Интервью с экспертом Московского Фонда Карнеги Алексеем Малашенко.

 

-  Господин Малашенко, вы согласны с тем мнением, согласно которому визит премьера Турции в Россию демарш, адресованный Западу? Не секрет, что визит Реджепа Тайипа Эрдогана в США не изменил позицию официального Вашингтона на счет того, что карабахский конфликт и вопрос армяно-турецких отношений  должны решаться отдельно. Получается так, что Анкара пытается получить нужный ответ от  России.

 

- Этот визит можно оценивать и как демарш, но дело в том, что Турция в первую очередь хочет и имеет все возможности занять роль важного игрока на Кавказе. Турция позиционирует себя как государство, которое может иметь большое влияние на вопросы регионального значения, при чем, не только на Южном Кавказе, а на Кавказе в целом. И Турция убеждена, что Россия сможет помочь ей в этом вопросе. Ведь Российская Федерация имеет свои выгоды в отношении сближения с Турцией. Это связано с энергетическими, газовыми вопросами, которые относятся к проекту «Южный поток», который Россия хочет запустить раньше, чем начнет действовать «Набукко». Более того, создалось впечатление, что России предложат некое участие в проекте «Набукко», что тоже очень важно. Взамен Турция хочет получить некоторые политические выгоды. Несерьезно думать, что на Кавказе политика и экономика ведутся как отдельные процессы, значит то, что делает Турция, вполне логично и она продолжит эту тенденцию. 

 

- Насколько связаны друг с другом визит Эрдогана в Москву и вопросы, касающиеся  карабахского урегулирования и отношений между Турцией и Арменией?

 

- Очевидно, что визит имеет две цели - обе дополняют друг друга. Первая цель - газ, энергетические вопросы. Вторая - карабахское урегулирование. Не случайно, что Лавров совершил визит в Армению тогда, когда в Москве был Эрдоган. Он должен был объяснить позицию России.

 

- В таком случае, почему Россия заинтересована в урегулировании отношений между Турцией и Арменией? Насколько повлияет это урегулирование на роль и влияние Российской Федерации на Южном Кавказе?

 

- Сегодня Россия заинтересована в увеличении роли Турции на Южном Кавказе. Турция имеет свою особую позицию относительно Абхазии, невозможно не заметить, что это держит в напряжении Грузию. И второе, так как Россия все равно должна считаться с мнением Турции, то, думаю, РФ поможет Турции в вопросах нормализации отношений с Арменией и в урегулировании карабахского конфликта.

 

- Насколько реальны шансы на то, что Анкаре удастся уговорить Москву в вопросе Нагорного Карабаха и согласны ли вы с мнением, что настало время для урегулирования этого конфликта?

 

- По моему, время для урегулирования конфликта настало давно, но не думаю, что конфликт разрешим именно сегодня, для этого потребуется много времени, так как центральную позицию занимает признание независимости Нагорного Карабаха. Очевидно, что Азербайджан никогда не пойдет на это, что касается Армении, урегулирование конфликта делится на несколько слоев, и один из этих слоев - освобождение азербайджанских территорий, которые находятся под контролем Армении, от армянских войск. Думаю, эти вопросы вместе будут решать Российская Федерация, Турция и сама Армения, так как уступки на счет этих территорий вполне возможны. И в Анкаре, и в Москве считают, что время для этого настало, особенно рассчитывая на то, что происходит нормализация отношений между Арменией и Турцией, в повестке дня стоит вопрос ратификации армяно-турецких протоколов, и в Турции считают, что это может быть естественным ответом для Армении на пути решения карабахского конфликта.

 

- Насколько все это будет успешным, если Вашингтон в этом не участвует?

 

- Не могу дать однозначный ответ, так как существуют мнения как за, так и против. Для меня однозначно то, что отношения между Арменией и Турцией должны наладиться, так как несерьезно, что две такие страны находятся в зависимых условиях, значит и для Турции и для Армении выгодна нормализация отношений. Вопрос в том - сколько и как нужно заплатить за это, так как бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Думаю, для Армении благоразумно наладить отношения с Турцией, на сегодняшний день это должно быть основным вопросом во внешней политике, так как Армения понимает, что без Турции не сможет решить вопрос Нагорного Карабаха, соответственно, насколько хорошо понимала бы Турция позицию Армении, настолько было бы лучше. Хотя я понимаю, что уступки с армянской стороны будут восприниматься болезненно, но уверяю, что эти уступки не приведут к факту конечного урегулирования карабахского вопроса, так как от требования независимости никто, как будто, не хочет отказываться.


- В чем состоит интерес России в увеличении роли Турции?

 

- Сегодня Российская Федерация и Турция партнеры, это очевидно, но турки имеют амбиции, касающиеся Кавказа, рано или поздно это приведет к противоречиям, так как и Россия, и Турция считаются кавказскими государствами, обе страны вовлечены в два  кавказских процесса. Пока это будет выгодно для России, она будет содействовать этому, но уверяю вас, что рано или поздно возникнут вопросы, так как в мнениях России и Турции не могут быть общие позиции во всем, что касается Кавказа.

 

- Ваша оценка визита главы МИД Российской Федерации Лаврова в Ереван и визита премьера Турции Эрдогана в Москву, имея в виду, что в политике случайностей не бывает.

 

- Повторюсь и скажу, что в вопросе Нагорного Карабаха позиции Российской Федерации и Турции очень близки, и эти позиции связывает газ.

 

- Насколько сблизятся российско-азербайджанские отношения в результате армяно-турецкого процесса и насколько ухудшатся турецко-азербайджанские отношения?

 

- Есть много конфликтов – карабахский, российско-грузинский, есть несогласия в энергетических вопросах, все эти вопросы в одном узелке, и надо дать должное Азербайджану, который в этих ситуациях довольно достойно и стойко держится, дипломатично продолжает вести свои отношения, не портя их ни с Ираном, ни с Турцией, ни с Российской Федерацией, ни с США, они продолжают работать. Что касается официальной Москвы, то Москва хочет присутствовать и в Армении – стране, которая является ее стратегическим партнером, и в Азербайджане – как политический посредник,  как один из главных игроков той политики, которую мы видим.

 

Перевод: Гамлет Матевосян