В понедельник сенатор Джон Маккейн получил от президента Михаила Саакашвили высшую государственную награду за поддержку суверенитета Грузии во время грузино-российской войны 2008 года. В этом давнем и весьма противоречивом конфликте сенатор Маккейн открыто объявил себя (а в силу своего видного политического положения и все Соединенные Штаты) другом и партнером Грузии, назвав этот конфликт (что весьма примечательно) "самым серьезным кризисом со времен "холодной войны"".

Все было бы довольно просто, если бы у Грузии и Соединенных Штатов действительно были "общие вызовы, общие интересы и общие демократические ценности свободы личности, равной справедливости, прав человека и человеческого достоинства", как заявлял сенатор Маккейн. Но это не совсем так. И обещать Грузии быть ее поборником и защитником в сражениях с Россией за территориальную целостность довольно рискованно. Это может нанести серьезный ущерб американо-российским отношениям и более широким интересам США - особенно в связи с тем, что Россия крайне важна для ведения переговоров с Ираном, а также в деле борьбы с терроризмом и распространением ядерного оружия. Неужели сенатор Маккейн дает Грузии пустые обещания, или он действительно верит, что Соединенные Штаты смогут добиться более жестких санкций Совета Безопасности ООН по Ирану, не опасаясь российского вето?

Сенатор с готовностью указывает пальцем на администрацию Обамы, обвиняя ее в робкой, как он считает, реакции на выборы в Иране. Он критикует ее за слишком мягкое отношение к странам-изгоям; он не сомневается в том, что продвижение демократии является ключом к достижению масштабных внешнеполитических привилегий. Поэтому взгляды Маккейна на американо-грузинское партнерство еще больше осложняются следующим обстоятельством: они основаны на вере сенатора в то, что президент Михаил Саакашвили разделяет те представления о всеобщих правах человека, которые проповедует сам Маккейн. К сожалению, если принять во внимание слабость демократических институтов Грузии, подавление оппозиции в стране, жесткий контроль над средствами массовой информации и слаборазвитую сферу бизнеса, то сенатору Маккену следовало бы проявить осторожность, прежде чем называть Грузию Михаила Саакашвили "вдохновляющим примером для всех свободолюбивых народов".

Перед приемом у президента Саакашвили  сенатор Маккейн встречался с несколькими лидерами грузинской оппозиции, которые, несомненно, постарались нарисовать сенатору совершенно иную картину политической и общественной жизни в Грузии. Трое из этих лидеров, встречавшихся с сенатором - Давид Усупашвили, Георгий Таргамадзе и Леван Гачечиладзе - подписали письмо с обращением к Генеральному Секретарю ООН Пан Ги Муну, в котором просят его прислать на предстоящие в Грузии муниципальные выборы наблюдателей. Письмо это подписали многие грузинские политики, представляющие самые разные группы и интересы, причем у большинства из них проамериканские и пронатовские настроения. Среди подписавших это обращение в ООН бывший спикер парламента Нино Бурджанадзе, бывший министр иностранных дел  Саломе Зурабишвили, бывший представитель Грузии в ООН Ираклий Аласания, а также лидер грузинской лейбористской партии Шалва Нателашвили. Что примечательно, в письме напрочь отсутствуют упоминания об "общих демократических ценностях", о которых говорил сенатор Маккейн, принимая награду. Вместо этого авторы пишут, что в Грузии сегодня "процветает самовластие", а "реальная власть полностью и абсолютно сосредоточена в руках президента". Кроме того, в петиции отсутствует упоминание о защите Михаилом Саакашвили личных гражданских свобод. Авторы письма заявляют, что вместо поддержки этих свобод "власти ужесточают контроль над средствами массовой информации". Зарубежные наблюдатели, в том числе, от госдепартамента США и от Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) критикуют Грузию за нарушения на выборах, за коррупцию в исполнительной власти, а также за отсутствие свободы слова и прессы.

Ухаживание за Грузией вопреки всем ее изъянам и недостаткам может стать эффективным способом для вытягивания этой зарождающейся демократии на такие позиции, с которых она сможет более полно развивать свои демократические институты, вдохновившись перспективой членства в ЕС и привилегированных отношений с Соединенными Штатами. Но поступать так можно только при условии честной и откровенной оценки полуавторитарной политики Грузии. Стремление подладиться под Саакашвили чревато опасными последствиями - мы можем утратить свою репутацию истинных сторонников и поборников демократических идеалов и лишиться поддержки России по Ирану. А это слишком высокая цена.

Соединенные Штаты могут и должны оставаться для Грузии другом. Но для начала следует снять шоры с глаз и критически оценить нарушения Саакашвили  в области демократии - как делают США в отношении северного соседа Тбилиси. Мы должны пересмотреть границы и рамки наших отношений как с Грузией, так и с Россией, чтобы у каждой стороны имелась более четкая картина того, что могут сделать США, и чего они не могут. Определенно, существуют такие вопросы, где торг недопустим: Америка полностью поддерживает независимость и суверенитет Грузии. Но у нас очень мало реальных и заслуживающих внимания вариантов действий в рамках урегулирования глубоко укоренившихся территориальных споров в Южной Осетии и Абхазии, особенно в том, что касается их возврата под власть Тбилиси. Вашингтон в состоянии упрочить стабильность в этом регионе; он может укрепить грузинскую демократию и независимость, развивая при этом сотрудничество с Москвой в деле решения важнейших международных проблем. Игнорировать Россию с ее длинным списком недостатков легко, и особенно легко смотреть на нее как на враждебную державу, чем, похоже, и занимается сенатор Маккейн. Но самое большое препятствие на пути к подлинной демократии в Грузии - это не Россия, а президент Саакашвили.

Элизабет Стерлинг - научный сотрудник Никсоновского центра (Nixon Center).