Поехать в Москву для правительства означает «шпионскую деятельность» и «измену Родине». Но на бывшего премьера Зураба Ногаидели подобное не расспространяется. Почему это так и о других вопросах Georgian Times беседует с политологом Рамазом Климиашвили.

- Как вы думаете, несмотря на частые визиты в Москву, почему Ногаидели так и не стал «агентом»?

- Уже ясно, что он выполняет функции посла Саакашвили. Еще месяц назад было высказано подозрение, что он ездит в Москву по поручению Саакашвили. Видно, так сказать, американские «хозяева» дали понять Саакашвили, что если он не найдет общий язык с Россией, ничем не смогут ему помочь. Сейчас он старается найти общий язык с Россией и поэтому, наверное, подумал, что самый подходящий вариант для этого дела, бывший премьер-министр, который найдет общих знакомых. Никаких объяснений этому больше не может быть.

- Встречу Ногаидели с Кокойты можно приписать к вопросу об освобождении тирдзнисских подростков?

- Конечно. Я подозреваю, что там шла речь не только об освобождении этих подростков. Эта встреча с Кокойты была первой после той войны. Одно дело, когда туда приезжает Паата Закареишвили, и совсем другое – появление Зураба Ногаидели. То же самое можно сказать о проведенном в Москве 9 декабря медиафоруме, куда поехала делегация наших журналистов. Малхаз Гулашвили сделал там хорошее дело, когда вынудил Медведева сказать, что грузинская продукция должна вернуться на российский рынок, что надо восстановить прямое воздушное сообщение и так далее. Это первый случай, когда это говорит президент России.

Короче, было сделано хорошее дело, но Саакашвили терпеть не может, когда это делают те люди, которых он не может контролировать, то есть, он не желает, чтобы хорошее дело было сделано народной дипломатией или представителями оппозиции. Хотя, в этом случае, тот же Паата Закареишвили поехал в Цхинвали не как представитель оппозиции и, тем более, Гулашвили не представляет никакую партию. Саакашвили терпеть не может народную дипломатию? Потому что он желает, чтобы все контролировал он сам или Вано Мерабишвили, и без их контроля никто и шага не должен сделать. По другому Саакашвили ничего не представляет.  Вот это все, и я повторяю, Ногаидели, это яснее ясного, в этом случае исполяет функцию посла Саакашвили.

- Гия Тортладзе старался наладить контакт с властями Цхинвали по вопросу подростков из Тирдзниси, но у него ничего не вышло, а Ногаидели – наоборот. Почему его заменили на Ногаидели?

- То, что Тортладзе никому не нужен, это яснее ясного, но он сам этого не понял. Уже определилось, что, повторяю, функцию посла выполняет Ногаидели. Одно время, когда Ногаидели заявил, что становится оппозиционером, правительство приняло это отрицательно. Устроили ему драку, арестовали близких людей. Потом, как видно, Саакашвили начал искать тех, кого можно было бы послать в Россию, чтобы наладить контакт, наверное, исходя из статуса, он выбрал Ногаидели, потому что «бывший премьер-министр» хорошо звучит. В последний момент обрисовалось, что у Ногаидели были встречи с заместителем министра иностранных дел России Григорием Карасиным и, возможно, Саакашвили заинтересовался персоной Ногаидели именно поэтому. Возможно, у него есть американский советник, который сказал ему, что это именно тот человек, чей статус можно использовать по отношению к России и южной Осетии.

Я могу сказать, что в сентябре у Ногаидели были встречи с экспертами, на которых присутствовал и я. Одна из этих встреч касалась отношений с Абхазией, и тогда Ногаидели сказал, что собирается поехать в Сухуми. В любом случае, не сегодня-завтра, Ногаидели поедет и туда. Не исключено, что в январе он поедет на инаугурацию Багапши, как неофициальный представитель Грузии. Исходя из того, что он был как в правительстве Саакашвили, а также и в правительстве Шеварднадзе, примут его там соответственно.

- Почему Ногаидели должен устраивать Саакашвили? Ведь возможно, что покровители откажутся от него и предпочтут Ногаидели?

- Сомневаюсь, что Ногаидели станет президентом, но, возможно, что в правительстве Саакашвили он снова вернется на пост премьера.  После этого Саакашвили будет трубить, чтобы услышали международные организации, что посадил лидера оппозиционной партии в кресло премьера. Скажет, что это новая волна демократии.
 
- Тогда у Ногаидели все в порядке. Поэтому, давайте передем к другим темам. Что вы скажете о трагедии, случившейся в Кутаиси?

- То, что там произошло – ужас. Это акт вандализма, который был совершен по приказу Саакашвили, и зачем надо было снимать с работы губернатора – непонятно. Какой губернатор сделает что-нибудь без разрешения Саакашвили? Они должны были взорвать мемориал на день рождения Саакашвили, но потом расспространили слух, что взрыва не будет. Потом Саакашвили позвонил из Копенгагена и приказал взорвать до его возвращения.

- Почему?

- Он разозлился, что в Копенгагене с ним опять никто не говорил. Как всегда, ему даже не пожали руку. Он хотел покинуть саммит, но как бы он это объяснил? Поэтому, он отдал приказ, взрывать, и, «опечаленный», он вернулся. А ведь это место находится очень далеко от населения, и непонятно, почему были повреждены дома.

20 декабря состоялась встреча представителей элиты интеллигенции и лидеров политических партий. На этой встрече было сказано, что тротила было огромное количество, нужно было намного меньше.

Кроме той ужасной трагедии, которая произошла, это оскорбление памяти тех трехсот тысяч грузин, которые погибли во время Отечественной войны, а также и наше, грузинского народа. Саакашвили абсолютно не интересует, что там погибло два человека, а третий находится в тяжелом состоянии. Поэтому поводу, не помню, кто именно, назвал Саакашвили «нашим грузинским Нероном» на встрече интеллигенции и представителей политических партий.