В интервью американскому радио президент Грузии был вынужден объяснять, что он не сумасшедший, чтобы дать согласие на показ собственной смерти в хронике «Имеди». Месяц назад телекомпания выдала в эфир моделированное вторжение России, не удосужившись сопроводить имитацию титрами. Выход подобной передачи на проправительственном канале без высшего соизволения невозможен. Так что оппозиция поставила президенту окончательный диагноз: «шизофрения».

Не успел мир забыть о жевании галстука и панике из-за воображаемого вертолета, как Михаилу Саакашвили снова пришлось доказывать свое здравомыслие. Во время визита на саммит по ядерной безопасности в США, где ему с трудом удалось-таки подловить хозяина Белого дома Барака Обаму, президент Грузии дал интервью американским СМИ.

Общественное радио NPR поинтересовалось, правда ли, что он был в курсе готовящейся передачи «Имеди»? Да, о сенсации знали все, заявил Саакашвили. Ее заранее целую неделю рекламировали по телевидению.

Вместе с тем на вопрос, давал ли он согласие в каком-либо виде на выпуск передачи, Саакашвили ответил: «Я был бы сумасшедшим, если бы сделал это, ведь главное, что в этой передаче происходит, это то, что грузинская армия совершает предательство, и меня убивают. Любое правительство было бы сумасшедшим, если бы обрадовалось этим двум обстоятельствам».

Надо сказать, что у радикальной оппозиции давно рассеялись сомнения в неадекватности президента. Экс-кандидат в президенты Грузии от оппозиции, лидер движения «Защити Грузию» Леван Гачечиладзе после трансляции хроники заявил, что «Саакашвили истерически боится потерять власть, зная, что после этого попадет либо в тюрьму, либо в сумасшедший дом».

А антрополог Заза Шатиришвили в интервью «ИнтерпрессНьюс» поставил точный диагноз создателям телесюжета: «Это плод глубокой шизофрении».

Саакашвили в принципе подтвердил, что будь он заказчиком или соавтором такого фильма, его стоило бы считать сумасшедшим. И поэтому попытался как можно дальше дистанцироваться от создателей кинохроники. Но сделано это было слишком поздно и неубедительно.

Заявления Саакашвили американцам противоречат тому, что он говорил ранее в интервью грузинским СМИ. Сразу после выхода передачи он осудил несоблюдение стандартов журналистской этики, а потом добавил, что хроника была построена по сценарию, очень близкому к реальности.

Через пару недель президент Грузии повторился, что сюжет «реально отражает планы агрессивно настроенных людей вокруг Путина и самого Путина». «Это не нашествие инопланетян, речь идет о силе, которая уже присутствует на грузинской территории, которая не любит не только наше правительство, но и не воспринимает идею независимости Грузии», - заявил он агентству «Пирвели».

Правительство страны действительно постоянно ожидает российского вторжения. Кроме повода в виде оппозиционных протестов, который обыграли в хронике, предлогом для нападения могли бы стать обвинения в поддержке террористов или требования осетинских жителей Казбегского района. Все это обсуждается на заседаниях правительства и Совбеза, а потом преподносится народу как реальная угроза, перед которой нужно сплотиться и забыть о внутренних противоречиях.

Политтехнологи расшифровали и второй месседж хроники «Имеди»: обвинение оппозиции в предательстве национальных интересов, что выгодно властям накануне выборов в органы местного самоуправления.

Отвечая на вопрос об этом американцам, президент Грузии просто солгал: «Те люди, которые были показаны там, в выборах не участвуют». Да, Нино Бурджанадзе игнорирует нынешнюю кампанию, не веря в правдивые выборы. Но партия Зураба Ногаидели, подозреваемого сценаристами в русофильстве, в выборах участвует, и ей, безусловно, нанесен имиджевый урон. Более того, Ногаидели возглавил блок 12 партий под названием «Национальный совет», тоже выдвинувших своих кандидатов в мэры и сакребуло по всей стране. Или Саакашвили не в курсе?

Грузинские эксперты в интервью GeorgiaTimes подтвердили, что при подготовке передачи использовались прогнозы аналитиков. Сюжет «Имеди», по словам Гии Нодиа, консультировавшего журналистов, должен был морально воздействовать на общество, заставить людей серьезнее отнестись к российской угрозе и вынести ее на широкое обсуждение. И лишь отсутствие титров стало непростительной ошибкой, перенесший акцент с сути сюжета, на форму его подачи.

В ситуации, когда проправительственные эксперты помогали журналистам, а речь в сюжете шла о жизни первого лица государства, представить себе неосведомленность президента невозможно, да он уже на ней и не настаивает.

Если же учесть, что «Имеди» благодаря распоряжениям Джозефа Кея, сводного брата ее покойного владельца, оказалась в руках лояльных правительству арабских инвесторов, то становится ясно: без согласия правительства сюжет выйти не мог.

Но в американском интервью Саакашвили пеняет на излишнюю независимость СМИ, которые в погоне за рекламными доходами выдают на-гора всякие сенсации.

«Это то, над чем сегодня работают свободные телеканалы: быть вызывающим - иногда излишне вызывающим; быть возмутительным, иногда - очень возмутительным. Нам приходится жить с этим», - пояснил президент.

После серии обращений грузинских журналистов за политическим убежищем в Европе, невозможно поверить в неконтролируемые грузинские СМИ. Даже европейские исследователи отмечали проблемы со свободой слова в Грузии и никак не могли установить владельцев крупнейших медиахолдингов.

Мотивы для заказа хроники правительством - налицо. Одобрение идеи президентом - озвучено. Зависимое положение «Имеди» известно. Сумасшествие человека, согласившегося показать такой сценарий, признал сам Саакашвили. Осталось сопоставить эти суждения, и сделать соответствующие выводы.