Интервью Trend News с директором Центра "Россия-Евразия" Совета по внешней политике ФРГ Александром Раром (Alexander Rahr), специально для газеты Yeni Azerbaycan.


- Как усиление роли Франции, в частности ЕС, скажется на урегулировании нагорно-карабахского конфликта?

- У Франции есть определенные рычаги влияния на конфликты, так как она имеет определенное положение в Европейского союза, не всегда идентифицируя себя с ЕС. Франция рассматривает себя как бывшая империя со своими геополитическими интересами, так что неплохо было бы, если бы она проявляла инициативу. Однако здесь есть несколько проблем: во-первых, США не очень допускают Францию в регион Южного Кавказа и, во-вторых, надо учитывать, что во Франции одно из самых сильных армянских лобби в мире, что может помешать Парижу играть объективную роль в урегулировании этого конфликта.

Что же касается в целом ЕС, то я считаю, что Европа должна играть более активную роль в решении конфликтов на территории европейского континента и не отдавать все американской геополитике. Но проблема в том, что у стран ЕС нет единого мнения и четких механизмов для проведения политики миротворчества и урегулирования.

- Насколько значимой в разрешении нагорно-карабахского конфликта Вы считаете роль Казахстана как председателя ОБСЕ в этом году, который объявил приоритетом своей деятельности решение замороженных конфликтов?

- Я бы пожелал Казахстану всего наилучшего в деле миротворчества на постсоветском пространстве. Астана могла бы стать великолепным медиатором, показав, что не только Россия может быть миротворцем в странах бывшего СССР и играть ведущую роль.

К сожалению, Запад пока не хочет вливать новые силы в саму организацию ОБСЕ, и у Казахстана руки во многом связаны. У ОБСЕ нет серьезных инструментов, эта организация в последнее время ушла на задний план международной политики. Сейчас первостепенную и доминирующую роль в Европе играют такие институты, как НАТО и новые структуры внутри ЕС. ОБСЕ медленно умирает, и, может, Казахстан мог бы возродить организацию. Но это трудно, когда многие члены ОБСЕ в этом не заинтересованы.

- Как скажутся на процессе армяно-турецких переговоров последние события в Конгрессе США с прохождением в нижней палате резолюции о так называемом "геноциде армян" 1915 года?

- Правительство США выступает против признания так называемого "геноцида армян". То правительство, которое сейчас у власти в США, правительство Барака Обамы, действительно выступает за искреннее миротворчество, пытаясь предотвратить напряженность в отношениях Турции и Армении. То же, что произошло в нижней палате Конгресса, - это попытка американских неоконсерваторов проводить свою политику, тормозя политику Обамы. Это неконструктивная и опасная политика, принимать такие решения в Конгрессе, когда вся политика страны направлена на открытие границ между Турцией и Арменией, давая возможность Южному Кавказу примкнуть к Западу.

- Последние события с "перезагрузкой" между США и Россией говорят о желании Вашингтона заручиться поддержкой Москвы в вопросе ядерной программы Ирана. Станет ли Москва на сторону Вашингтона в вопросе ядерной программы Ирана?

- В интересах России было бы предотвратить приобретение Ираном ядерного оружия. Довольно страшно уже то, что за последние 10 лет на южных рубежах России появились такие ядерные державы, как Пакистан, Индия, Северная Корея. Россия поэтому должна быть заинтересована в нераспространении ядерного оружия. Однако, на мой взгляд, Россия боится чего-то большего, чем ядерные угрозы, а именно, что силы НАТО и США окружат ее не только с запада, но и с юга. Россия опасается, что США могут вернуться в Иран, как это было при шахе Мухаммеде Рза Пехливи, будут иметь базы в Пакистане, Афганистане и Ираке, и тогда Россия будет изолирована и окружена военной инфраструктурой США.

Но когда-нибудь России придется выбирать между двух зол, и большой вопрос, что она выберет: помогать США или ждать появления еще одной ядерной державы на своих рубежах. Здесь нет возможности выиграть, здесь есть только возможность выбрать наименьшее из двух зол.

- Глава итальянской компании Eni предложил объединить проекты газопровода "Южный поток" с проектом "Набукко", что, по его мнению, сократит расходы на эти проекты, в частности, инвестиции и операционные расходы. Это, по его словам, ускорит возврат вложенных в проект средств. Насколько, на ваш взгляд, эта идея осуществима?

- Это не просто возможно, это необходимо! Европе не нужно две трубы, и "Набукко" - это чисто политический проект, который имел под собой далеко не экономическую подноготную, а был призвал ограничить влияние России как поставщика газа в Европу из Центральной Азии. Если все стороны договорятся и можно будет проложить трубу, в построении которой будут принимать участие российские компании и прохождение газа по которой сможет контролировать и Россия, получая деньги за транзит своего топлива, то сама логика подсказывает, что должен быть построен один трубопровод.

В конечном итоге сейчас все решают не политики, а инвесторы, и многие западные компании уже склоняются к объединению "Набукко" и "Южного потока". Вопрос сейчас в том, будет ли Россия сотрудничать с инвесторами и компаниями, желающими воплотить в жизнь такой проект.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.