Данный материал - это попытка в популярной форме изложить общее видение обеспечения безопасности Грузии, как основного условия дальнейшего развития страны в современном мире. Естественно, это мой частный взгляд, и исходя из этого, предлагается в качестве темы для размышлений и не более того. Итак, что такое национальная безопасность в современном мире и, какие меры необходимо предпринять Грузии, для того, чтобы не просто сохраниться, как государству, но и обеспечить условия для развития.

Национальная безопасность любой страны состоит из – внешнеполитического, военного, экономического и внутриполитического аспектов. Выделять один из них как приоритетный было бы ошибочным, ибо каждый из них жизненно важен для существования государства. Начнем с внешнеполитических реалий, в которых оказалась Грузия на сегодняшний день. Определяющим фактором, несомненно, является факт оккупации двух регионов страны войсками Российской Федерации. Более того, мирный договор между Российской Федерацией и Грузией так и не подписан, и мы существуем в режиме соглашения о прекращении огня, подписанном президентами Грузии и России при посредничестве Европейского Союза. Факт неприятный, но не смертельный. Более того, не соглашусь с теми, кто считает, что ситуация до августа 2008 года была лучше, на самом деле она была гораздо хуже, и вот почему. До августовских событий российские войска находились на территории Грузии на вполне законных основаниях, именно фиговый листочек миротворчества позволил России спланировать и осуществить августовскую операцию. После августа даже формально российские войска никак не являются миротворческими, а исходя из этого, ни у мирового сообщества, признающего территориальную целостность Грузии, ни, что более важно, у нас, не осталось никаких иллюзий по поводу роли и места России в этом конфликте. Другой вопрос, есть ли выход из данной ситуации.

Выход есть всегда, и, причем не один. Можно немедленно начать боевые действия по освобождению страны от иностранных захватчиков, можно признать их победу и отказаться от своих земель, проигнорировав при этом полмиллиона вынужденно перемещенных лиц и национальные интересы страны, а можно заморозить ситуацию по типу кипрского варианта, и готовиться к освобождению оккупированных территорий, как только наступит благоприятный момент. Конечно, это связано со временем, но история Грузии знала немало подобных примеров, в конечном итоге, даже Тбилиси находился под властью арабов и турок почти триста лет. Другое дело, что в этом вопросе, наши власти не должны совершать ошибок, которые могли бы быть использованы недругами в будущем. Единственное о чем можно вести переговоры с оккупантами и коллаборационистами, так это об условиях перемирия и гуманитарных вопросах, связанных с грузинским населением оккупированных территорий. Любое обсуждение статуса Абхазии и Цхинвальского региона в нынешних условиях является ничем иным, как предательством своей страны. Более того, парламенту Грузии следует принять закон о ликвидации автономий и лишения абхазского языка статуса государственного. Это было бы всего лишь закрепление реально сложившейся ситуации, а статус Абхазии должен решаться путем референдума после освобождения региона. Каким образом будут возвращены оккупированные регионы, мирным – посредством международных организаций и введения международного управления в переходный период, или военным, покажет время. В любом случае все в мире должны понимать, что Грузия ни при каких условиях не признает потерю Абхазии и Цхинвальского региона.

Отдельный вопрос об отношениях с нашим северным соседом. Двести лет, это, конечно, срок, который из истории не выкинешь, но в тоже время, не такое уж и большое время по сравнению с четырех тысячелетней историей грузинской государственности. Мы имеем дело с классической аберрацией близости, когда кажется, что двухсотлетние связи с Россией важнее для истории Грузии, нежели тысячелетние связи с тем же Ираном. В конечном итоге политика Кремля за последние пять лет, сама способствовала обретению Грузией полной независимости от России. Закрыв свои рынки для наших товаров и запретив трудовую миграцию из Грузии, Москва, по сути, помогла избавиться Грузии от комплекса зависимости. Сегодня очевидно, что российский фактор не представляет собой жизненно важного условия для развития грузинской экономики и общества.

Сомневаюсь, что у нынешнего руководства России хватит здравого смысла начать конструктивный диалог с грузинской стороной по данному вопросу, таким образом, ситуация упрощается до предела. Грузии необходимо полностью увязать вопрос о восстановлении отношений с решением вопроса об освобождении территорий, любые другие шаги противоречат национальным интересам Грузии и могут рассматриваться как необоснованные уступки стране-оккупанту. Только восстановление юрисдикции Грузии над оккупированными территориями может быть отправной точкой начала диалога между Москвой и Тбилиси. Кстати от России ничего не надо требовать, кроме как выполнения договоренностей Саакашвили – Саркози – Медведев в полном объеме.

В этих условиях с большой степенью вероятности можно утверждать, что российское руководство предпримет новые попытки изменить ситуацию. Набор средств не так уж велик от дестабилизации ситуации в стране до прямой вооруженной агрессии. Очевидно и то, что в одиночку противостоять такой стране как Россия, Грузия не в состоянии. В силу этого наиважнейшим направлением остается поддержание союзнических отношений с Соединенными Штатами и Европейским Союзом. Начнем с того, зачем Западу вообще нужна Грузия и почему у нас должна быть надежда на то, что в случае очередной военной агрессии со стороны Российской Федерации, Запад не останется безучастным. Для понимания этого вопроса необходимо понять суть нынешнего российского режима и особенности его взаимоотношений с Западом. После поражения в третьей мировой войне победители могли позволить себе все, в том числе и расчленение России как империи, что закономерно привело бы к созданию российского национального государства. Однако, процесс распада был искусственно остановлен исходя из вполне утилитарных целей. Во-первых, Европа нуждалась в российских энергоносителях, иметь дело с одним центром всегда проще, чем с несколькими, а во вторых, что не менее важно, распад страны обладающей ядерным оружием всегда грозит апокалипсическими последствиями, ибо мало кто может гарантировать, что ядерное оружие не будет применено в ходе гражданской войны.