Зураб Ногаидели, бывший премьер-министр Грузии, а сегодня лидер оппозиционной партии «Движение за справедливую Грузию», недавно начал заниматься налаживанием «диалога» с российскими властями с целью «поддержания возможности воссоединения страны» и открытия российского рынка для грузинских продуктов.

Ногаидели, совершивший в конце 2009 года четыре поездки в Москву, заверил всех грузин, что причиной для этой его личной инициативы послужила забота об интересах Грузии. В своей позиции Ногаидели схож с Юлией Тимошенко, которая слегка изменила свои прооранжевые взгляды, интегрировав в свою программу пророссийский нюанс, состоящий в установлении жизнеспособных и хороших отношений с Россией без отказа от европейских политических стандартов во внутренней политике. Так же и «Движение за справедливую Грузию», возглавляемое Ногаидели, пытается убедить грузин, что диалог с Россией не обязательно означает отказ от ориентации на Запад.

Каковы перспективы конструктивного обмена взглядами с Россией? Есть ли хоть какие-то шансы, что демарш Ногаидели пройдет в удовлетворительном направлении? Получит ли Грузия что-то, в первую очередь свою территориальную целостность, «нормализовав» свои отношения с Россией?

Следует упомянуть с самого начала, что это не первый раз, когда грузинский политик пытается взаимодействовать с Россией, решая спорные вопросы между Тбилиси и Москвой. В конце 1993 года, после того, как Грузии пришло проглотить горькую пилюлю территориального расчленения и последовавших за этим мирных условий, предложенных Россией, тогдашний президент страны Эдуард Шеварднадзе 21 октября 1993 года принял предложение России войти в Содружество независимых государств (СНГ) и присоединиться к Организации коллективной безопасности, новой военной организации под эгидой СНГ. Шеварднадзе также был вынужден подписать военное соглашение по «статусу российских войск в Грузии», которое дало России право продолжать использовать четыре военные базы в стране. Россия также получила от Шеварднадзе влияние над процессом номинации министров обороны, внутренних дел и безопасности, так называемых «силовых министров» грузинского правительства. Более того, 4 февраля 1994 года грузинский президент и Борис Ельцин подписали Договор о дружбе и сотрудничестве, после которого Грузия превратилась в фактический протекторат России. И, наконец, в апреле 1994 года, между Грузией и руководством Абхазии было подписано Московское мирное соглашение, давшее российским миротворческим силам мандат в Абхазии. По условиям соглашения все грузинские вынужденные переселенцы имели возможность вернуться домой.

Несмотря на почтительное поведение Грузии по отношению к Кремлю, она так и не смогла получить восстановление своей территориальной целостности. Годами Абхазия и Южная Осетия оставались ценными пешками в усилиях России по формированию грузинской и южнокавказской геополитики. Россия пообещала передать Грузии кое-какую ржавую и вышедшую из употребления военную технику и обучить грузинских офицеров в российских военных академиях, но так никогда и не выполнила полностью эти обещания. Более того, по условиям Договора о дружбе и сотрудничестве Россия пообещала Грузии помощь в размере 3 миллионов долларов. Деньги так и не дошли, и, возможно, это и хорошо, учитывая уровень коррупции в грузинском правительстве, существовавший в то время.

В декабре 1994 года Шеварднадзе вновь преклонил колени перед медведем. Он публично поддержал российскую военную кампанию в Чечне и официально разрешил России использовать грузинское воздушное пространство для пролета боевых самолетов. Однако, по мере того, как шли месяцы и годы, стало очевидно, что Россия, где набирал силы яростный антизападный национализм, не имела никаких намерений отказаться от Абхазии и Южной Осетии. Полузависимость Грузии от России не принесла ей никаких положительных и ощутимых выгод. Как только режим Шеварднадзе начал дрейфовать в сторону Запада, особенно после того, как США озвучили идею нового энергетического коридора Восток-Запад, Россия усилила свои маневры по дестабилизации и ослаблению Грузии.

Если заглянуть в недавнее прошлое, будучи повторно выбранным в январе 2008 года президент Михаил Саакашвили, казалось бы, очень старался поправить отношения с Россией. Он попытался улучшить свои отношения с Владимиром Путиным. 1 февраля он объявил о создании «Отдела российских дел» в Министерстве иностранных дел Грузии, чьей основной задачей стало улучшение отношений с Москвой. Во главе нового отдела встал Григол Вашадзе, опытный дипломат с давними связями с бывшим Советским Союзом. Грузинские власти даже подготовили подробный план улучшения своих отношений с Россией. Эта программа вызвала волну энтузиазма и надежды среди политических элит Грузии. Она подтвердила обещание Саакашвили, сделанное во время предвыборной кампании, что он улучшит отношения с Россией. Однако, программа вновь не смогла сдвинуть с мертвой точки процессы, необходимые для решения массы грузинско-российских конфликтов, так как Россия не продемонстрировала добросовестного желания положительно откликнуться на приглашение Саакашвили.

По вполне понятным причинам стратегия Ногаидели по улучшению грузинско-российских отношений очень удивила некоторых лидеров оппозиции. Саломе Зурабишвили, лидер партии «Путь Грузии», лучше других изложила аргументы против действий Ногаидели. Во-первых, говорит она, у грузинской оппозиции нет никаких рычагов влияния, и во-вторых, у Ногаидели нет мандата от какого-либо политического института Грузии на проведение переговоров с иностранным государством по ответственным вопросам. Но что еще более важно с политической точки зрения, Ногаидели проводит переговоры с дьявольской политической организацией – партией «Единая Россия». Объявление Ногаидели о том, что в феврале он посетит Москву, чтобы подписать соглашение о сотрудничестве между «Движением за справедливую Грузию» и правящей партией России «Единой Россией», признавшей Абхазию и Южную Осетию независимыми государствами, должно полностью дискредитировать его старания.

Ногаидели налаживает «диалог» с политической партией, являющейся квинтэссенцией того, что, по его собственному заявлению, он больше всего ненавидит в грузинской политике: нарушение принципов «сдержек и противовесов» и разделения власти, ограничение на участие партий в парламентских выборах, что серьезно ограничивает политическую конкуренцию, правительственный контроль над большинством политических назначений и увольнение судей, что ослабляет независимость судебной власти, установление предубеждений в СМИ, обеспечение отсутствия политического плюрализма по отношению к вещательным СМИ (телевидение), государственное вмешательство в деятельность частных СМИ, использование административных ресурсов во время парламентских и президентских выборов для предотвращения по-настоящему свободных и справедливых выборов и многое другое.

Политика в России Медведева/Путина все больше напоминает политику советских времен, когда политики должны были иметь членство в КПСС. «Единая Россия», возглавляемая Путиным – это современная Коммунистическая партия Советского Союза. Именно поэтому бюрократы хотят, или испытывают давление, присоединиться к ней. Единственная разница состоит в том, что КПСС контролировала КГБ. Сегодня ФСБ, наследница КГБ, контролирует «Единую Россию». Мечта Юрия Владимировича, жесткого начальника КГБ и советского лидера 1970-х-начала 1980-х, исполнилась.

«Единая Россия», реинкарнация прокремлевской партии «Единство», сформированной незадолго до думских выборов 1999 года, все эти годы работает над тем, чтобы увеличить свой членский состав и влияние. Так как все региональные выборы организует Кремль, все региональные лидеры, за редким исключением, уже присоединились к «Единой России». Они начали дрейфовать в сторону так называемой партии власти в 2004 году, после того, как Кремль ясно дал понять, что для того, чтобы выиграть на выборах, им понадобится его благословение.

Губернаторы – не единственные, кто присоединяется к «Единой России». Другими членами являются вице-губернаторы и спикеры региональных законодательных собраний. Региональное руководство собирается под знаменами «Единой России» в надежде, что эта демонстрация лояльности позволит ему оставаться у власти. Они понимают, что важнейшая вещь для успеха перевыборов – это лояльность, и сегодня они стремятся всеми силами показать ее. Более того, в августе 2004 года депутаты «Единой России» проголосовали за законодательство, позволяющее высокопоставленным правительственным чиновникам совмещать работу с высокими постами в политических партиях – что можно считать еще одним шагом назад к советской системе. Проще говоря, россияне наблюдают за исчезновением политического соперничества и многопартийной системы в результате усилий «Единой России» по повторному превращению России в однопартийное государство.

Уроки эпохи Шеварднадзе и все более неприемлемой политической модели России должны послужить напоминанием всем участниками грузинской политики о том, что привязка Грузии к европейским и евроатлантическим институтам на сегодняшний день является единственным способом демократизировать страну, развить в ней полное жизни гражданское общество и разрешить этнические конфликты.


Д-р Ричард Руссо является преподавателем международных отношений в Университете Грузии

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.