ли Вы применения силы?

ОТВЕТ: Грузины обладают конституционным правом на проведение мирных демонстраций. Мы все постараемся предотвратить провокации и возможную эскалацию насилия. Но, прежде всего, правительство должно действовать весьма осмотрительно, чтобы все прошло мирно.

ВОПРОС: Перед тем, как стать постоянным представителем Грузии в ООН в 2006 году, Вы были уполномоченным президента Саакашвили на переговорах с мятежной провинцией Абхазией. Чего Вы тогда хотели добиться?

ОТВЕТ: Я уже в 2004 году пришел к убеждению, что политика Тбилиси по отношению к мятежным провинциям была ошибочной и что только укрепление доверия между грузинами и абхазами, равно как и между грузинами и югоосетинами, может вновь сблизить их друг с другом. Этого я и пытался добиться в политической сфере, например, посредством осуществления совместных проектов в области строительства.

ВОПРОС: Вас отстранили от дел?

ОТВЕТ: Президент Саакашвили сказал, что в Нью-Йорке я смогу больше сделать для Грузии.

ВОПРОС: Как случилось, что в 2008 году Вы все же снова стали переговорщиком?

ОТВЕТ: Эта инициатива была неким "совместным предприятием" между абхазами, которые чувствовали, что приближается катастрофа, и мной. С одобрения Саакашвили я в середине мая, когда напряженность в треугольнике Россия-Абхазия-Грузия угрожала перейти в военную конфронтацию, поехал в Сухуми, чтобы провести секретные переговоры с абхазским руководством. Мы почти нашли решение проблемы, договорившись о возвращении грузинских беженцев и о принятии заявления об отказе от применения силы. Я представил результаты переговоров Саакашвили. Он пообещал поставить этот вопрос на обсуждение в руководстве страны. Потом я об этом больше ничего не слышал. Примирение с Сухуми создало бы совершенно новую атмосферу, в которой было бы немыслимо вооруженное столкновение, подобное тому, что произошло в августе с Южной Осетией.

ВОПРОС: По Вашим ощущениям, как Запад представляет себе будущее Грузии?

ОТВЕТ: Имидж Саакашвили как человека, которому можно верить, очень сильно пострадал на Западе. Поэтому нам нужен президент, который сможет восстановить доверие к Грузии. Единственное, чем Саакашвили еще может этому способствовать - это уйти в отставку.

ВОПРОС: Не боитесь ли Вы, что Запад и, в особенности, Америка, не будет принимать во внимание устремления Грузии, чтобы получить поддержку России в каких-то других начинаниях?

ОТВЕТ: Я уверен, что Запад не отвернется от Грузии. Однако мы должны как можно скорее избрать новое и надежное руководство, которое пользовалось бы доверием населения. Приход к власти политика, который отказался бы от задачи интеграции Грузии в Западную Европу и намеревался бы вернуть Грузию в зону влияния России, абсолютно исключен. Большинство населения и политический класс хотят, чтобы Грузия закрепилась в западных структурах, занимающихся вопросами безопасности и экономики. Но также мы должны попытаться вновь наладить каналы общения напрямую с Россией, Абхазией и Южной Осетией. Этого невозможно достичь, пока на посту президента остается Саакашвили.

ВОПРОС: Не только Вы, но и госпожа Бурджанадзе дали понять, что у вас обоих есть президентские амбиции. Не вредит ли оппозиции подобный раскол?

ОТВЕТ: Все по порядку. Во-первых, мы должны вместе добиться того, чтобы были назначены новые выборы. Затем уже народ решит, кто станет грузинским президентом.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.