Сенатор Ричард Лугар (Richard Lugar), второе лицо в комитете по международным отношениям при конгрессе США, предложил перевооружить Грузию силами США и Европы для повышения её шансов в случае повторного конфликта с Россией.


Грузия — хороший пример того, как страдает маленькое расколотое государство от соседства с большой    и самоуверенной страной. Сохранять свою свободу и независимость удаётся с трудом. Многие века Грузия входила в состав Российской империи, затем — в состав Советского Союза. Даже сейчас Грузия живёт в тени враждебной Москвы.


Но у Тбилиси есть то, что есть и у других маленьких расколотых государств: яростнейшие националистические чувства. Положение национальных меньшинств, абхазов и осетин, менялось в разные периоды, и даже меньшевики, правившие Грузией некоторое время после российской революции и побеждённые более жестокими большевиками, отказались от своего либерализма, когда дело касалось граждан негрузинской национальности. Вполне объяснимо, что сейчас многие абхазы и жители Южной Осетии не хотят подчиняться официальному Тбилиси.


Результатом этого стала большая неразбериха в геополитике региона, но для Америки это не имеет почти никакого значения. В эпоху «холодной войны» никто не высказывал предположений о значимости положения Грузии для безопасности США. В резолюции 1959 года Грузия числилась в списке «пленённых наций» — вместе с Туркестаном, Армений, Идель-Уралом, Белой Рутенией, Казакией и Тибетом. Вашингтон приносил дежурные соболезнования в связи с их бедственными положением, но и в мыслях не имел ввязываться ради них в войны. Так же следует вести себя в отношении Грузии и сейчас.


Роналд Асмус (Ronald Asmus) из фонда имени Германа Маршалла (США) утверждает, что в августе 2008 года «война велась, чтобы не пустить Грузию на Запад», но даже если это и так, то встаёт простой вопрос: ну и что? Конечно, это хорошо, что Грузия стремится на Запад, но ничего хорошего нет в том, чтобы ради стремления Грузии на Запад шёл на риски Вашингтон.
США одержали верх в «холодной войне», не ввязываясь в реальные войны. Американские лидеры смирились с тем печальным фактом, что Вашинтон не может быть гарантом национальных претензий всех народов, — вспомните хотя бы Венгрию в 1956 году. С окончанием «холодной войны» в этом отношении не поменялось ничего. На Кавказе нет ничего такого, ради чего стоило бы рисковать ввязаться в войну.


Америка навесила на Грузию ярлык «стратегического партнёра», но убытков от этого было гораздо больше, чем пользы. Вашингтон выделил Тбилиси миллиарды долларов, в том числе — целый миллиард сразу после войны августа 2008 года, и щедро оплачивал обучение грузинской армии. В благодарность за это правительство Саакашвили отправило грузинские войска в Ирак, а вскоре отправит и в Афганистан. Сенатор Лугар назвал тогда Грузию «исключительно активным участником борьбы за международную безопасность», но грузинские подразделения принесли Америке крайне ограниченную пользу. На Грузии же бремя войны сказалось намного тяжелее, хотя Тбилиси рассматривает подобные миссии как вклад в собственную безопасность (задел для будущего вступления в НАТО), а не в международную.


Топливно-энергетические ресурсы каспийского бассейна имеют большую ценность, но не являются жизненно важными. Более того, Россия не собирается мешать Западу осуществлять доступ к нефти и природному газу, если только не произойдёт крупной конфронтации, — например, если НАТО не поддержит нападения Грузии на Абхазию и/или Южную Осетию. Ещё звучали восторженные заявления о том, что Тбилиси — перевалочный пункт на пути в Среднюю Азию, «идеальная взлётная полоса для попадания в регион», как выразился Майкл-Хикари Сесайр (Michael Hikari Cecire) с веб-сайта Evolutsia.net. Впрочем, до ключевого стратегического актива Грузии далеко: пытаться основать военный форпост на территории, окружённой могучими конкурентами в лице Китая, Индии и России, было бы крайне глупо.


В поддержку международного права, а именно — в поддержку территориальной целостности Грузии и против сепаратизма Абхазии и Южной Осетии было сделано довольно много, в частности, в июле вице-президент Джозеф Байден (Joseph Biden) объявил о поддержке администрацией «единой» Грузии. Десять лет назад, однако, США и НАТО первыми и без провокаций начали агрессивную незаконную войну с целью отделения Косово от Сербии, а два года официально признали независимость Косова, предварительно срежиссировав постановочные «переговоры» с заранее предопределённым исходом.


В августе прошлого года президент Грузии Михаил Саакашвили с яростью обрушился на «агрессию на чужой территории, создание “замороженных конфликтов”, дестабилизирующих иностранные государства, и попытки узаконить этнические чистки». Но его мнимые союзники занимались на Балканах именно этим. Какими бы ни были достоинства переговоров вокруг Грузии с юридической точки зрения, назвать политику союзников в этом отношении лицемерием было бы слишком мягкой формулировкой.


Даже то, что Грузия претендует на статус образцовой демократической и свободной страны региона, несколько натянуто. По рейтингу Freedom House Грузия лишь «частично свободна». Вот что говорилось в прошлогоднем докладе, опубликованном этой правозащитной организацией:
«В Грузии тенденции были негативными из-за процессуальных нарушений при проведении президентских и парламентских выборов, в том числе — многочисленных сообщений о случаях принуждения граждан, а также случаях применения государственно-административного ресурса, что стало причиной значительного перевеса, полученного правящей партией “Национальное движение”».

 

Организация Human Rights Watch обнародовала предупреждение: политика президента Саакашвили, судя по всему, «не препятствует злоупотреблениям, а подпитывает их». Даже вице-президент Байден, громче всех в администрации возносивший хвалу Грузии, отмечал бросающиеся в глаза недостатки режима. И тем не менее, официальный Тбилиси по-прежнему стремится вступить в НАТО (в случае вступления военные гарантии США будут распространяться на территорию, непосредственно прилегающую к южной границе России).

 

Вашингтонские политики одобрили эту идею, чем перевернули самый смысл существования альянса с ног на голову: если первоначальной целью его создания было обеспечение безопасности США, то теперь он послужит умножению шансов на вступление в войну в отдалённом регионе против ядерной державы из-за проблем, имеющих для неё жизненную важность, а для США — практически никакой.
Горячие сторонники расширения НАТО, судя по всему, полагают, что Россия никогда не бросит вызова альянсу, но и первая, и вторая мировые войны начались с отказа механизма сдерживания.

 

Москва с гораздо большей вероятностью примет то же самое решение, что и в августе 2008 года: для неё на кону была безопасность собственных границ, а для Запада — всего лишь один уступчивый союзник. Позволив Тбилиси вступить в НАТО, мы только усугубим возможные неприятности для альянса в случае начала войны и дальнейшего бездействия Запада.
Хотя президент Барак Обама в общем и целом поддерживает Тбилиси, оставив в неприкосновенности политику своего предшественника, он, похоже, не в такой степени готов преодолевать сопротивление Европы и настаивать на вступлении Грузии в НАТО. Администрация дала понять, что намерена сделать акцент не на продаже оружия, а на обучении армии, хотя первое, как утверждается, тоже «не исключено».


Сенатор Лугар хочет ещё сильнее впутать в это США, начав продавать Тбилиси оружие. Недавно он опубликовал аккуратно сформулированный доклад, в котором писал, что НАТО «должно адаптироваться к ситуации, при которой Грузии в течение нескольких лет будет требоваться координированная помощь США и европейских стран в области обеспечения безопасности».


Подобная политика ещё теснее свяжет Вашингтон со склонным к опасным провокациям правительством Саакашвили. В принципе, было бы разумно по затратам продавать малым государствам оружие, но не давать гарантий безопасности, тем самым не создавая для США опасности вступления в войну. Даже если им не удастся в одиночку противостоять сильному потенциальному противнику, они могут по крайней мере быть в состоянии причинить ему настолько большие потери, что тому расхочется нападать.


К сожалению, президент Саакашвили заинтересован не в том, чтобы обороняться, а в том, чтобы нападать. Этим он резко отличается, например, от руководителей Тайваня. Даже экс-президент Чэнь Шуйбянь, хотя и упорно провоцировал Китай словами и делами, никогда не был заинтересован в том, чтобы начать военный конфликт. Чэнь Шуйбянь был искусным провокатором, а вот ослом отнюдь не был. И администрация Буша отказывалась продавать Тайваню оружие не из страха ввязаться в войну, а только из принципа.


К сожалению, причиной войны августа 2008 года были действия Саакашвили. Как иностранные СМИ, так и международные наблюдатели сообщили, что первые выстрелы прозвучали со стороны Грузии. Независимое расследование, проведённое Европейским союзом, также пришло к выводу, что Грузия ударила первой и в нарушение международного права и что заявления Тбилиси о том, что Россия стянула войска в Южную Осетию до нападения Грузии, небоснованны. Бывший посол Грузии в Москве Эроси Кицмаришвили, давая показания грузинскому парламенту, сказал, что «Саакашвили хотел войны, добивался этого все последние четыре года».


По словам Кицмаришвили, официальный Тбилиси надеялся на помощь Америки в любом конфликте. Если Тайвань, например, выступает с оборонно-ревизионистских позиций, надеясь на признание его независимости Китаем и добиваясь этого оптимальным способом — избегая войны, — то политику Грузии можно назвать ревизионистски-наступательной, продиктованной желанием вернуть территорию Абхазии и Южной Осетии. Этой цели можно достигнуть, начав войну.


То, что Россия с огромной радостью воспользовалась безответственным поведением Саакашвили, говорит о том, как опасно может быть поддерживать Тбилиси. Вне зависимости от того, считал ли Саакашвили возможной победу без участия России или же при поддержке союзников, он сделал рискованную ставку в игре, называемой «геополитика», — и проиграл. При этом нет оснований считать, что он усвоил урок, наоборот — удвоил усилия по завоеванию поддержки США.


В декабре Михаил Саакашвили выступил с разъяснениями по поводу своего решения отправить войска в Афганистан:
«Хотя Грузия пока не состоит в НАТО и хотя, как мы знаем, путь к вступлению в альянс может оказаться долгим, мы считаем себя находящимися в прочных союзнических отношениях с США и трансатлантическим сообществом как в том, что касается целей, так и в том, что касается ценностей».


Пол Сондерс (Paul J. Saunders) из центра Никсона также выразил уверенность, что «Грузия станет лучше защищённой» — Соединёнными Штатами, естественно, причём после того, как решатся вопросы с афганской и иракской войнами.


Отправка грузинских войск в Афганистан входит в состав стратегической программы Саакашвили. Вероятно, поставки оружия он тоже воспримет как признак поддержки США на его пути к получению гарантий безопасности. При этом реальные намерения Вашингтона совершенно неважны. Как отмечает Майкл-Хикари Сесайр, «Грузия надеется купить гарантии безопасности против сильной России».


Если мы будем укреплять Тбилиси в уверенности, что затяжные территориальные споры могут решаться военным путём, это может оказаться крайне опасным для региона, всё ещё находящегося в состоянии «холодной войны». Грузинское правительство уже показало свою способность зажигать «спичку в комнате, полной газовых испарений», как выразился бывший госсекретарь Колин Пауэлл. Если мы перевооружим грузинскую армию, то у Саакашвили может появиться желание попробовать ещё раз.


Может настать такое время, когда поставки оружия Грузии станут залогом мира и стабильности на Кавказе, — но с текущим правящим режимом в Грузии это невозможно. Вашингтон не должен опять создать неправильное представление о сути союзнических отношений в случае войны.


Американцы должны посочувствовать грузинскому народу. Но, как предупреждает Пол Сондерс, «проблема тесного американо-грузинского военного сотрудничества заключается в том, что Саакашвили хочет, чтобы США в качестве союзника обслуживали его личные интересы и, возможно, интересы Грузии в ущерб своим собственным». Но главной ответственностью, лежащей на Вашингтоне, является обеспечение безопасности американских граждан. США не должны давать Грузии никаких военных гарантий.


Дуг Бандоу — старший научный сотрудник Cato Institute. Ранее он работал ассистентом по особым поручениям президента Рейгана, а впоследствии написал книгу «Внешнеполитические провалы. Новая мировая империя Америки» (изд-во Xulon Press). Ещё Бандоу сотрудничает с американским консервативным оборонным альянсом