Аскар Акаев (экс-президент Киргизии, сбежавший во время «тюльпановой» революции) гордился тем, что его страна занимает первое место в мире по количеству университетов на душу населения. В разговорах с западными представителями (Соединенные Штаты в то время в Киргизии представляла Мари Йованович, нынешний посол этой великой державы в Армении) он подчеркивал университетское превосходство своей страны над всем остальным человечеством, восхищался, восторгался… ну а затем сбежал на самолете российских ВВС, иначе ему бы размозжили голову в его же кабинете.


Аскар Акаев насаждал университеты в Киргизии потому, что был человеком науки. Был бы он, скажем, музыкантом (как Армен Смбатян - нынешний посол Армении в России), то создавал бы на каждом углу консерватории, молодежные симфонические оркестры, фонды Спивакова или Нуриева (в зависимости от сексуальной ориентации), струнные квартеты и т.д. и т.п. Безусловно, он знал, что его университеты ни что иное, чем, мягко выражаясь, дерьмо, но все же занимался этим делом, так как ни на что другое, а именно на реальное, осязаемое дело не был способен. В итоге страна ушла у него из-под ног, а он даже не почувствовал и очнулся только на воздушной трассе Бишкек-Москва. Словом, бывшему киргизскому лидеру казалось, что увлекаясь университетоводством, он занимается серьезным делом, обретает опору в гражданском обществе, однако не все, что ему (и таким как он) кажется, является действительностью.


Аскар Акаев жестоко пострадал: судьба наказала его, но мало кому хочется извлечь урок из акаевской трагедии. Речь идет о политике в так называемых «развивающихся» странах, заключающейся в осуществлении заведомо невыполнимых гигантских проектов и идей, от которых, в худшем случае, исходит колоссальный вред (не считая финансовых убытков), а в лучшем - никакой пользы (одни лишь финансовые убытки). Рассмотрим содержание этой политики на примере образовательной системы Армении.


Общеизвестно, что с началом независимости эта сфера подверглась самым масштабным разрушениям. Причем, это были невосполнимые разрушения: если, скажем, любой экономический крах в принципе можно преодолеть, то уничтожение духовных ценностей и традиций не подлежит восстановлению. На сегодняшний день мы имеем печальную картину, а именно: массу государственных университетов (практически все институты были переименованы в университеты, ибо, видите ли, «крестьянству» показалось, что так солиднее) и еще большую массу негосударственных университетов, представляющих собой жуткую смесь позора, трагедии и фарса. (Кстати, городок Талин в Арагацотнской области Армении в два раза опережает столицу мира Нью-Йорк по количеству университетов - в центре арагацотнской культуры действуют четыре университета, тогда как в Нью-Йорке их всего два - Колумбийский и Нью-Йоркский). Картина в образовании печальна тем, что, во-первых, система тотально коррумпирована, во-вторых, знание уже давно отошло на второй план, а на первом - внешняя сторона вопроса, точнее - диплом. Более того, в наиболее престижных ереванских вузах (речь в основном идет о гуманитарных факультетах) ходить на занятия и учиться считается признаком крайне дурного тона, в полном соответствии с «новоармянскими» нравами. (Справедливости ради надо напомнить, что партия революционных дашнаков сыграла в разгроме научно-образовательной системы страны особую, весьма выдающуюся роль).


Очевидно, что на этом печальном фоне требуются радикальные шаги, точнее - хирургическое вмешательство. Но радикализм как метод в политике категорически отвергается нынешним армянским руководством: и президент, и премьер-министр признают в политике исключительно умеренные шаги, даже осознавая, что умеренностью дело не поправить. Например, сегодня необходимо закрыть некоторые вузы, в частности так называемый «педагогический университет» имени Абовяна в Ереване, пединститут в Гюмри и т.п., ибо от них исходит эпидемия коррупции и тотальное надругательство над Знанием. Далее необходимо поменять руководство остальных скомпрометированных вузов и произвести чистку в рядах студенчества. Известно, что 90% студентов гуманитарных факультетов буквально не поддаются обучению, следовательно, необходимо от них избавиться ради очищения и оздоровления учебного процесса. Даже ректор ЕГУ (Ереванский государственный университет) как-то признал, что у него учатся тысячи студентов, подлежащих немедленному отчислению, но вот сделать этого он не может, так как, по его же словам, его «взорвут» (кстати, взрыв или подрыв ректора ЕГУ может обернуться экологической катастрофой для всего региона). Словом, мы говорим лишь о самых примитивных первых шагах, за этим должна последовать серьезная работа. Руководство тоже осознает, что нужна серьезная работа и, естественно, работает. Но как?


По итогам визита министра науки и образования Армена Ашотяна в Москву достигнута договоренность по открытию в Ереване филиала МГУ. То есть, мало нам здесь было своих вузов, так приходится создавать еще один и заявить на весь мир, что в Армении появился еще один видный очаг науки и образования! Удастся ли это? Безусловно, внешнюю сторону вопроса этим можно решить, но что касается внутренней стороны, то ее, конечно же, обеспечить не удастся; более того, к этому даже не стремятся. Главное - фасад, который позволит премьер-министру страны Тиграну Саркисяну заявить, что ЕГУ должен стать одним из первых университетов мира...


Кстати, о Тигране Саркисяне. «Азатамтутюн» - единственное издание в стране, проявляющее с момента своего создания исключительно редкое теплое отношение к нему. Конечно, мы не болваны и видим все его промахи, но только осознание того кошмара, что премьером мог бы стать дашнак или олигарх, заставляет нас с почтением относиться к президенту Сержу Саргсяну и выказывать трепетное отношение к его назначенцу. Полагаю, премьер должен по достоинству оценивать наше к нему отношение, особенно на фоне того варварства, жертвой которого он становится в других СМИ. Как только не называли его, и как только не издеваются! Разумеется, «свободные» СМИ делают это с целью опорочить премьера и, надо сказать, им удается: во всяком случае, в общественном мнении сегодня во многом благодаря прессе у Саркисяна негативный рейтинг. Безусловно, на нормальных граждан страны вопли «оппозиционной» прессы никак не влияют, и свое мнение о премьере они составляют самостоятельно, то есть только на основе его слов и дел. И справедливости ради должен сказать, что ни одно издание, ни один враг так сильно не бьют по его рейтингу, чем он сам! К примеру, что должен нормальный человек, знающий, что такое образование вообще и образование в Армении, думать о деятеле, заявляющем о планах по превращению ЕГУ в один из первых университетов мира и одновременно терпящем нынешнее положение дел в этом вузе? Полагаю, подсказки здесь излишни...


Говоря об университетоводстве и прочих грандиозных декларативных проектах и идеях, не способных стать действительностью, мы хотим обратить внимание не столько на их бессмысленность и нереальность, сколько на опасность для высшей власти. Речь идет о следующем.


Известно, что, не будучи способным на реализацию конкретных жизненных проектов, да и не имея особого желания к этому, человек начинает заботиться о реализации личных интересов, сопровождая это разработкой «проектов» века. Так в Армении появились молодежный симфонический оркестр и бессмысленная позорная постановка балета «Спартак», проект «Города мира» и Российско-армянский университет (РАУ), идеи о возвращении Западной Армении и превращения ЕГУ в один из первых в мире, требования смести политическое руководство страны и идея о едином и неделимом «Армянском мире» с едиными интересами и чаяниями, проект по созданию филиала МГУ и многое-многое другое. Полагаю, трезвый взгляд поможет оценить степень опасности для руководства страны, исходящую от этих проектов, если только отбросить в сторону видимую часть, фасад и заглянуть вглубь проблемы. Ведь очевидно, что президент Саргсян приобрел сотни тысяч врагов, а экс-президент Левон Тер-Петросян - десятки тысяч поклонников из-за того, что в Армении функционирует готовящийся стать первым в мире университет с факультетом г-на Казиняна (декан юридического факультета ЕГУ) внутри, что вместо очищения имеющегося хлама в стране, говорят о городах мира и прочих несуразностях.


Есть еще и другой момент: увлечение «проектами века» отдаляет человека от реальности и не позволяет ему увидеть ее и заняться наконец-то действительно необходимыми и востребованными делами. Просто не хватит времени на их обдумывание. В общем, такие вот дела.


P.S. Если руководство МГУ поддастся соблазну и во имя декларативного армяно-российского пышного братства все же санкционирует открытие в Ереване филиала МГУ, то через пару лет мы больше не увидим этот почтенный вуз в списке 500 самых лучших университетов мира: ереванский МГУ превратят в нечто наподобие РАУ или факультета г-на Казиняна. В Москве должны извлечь уроки из провала операции под кодовым названием «Арменчик Дарбинян во главе РАУ». Если же не учтут или же не подойдут к делу серьезно, ответственно, а не только лишь ради галочки, то МГУ попросту выпадет из списка 500.


P.S.-2. Однако не так печальна жизнь, как нам кажется. Армения как правопреемник СССР унаследовала довольно оригинальную методику в политике. Речь идет о приспособлении государственной политики (в том числе и кадровой) под конкретного индивида или явления. Например, с целью избавиться от Горбачева Ельцин распустил Советский Союз, а для представителя партии «Страна закона» президент Саргсян специально создал министерство. Таких примеров множество и можно продолжать до бесконечности. Вполне возможно, что филиал МГУ задуман здесь как средство для закрытия РАУ, который ничем не проявил себя в образовательном пространстве страны. Вероятно, здесь и в Москве подумали, что содержание одного филиала будет намного дешевле и, самое главное, качественнее, чем громадного университета с грандиозным штатом ректорской прислуги. Подождем немного, и афера прояснится.