Интервью, данные министром МВД Грузии Вано Мерабишвили, российскому издательскому дому "Коммерсантъ", всю неделю активно обсуждались политическими кругами в Тбилиси. Пресс-центр МВД выступил со специальным заявлением, подчеркнув, что часть высказываний была вырвана из контекста при публикации. В пятницу еженедельное приложение к тбилисской газете "24 саати" (24 часа) "Weekend" публикует эксклюзивное интервью с главой МВД, уточняя точку зрения Мерабишвили по ряду вопросов.

 

24 саати: Ваше интервью,  опубликованное два дня назад в газете "Коммерсант", уже назвали скандальным. В том числе и официальное заявление вашего ведомства, в котором сказано, что некоторые ваши фразы вырваны из контекста. Но этого оказалось недостаточно, и это заявление не утолило общественный интерес. Особое внимание вызывала та часть, где Примаков назван автором идеи восстановления монархии.


Мерабишвили: В последнее время фигура Примакова всплыла в отношении Грузии - на его день рожденья Путин, так сказать, передал Примакову Грузию. Идея института монархии более старая и связывать их (Примакова и идею грузинской монархии - прим.ред.) между собой неправильно. В связи с восстановлением монархии в Грузии у меня есть свое мнение, я считаю, что восстановление монархии в 21 веке - это анахронизм. Те политики, которые поддерживают эту идею, не вызывают у меня симпатии.

Что касается Примакова, я связал с ним Ногаидели, Бурджанадзе и так далее, я считаю, что это перечислено и статье. Так что это две разные темы.


- Еще одно ваше мнение вызвало возмущение - в интервью вы говорите, что вы не считаете обязательным учитывать мнение Евросоюза.


-  Все интервью и мой разговор были пропитаны демократическими и проевропейскими высказываниями. В 80 процентах разговор идет разговор о том, что другой цивилизации, кроме западной, не существует, и предложение, что, якобы, мы европейцев никогда не слушаемся, я вообще не говорил.

В интервью я привел один конкретный факт, что Евросоюз дал нам рекомендацию, чтобы полиция не использовала в зоне конфликта бронированные машины (так как, по их мнению, это могло вызвать провокацию со стороны России), и мы все равно ввели эти машины, чем спасли жизнь полицейским. Напомню, что после войны мы потеряли 14 полицейских. В том интервью я упомянул, что после того, как мы начали передвигаться на бронированных машинах, не погиб ни один полицейских.

Вы можете взять документы, как оценивает миссия Евросоюза действия грузинских полицейских в зоне конфликта, что грузинская сторона не нарушает ни одного условия соглашения.

Что касается третьего вопроса - продолжения войны с Россией. В том же тексте хорошо виден наш взгляд на отражение российской агрессии. Нашим главным оружием являются демократические реформы и модернизация. Именно в этой борьбе мы должны победить Россию. Напомню, Грузия стойко выполняет все обязательства шестипунктового соглашения.


- Еще один интересный пассаж - предложенные 50 тысяч Георгием Таргамадзе российским военным за взрыв памятника Сталину.


- Эту информацию и я знал, и журналисты, и я говорил об этом шутя. Это известная история - когда Гиви Таргамадзе проводил переговоры об освобождении пленников с оккупантами, он сказал - гражданскую инфраструктуру не ломайте, если хотите, дам денег, и взорвите памятник Сталину - в этом контексте было сказано. Сами российские офицеры говорили, как вы позволили это по отношению к Сталину, Сталин наш идеал. Там был разговор об их настрое - российские офицеры, ворвавшиеся на нашу землю, и российская армия - сегодня последователи Сталина, сталинисты. Вот что я хотел сказать.


- В интервью был разговор о "Первом Кавказском" и о помощи чеченцам.


- В первую очередь я хочу сказать, что Грузия осудила террористический акт в Москве и выразила соболезнование семьям погибших. Терроризму, убийству невинных людей, нет никакого оправдания... Напомню, что чеченцы и другие народы Северного Кавказа активно участвовали в абхазской и осетинской войнах, но после того, как Грузия сама оказалась жертвой агрессии, у московских чеченцев появились симпатии к грузинам, так как и грузины оказались жертвами агрессии русских. Разговор был только об этом.

Функция "Первого Кавказского" - показать русскоговорящим зрителям, какие реформы проводятся, и в чем сила Грузии. Мы помним, что во время абхазской войны российская пропаганда настроила против Грузии часть северокавказских народов. Главная цель "Первого Кавказского" -  донести до этих народов отличающееся, свободное мнение.


- В интервью российской газете вы коснулись рейтинга грузинских политиков перед выборами и их неудачи во время выборов.


- Я политическая фигура и гражданское лицо, у меня, как и многих моих заместителей, нет военного звания. То, что я сказал в своем интервью, - не только мое мнение, но и факт, результаты социологических опросов были опубликованы. Я могу повторить то, что написано  в "Коммерсанте" - из-за того, что оппозиция слабая, она не выиграет выборов.

В том интервью не написано, но я сказал, что те политики, которые ездят на переговоры с Путиным, сначала теряют рейтинг и потом едут, а не наоборот - сначала едут и потом теряют. Поездки в Россию и встречи с Путиным - показатель их разочарования. В том числе и в случае Ногаидели.


- На (ваши) интервью именно у Ногаидели была самая острая реакция.


- Заявления Ногаидели не соответствуют его возможностям. Я не смотрю серьезно на Ногаидели, тоже самое могу сказать о Бурджанадзе.


- Насколько реальна та опасность (новая война с Россией и приход к власти в Тбилиси пророссийских сил - прим.ред.), которую "моделированная Хроника" (имитация, пущенная в эфире телеканалом "Имеди" - прим.ред.) представила нам после выборов, и про которую президент сказал, что опасность существует.


- То, что у России есть агрессивные планы по отношению к Грузии, ни для кого не секрет. Она не смогла осуществить эти планы в 2008 году. Я раз в шесть месяцев заявляю и сейчас повторю - в ближайшие месяцы опасность широкомасштабной агрессии минимальная. А малые провокации никогда не исключены, как только мы увидим, что опасность высока, мы официально предупредим общество.


- Что вы ждете от местных выборов?


- Большая часть ждет чемпионата мира по футболу, хотя я не болельщик футбола, мой ребенок его очень ждет.


- Что вы скажете об опасности повторения в Грузии киргизского сценария?


- У этих событий нет никакой связи с Грузией и влияния я не вижу. Нет никакой схожести - ни географической, ни политической, никакой другой.

Это не будет иметь никакого влияния на Грузию. Ни после выборов, ни во время выборов не будет беспорядков, и не потому, что полиция не допустит этого, а настрой народа говорит об том, что у Ногаидели и у других похожих радикальных групп нет никакой поддержки. Для той части общества, которая оппозиционно настроена, такой сценарий неприемлем. Просто на этом этапе у радикальных действий нет основы. Я уверен, что выборы пройдут спокойно, объективно и, исходя из общественной активности, я не вижу пока опасности.


- Как вы оцениваете ситуацию в зонах конфликта?


- Стабильная ситуация и после того, как мы усилили охрану полицейских, трагических случаев не было. Хотя очень возмутителен тот факт, что продолжаются похищения мирных граждан.


- Не могу не спросить о Гимне полицейских...


- Это не гимн, это песня, которая мне очень нравится и я принимал активное участие в ее создании.


- Музыка же была уже написана?


- Нужно было выбрать стиль. Я закончил музыкальную семилетку и болею за грузинских певцов, особенно за участников "Ничиэри" (Талантливый). Моя идея  была включить грузинские народные песни, чтобы все уголки Грузии были представлены. Если помните, песня начинается гурийско-аджарскими этюдами, потом мегрельские и картлийско-кахетинские.

Была еще написана новая песня и скоро мы снимем клип, могу дать послушать.


- В вашем исполнении?


- Нет, у меня есть совесть. В этом клипе будет утро полицейского - в четырех разных регионах , сотрудники четырех разных департаментов просыпаются утром и идут на работу. Я рад что это уже распространилось в народе.

Я знаю, что старый клип популярен за границей, в том числе и в России. 80 процентов считает, что в клипе использованы декорации, но я хочу сказать, что в клипе нет декораций и нет эффектов и все полицейские - настоящие.


- Что за идею вы вложили в этот клип, мы тоже так должны просыпаться?


- Идея проста: самое главное - человек...самый большой герой - простой человек, который утром идет на работу и вечером возвращается домой.

Факт, что сегодня во время разговоров с иностранцем даже самые оппозиционно настроенные люди гордятся грузинской полицией,  я знаю это из разных источников. Мы, грузины, любим красоваться перед иностранцами и полиция - повод для этого.


Перевод - агентство "Новости-Грузия"