Прошлый год был ознаменован подвижками и важными событиями во многих областях международных отношений. Были подписаны исторические протоколы между Турцией и Арменией, активизировался процесс по урегулированию нагорно-карабахского конфликта, началась "перезагрузка" американо-российских отношений.

 

В 2010 году взаимосвязанные процессы на Кавказе обещают новую динамику, в том числе благодаря улучшению американо-российских отношений. Именно США и Россия способны оказать наибольшее влияние на ситуацию в регионе Южного Кавказа, который приобрел для них в последнее время немалое значение.

 

Сейчас как никогда позиции Москвы и Вашингтона сходятся в вопросе урегулирования самого затяжного в регионе нагорно-карабахского конфликта. Обе страны сегодня испытывают потребность в укреплении своих позиций на Южном Кавказе, и каждая из них прилагает усилия, чтобы оказаться главным медиатором в затянувшемся конфликте между Арменией и Азербайджаном, преследуя свои интересы.
Решение нагорно-карабахского конфликта сулит России диверсификацию экономических отношений с Арменией, разблокирование железной дороги, в которую вложены большие российские инвестиции. Более того, это шанс для Москвы вернуть имидж миротворца, пошатнувшийся после российского вмешательства в грузино-осетинскую войну в августе 2008 года.

 

США же больше заинтересованы в гарантиях безопасности энергопоставок, которые пройдут через Южный Кавказ. "Голубая" мечта США - реализация проектов и диверсификация поставок газа из Туркменистана и Азербайджана напрямую зависит от уверенности инвесторов в безопасности поставок. В случае же разрешения конфликта военным путем, об инвестициях такого рода проектов придется забыть.

 

Вашингтон и Москва, несмотря на свое влияние на Азербайджан и Армению, не способны оказать серьезное воздействие на внутриполитическую обстановку в этих странах. Поэтому улучшение российско-американских отношений создает, скорее, хороший фон для урегулирования проблемы Нагорного Карабаха.

 

Первым серьезным сигналом положительной динамики стало историческое подписание десятого октября главами МИД Армении и Турции в Цюрихе протоколов о нормализации отношений этих двух стран при поддержке как США, так и России.

 

Еще одной точкой пересечения интересов России и США на Кавказе может стать Габалинская радиолокационная станция. После исторического отказа американской администрации от размещения в Европе третьего позиционного района в повестке дня значатся несколько вариантов архитектуры ПРО: создание коллективного комплекса стратегического ПРО Европы; создание ПРО против ракет средней и малой дальности силами НАТО и США; создание исключительно американской ПРО, но без привязки к раздражающим Россию точкам вблизи ее границ.

 

В этой связи РЛС в Габале, пожалуй, пока наиболее вероятный объект, упоминаемый в связи с возможным включением РФ в систему глобальной ПРО. Российская станция находится на боевом дежурстве на территории Азербайджана, в непосредственной близости с Ираном.
В качестве дополнительного элемента наблюдения она может быть удобна для США и России при различных вариантах архитектуры ПРО. Габалинская станция в любом случае может стать объектом демонстрации первого совместного оборонного проекта США и РФ. Однако, учитывая устаревшее техническое состояние станции, сотрудничество в Габале будет носить скорее символический, чем практический характер.

 

Россия в ответ на то, что американская администрация пересмотрела планы по размещению ПРО вблизи российских границ, готова поступиться некоторыми своими союзническими обязательствами перед Ираном. Очевидно, что усилия России будут направлены на то, чтобы в Иране не появилась ядерная бомба, так как это станет серьезным дестабилизирующим фактором в регионе.

 

Москва, как один из главных региональных игроков, не заинтересована в возникновении крупных вооруженных конфликтов, которые могут серьезно повлиять на стабильность на Южном Кавказе, что дает шанс США на поддержку России в переговорах с Тегераном. Россия сегодня готова поддержать некоторые санкции и оказать более серьезное давление на Иран с тем, чтобы Исламская республика отказалась от своей ядерной военной программы. Это вписывается и в "перезагрузку", и в российское видение региона Южного Кавказа.