Турецкие, армянские и азербайджанские СМИ, комментируя визит премьер-министра Турции Эрдогана в Москву, а также состоявшийся почти сразу же вслед за этим визит главы российского МИД Лаврова в Ереван, делают разные выводы. Но в главном они сходятся в том, что ожидания Баку и Анкары на оказание Москвой отрезвляющего воздействия на Ереван с целью побудить его к уступкам в карабахском вопросе, не оправдались. Но так ли это в действительности?

Напомню фактическую сторону дела. Когда армянские журналисты в лоб спросили у министра иностранных дел России Сергея Лаврова, могут ли интересы России в сфере энергетики быть важнее права народа Карабаха на самоопределение, то получили лаконичный ответ «не могут». Ну и что с того? Любой министр в Ереване на публично заданный вопрос в таком контексте ответил бы примерно также. Однако действительные интересы и реальная политика РФ вряд ли укладываются в прокрустово ложе данного лаконичного ответа.

Лавров также выразил свое отрицательное отношение к увязке карабахского урегулирования и армяно-турецких отношений, а в заключение сказал, что «мы исходим из того, что в процессе подготовки такого договора позиция населения Карабаха не может не учитываться. В каких формах это будет сделано, об этом предстоит договориться. Но для меня это очевидно».

Собственно, и в этих его словах нет ничего нового и неожиданного. Сопредседатели Минской Группы неоднократно посещали Нагорный Карабах, информировали сепаратистское руководство о ходе переговоров и принимали во внимание их мнение. Даже официальный Баку не раз заявлял, что армянская община будет непосредственно включена в переговорный процесс по завершении вывода вооруженных сил Армении с территории Азербайджана.

Как видим, ничего нового или обнадеживающего Лавров в Ереване не сказал. Армяне явно нервничают и пытаются зацепиться за любую соломинку, чтобы сохранить иллюзию вечного потакания со стороны Москвы их территориальным претензиям к соседям, в первую очередь, к Азербайджану. Полагаю, что сдержанность и лаконичность публичных высказываний главы российского МИД, скорее должны были их насторожить. Вполне вероятно, что это связано с нежеланием Москвы раньше времени будоражить общественное мнение в Ереване и осложнять жизнь армянского руководства в преддверии решающих раундов переговоров по карабахскому урегулированию.

Что же касается премьер-министра РФ Путина, то на совместной с Эрдоганом пресс-конференции он отметил, что карабахская и турецко-армянская проблемы являются сложными сами по себе, и потому нецелесообразно с тактической и стратегической точек зрения увязывать их. Далее Путин сказал: «Нам известно и о тяжелом наследии, доставшемся от прежних времен Турции и Армении, и мы заинтересованы в урегулировании турецко-армянских отношений. Очень надеемся, что любые элементы крайних подходов, основанные на проблемах прошлого, будут из переговорного процесса устранены».

Как видим, и Путин не сказал ничего такого, что ранее не говорили по данному поводу российское руководство, да и западные партнеры Турции. Некоторые российские дипломаты и аналитики комментировали слова Владимира Путина в том смысле, что увязки нежелательны именно для того, чтобы застарелый армяно-турецкий антагонизм не осложнил бы перспективы карабахского урегулирования. Ясно, что это отговорка. Премьер Путин отдает себе отчет в том, что карабахское урегулирование и армяно-турецкая нормализация взаимозависимы, и что оба этих вопроса должны найти свое скорое решение.

Однако России выгодна иная, чем это видится Анкаре и Баку, последовательность. В расчетах Москвы первоочередная нормализация армяно-турецких отношений и открытие границ могут укрепить положение ее стратегического союзника – Армении с одной стороны, а с другой – толкнуть в российские объятия Азербайджан. При таком раскладе, лишивший себя турецкой поддержки Баку станет сговорчивее и восприимчивей к российским «советам». Москве будет легче навязать такое урегулирование карабахского конфликта, которое, с одной стороны, удовлетворило бы большую часть пожеланий ее армянских союзников, а с другой - прочно привязало бы как Азербайджан, так и Армению к России.

Но ситуация такова, что решение вопроса открытия армяно-турецкой границы принимает не Москва, а Анкара. Турция же свою однозначную позицию по данному вопросу довела не только до сведения российского, но и американского руководства, причем публично. Давить на Анкару не легко и, в сущности, нечем. Ведь в поддержке Турции по широкому кругу вопросов, начиная от иранской ядерной программы, до Афганистана, Ирака, Палестины и прочих, в особенности накануне ее председательства в Совбезе ООН, нуждаются сегодня все. Для Москвы вдобавок чрезвычайно важна позиция Анкары по вопросу Абхазии, а также обеспечения стабильности и безопасности на Южном Кавказе без непосредственного вовлечения в этот процесс США, НАТО и Евросоюза.

Конечно же, речь не идет о каком-то сепаратном сговоре Анкары и Москвы за спиной Вашингтона и Брюсселя. Надежды, что Турцию можно склонить к признанию независимости Абхазии, о чем время от времени пишут российские СМИ, иллюзорны. Анкара не пойдет против своих западных союзников. Но установление торгово-экономических связей, налаживание транспортных коммуникаций Анкары с Абхазией, в ответ на аналогичные шаги Москвы в отношении Северного Кипра, вполне возможны. Предложенная Турцией после российско-грузинской войны августа 2008 года платформа стабильности и сотрудничества на Южном Кавказе также может показаться Москве перспективным вариантом, над которым можно работать. Ведь в него укладывается не только продвижение в урегулировании армяно-турецких и армяно-азербайджанских отношений, развитие турецко-абхазских связей, но и наблюдаемое сближение между Москвой и Баку.

Поэтому те, кто торопятся объявлять о неудаче визита Эрдогана в Москву в контексте кавказской проблематики, ошибаются. Окна возможностей вовсе не захлопнуты. Публично утверждается, что Россия не намерена давить на Армению. Но для подтверждения этого достаточно было одного телефонного звонка из Кремля или же визита в Ереван Лаврова. Мы же наблюдаем необычайную активность России в карабахском направлении. В Москве с краткосрочным визитом буквально на днях один за другим побывали министр обороны Армении Сейран Оганян, затем так называемый «президент» самопровозглашенной «НКР» Бако Саакян. Туда же 18 января направляется президент Армении Серж Саргсян. По сообщению зарубежных и местных СМИ в конце января Москве предполагается трехсторонняя встреча на высшем уровне президентов Азербайджана, России и Армении для карабахского урегулирования. Инициатор встречи – российский президент Дмитрий Медведев. Объявлено также, что регион скоро посетят сопредседатели Минской группы ОБСЕ.

Турецкие и российские «повара» на кавказской кухне явно готовят «блюдо», правда пока не ясно, кому оно больше придется по вкусу. Не исключаю, что в Москве хотели бы ограничиться имитацией прорыва в карабахском урегулировании, через принятие заявления, в котором стороны конфликта в общем и в не обязывающей форме объявили бы о своем согласии с так называемыми «Мадридскими принципами». Это позволило бы Анкаре запустить процесс ратификации Цюрихских протоколов и открыть армяно-турецкую границу. Что же касается мирного договора между Азербайджаном и Арменией, по заключении которого мог действительно начаться процесс освобождения оккупированных территорий, то его опять можно затянуть бесконечными спорами о формулировках.

Однако имитация процесса карабахского урегулирования длительной перспективы не имеет. Ведь такая имитация не откроет коммуникации для России на Армению и далее в Турцию и Иран через Азербайджан. Гонка вооружений продолжится, а почувствовавший себя обманутым в своих ожиданиях Азербайджан, вполне способен на резкие действия, которые могут спутать карты всем игрокам на Южном Кавказе. Время реальных шагов по выводу армянских сил из азербайджанских территорий созрело, и откладывать их означает подвергать риску не только мир в регионе, но и масштабные российско-турецкие и российско-азербайджанские проекты. У событий есть своя логика и важно, чтобы она приобрела позитивную динамику. Переговоры, начавшиеся как дипломатический зондаж и имитация, вполне могут на финише привести к миру, от которого, в конце концов, выиграют все.