Когда в августе 2008-го в Грузию вошли российские танки, мог наступить поворотный момент в истории периода после "холодной войны".

Команда Джорджа Буша по вопросам национальной безопасности всерьез рассматривала вопрос о нанесении авиационных ударов с целью прекращения вторжения. Владимир  Путин хвастался, что только ему можно доверять. А Николя Саркози буквально силой заставлял грузинского лидера подписать соглашение о прекращении огня.

Вот только три вершины, возвышающиеся над тем дипломатическим занавесом, который раскрыл Рональд Асмус (Ronald D. Asmus) в своей книге "A Little War That Shook the World: Georgia, Russia and the Future of the West" (Маленькая война, которая потрясла мир: Грузия, Россия и будущее Запада). Это по-настоящему захватывающее изложение событий той августовской пятидневной войны.

Асмус, который работал помощником госсекретаря в администрации Клинтона, сегодня руководит брюссельским отделением Фонда Маршалла "Германия - США" (German Marshall Fund of the United States). Он составил это повествование о реальной политике и дипломатических тупиках на основе не публиковавшихся ранее документов, а также интервью с западными и грузинскими представителями. Собранный воедино, этот материал стал наглядным свидетельством того, как Запад не сумел противостоять осмелевшей России.

Книга написана со знанием дела: в ней есть и присущее дипломату понимание политических нюансов, и журналистский охват деталей. В ней прослеживается, как Россия воспользовалась противоречиями между США и Европой, которые усугубила нагноившаяся рана иракской войны, чтобы остановить упрямое движение непокорной Грузии навстречу Западу.

Из нее мы узнаем, что "некоторые высокопоставленные сотрудники Белого Дома" настаивали "хотя бы на каком-то рассмотрении вариантов ограниченных военных действий", таких как бомбардировка горного тоннеля, служившего главным путем снабжения для российских войск.

Буш идет на попятную

Спустя четыре дня после начала войны, которая вспыхнула 7 августа 2008 года, Буш прекратил это обсуждение. На встрече в Белом Доме с участием высшего руководства возникло "четкое ощущение того, что практически любые военные шаги могут привести к конфронтации с Москвой", пишет Асмус.

В итоге ни заканчивавшая свой срок американская администрация, ни расколотый трансатлантический альянс не смогли сделать фактически ничего для спасения Грузии, когда та споткнулась и оказалась в центре войны. Военное столкновение могло вновь пробудить российские притязания на звание великой державы после двух десятилетий мощного спада.

Российские взгляды на страницах этой книги в основном отсутствуют. По словам Асмуса, кремлевские руководители отвергли его просьбы взять у них интервью. В результате в книге присутствует больше сочувствия к Грузии, чем, скажем, в отчете по итогам расследования обстоятельств войны, проведенного по указанию Евросоюза, в котором говорится, что первый выстрел в этой войне сделал Тбилиси.

В книге показано, как заканчивающий свой президентский срок Буш в силу практических соображений вынужден отойти на позиции прагматизма. Он не хочет начинать драку с Россией и не может убедить своих союзников, таких как канцлер Германии Ангела Меркель, в необходимости поддержать стремление Грузии стать членом Организации Североатлантического договора.

"Резко и угрожающе"

Слабость позиций Буша оттеняет та напряженность в отношениях, которая возникла в завершающий период его правления между ним и вице-президентом Диком Чейни. Чейни был обеспокоен тем, что Буш непреднамеренно подал России сигнал к началу боевых действий, поскольку смолчал, когда Путин "резко и угрожающе" высказался по поводу Грузии во время встречи двух президентов в черноморском городе Сочи в апреле 2008 года. Один из сотрудников аппарата Чейни, прочитав докладную записку об этой встрече, пожаловался на то, что Буш своим молчанием включил для России "зеленый свет".

В "Маленькой войне" приводится весьма показательная беседа между Путиным и архитектором прозападной политики Грузии президентом Михаилом Саакашвили, которая состоялась в феврале 2008 года.

"Вы думаете, что можете доверять американцам, что они поспешат вам на помощь? - спросил Путин Саакашвили (согласно грузинской стенограмме той беседы), - Доверять нельзя никому. Кроме меня".

Грузинская "горячая голова"


Саакашвили, которого одни считают реформатором, а другие демагогом, стал главной причиной несовпадения взглядов США и Европы на то, как приблизить Грузию к Западу. Как пишет Асмус, в европейских столицах его считали "горячей головой, пользующейся американской поддержкой, и человеком, несущим с собой неприятности".

Неприятности были запрограммированы заранее, когда не менее эмоциональный Саркози сновал челноком между Москвой и Тбилиси, пытаясь добиться прекращения огня. Выбор в качестве посредника руководителя Франции, которая в тот момент председательствовала в ЕС, стал отражением обеспокоенности Вашингтона тем, что активное участие США в данном процессе еще больше разозлит Кремль.

В рассказ Асмуса о скоропалительной дипломатии Саркози включено откровение о том, что, по крайней мере, один высокопоставленный американский дипломат был "потрясен" двусмысленностью текста соглашения о прекращении огня, который французский лидер на скорую руку составил в Москве 12 августа.

Вечером того же дня, когда 100 000 грузин радостно скандировали "Сар-ко-зи, Сар-ко-зи", собравшись возле здания парламента в Тбилиси, французский президент предъявил Саакашвили  составленный им документ и сказал, что ничего лучше тот не получит.

"Где Буш? Где американцы? - сердито рычал Саркози на грузин, - они не придут вас спасать. И европейцы тоже не придут. Вы одни. Если не подпишете, то скоро здесь будут русские танки".

(Джеймс Ньюгер пишет для Bloomberg News. Изложенные здесь взгляды принадлежат автору статьи.)