На этой неделе в работе саммита по ядерной безопасности принимали участие не только крупные ядерные державы, такие как Британия и Индия, но и такие государства как Грузия – небольшая страна, не имеющая ни ядерного оружия, ни ядерной энергетики, ни ядерных материалов.

Почему такая маленькая страна как Грузия важна для решения крупных проблем, стоящих перед нашим миром? Глубокие преобразования, предпринятые Грузией в последние годы, прежде всего, важны для нашего народа, но они также имеют отношение и к общемировым усилиям, направленным на решение таких важнейших задач, как ядерное нераспространение.

Чтобы понять роль Грузии в решении глобальных проблем, таких как распространение ядерного оружия, полезно посмотреть, как развивается наша страна, и как грузины оценивают свое место в мире.

Всего десять лет назад Грузия не могла всерьез рассуждать о своей конструктивной роли на мировой арене. Мы были, если говорить до конца точно и откровенно, государством-банкротом. В стране во многих областях заправляли, по сути дела, полевые командиры, удельные князьки. Правоохранительные органы были неописуемо коррумпированы. Полиция вымогала деньги у семей заключенных, а автоинспекция трясла водителей едва ли не на каждом углу.

Талантливые и амбициозные молодые люди старались попасть в местные банды – или просто бежали из страны. Наша экономика находилась буквально в раннем средневековье. Даже в столице Тбилиси люди могли пользоваться электричеством всего несколько часов в сутки. Реальных гражданских свобод не существовало, потому что обеспечивать эти свободы было некому. Хаос и коррупция, подобно своему предшественнику коммунизму, полностью убивали ощущение того, что добродетель и достоинство имеют значение.

На этом фоне наша Революция роз в 2003 году заключалась не только в размахивании флагами и штурме парламента. Это было решение вывести наше государство из состояния банкротства и привести его в состояние работоспособности. Более того, это была попытка изменить сами отношения между нашими гражданами и государством, а также между людьми. Проще говоря, это было начало смелого процесса создания нового грузинского общества.

Спустя семь лет мы далеки от того, чтобы праздновать победу. Наши люди по-прежнему сталкиваются с трудностями. В стране слишком велика безработица и бедность. Российское вторжение в 2008 году и продолжающаяся оккупация нашей страны нанесли нам тяжелейший урон. И хотя мы осуществили крупные изменения, мы также допустили и большие ошибки, такие, например, как слишком жесткая реакция на уличные протесты оппозиции в ноябре 2007 года. Наши демократические реформы не завершены, и работа продолжается.

Однако те перемены, на которые отважились пойти грузины после 2004 года, были масштабными и решительными. Мы настойчиво проводим в жизнь реформы, чтобы стать не только демократической, но и либеральной страной, защищающей права личности и гражданское общество.

Всего за шесть лет мы прошли путь практически от феодализма до развивающейся и модернизирующейся рыночной экономики. Серия драматичных, снимающих многие ограничения экономических реформ позволила Грузии занять 11-е место в мире по показателям благоприятствования бизнесу. Это данные Всемирного банка, согласно которым мы идем за Норвегией, и стоим на первом месте во всей Центральной Европе!

Если раньше грузины жили без электричества, страдая от частых отключений энергии и диверсий на трубопроводах со стороны наших соседей, то сегодня мы одна из самых энергонезависимых стран в мире – и наша энергетика заметно "позеленела".

Война с коррупцией в стране дала поразительные результаты. Сегодня менее 1% грузин говорят о том, что у них вымогают взятки. На самом деле, Грузия, по оценкам индекса коррупции организации Transparency International, с 2003 года добилась больших успехов, чем любое другое государство, и сейчас опережает целый ряд стран-членов Евросоюза.

Мы расширяем сферу социальных услуг, включая введение дотаций на медицинское страхование для бедных. В 2006 году в Грузии лишь у 48000 человек была медицинская страховка. Сейчас таких людей полтора миллиона, а 1,2 миллиона страховок из них оплачивает государство. Мы делаем это одновременно с предоставлением жилья и оказанием денежной поддержки десяткам тысяч внутренних беженцев, подвергшихся этническим чисткам в грузинских селах Южной Осетии и Абхазии в августе 2008 года.

Прежде всего, мы работаем над тем, чтобы изменить отношение людей в Грузии к государству, а также друг к другу. Мы создали меры защиты от дискриминации по расовому и религиозному признаку, а также по сексуальным предпочтениям – это нововведение на Кавказе. Это также означает усиление мер защиты инакомыслящих. Когда в апреле прошлого года на улицы Тбилиси вышли демонстранты, мы стояли в стороне, не прибегая к применению силы, хотя они перекрыли главные улицы города почти на три месяца. Мы также настойчиво реформируем избирательную систему.

Все это стало возможно отчасти благодаря щедрой поддержке со стороны мирового сообщества после войны 2008 года, включая многомиллиардную помощь от Соединенных Штатов и Евросоюза. Здесь, в Америке, это был двухпартийный проект, поддержанный руководством в лице президента Барака Обамы и вице-президента Джо Байдена.

Государства-банкроты не только обманывают ожидания собственного народа. Они также имеют тенденцию не выполнять свои обязательства перед внешним миром. Именно поэтому история нынешних преобразований в Грузии имеет прямое отношение и значение для широкого круга международных проблем, включая вызовы ядерного распространения, которые рассматривал на этой неделе саммит по ядерной безопасности.

Дело в том, что меняется сам характер международных проблем. Старая угроза агрессии одного государства против другого сохраняется – это, к сожалению, я могу засвидетельствовать, исходя из личного опыта. Но мир также все чаще сталкивается с целым рядом более размытых и не имеющих четких очертаний угроз. Эти угрозы, как заявил Обама год с небольшим тому назад, выступая в Берлине, "невозможно удержать в границах одной страны, или отгородиться от них океаном".

В этом мире меняются расчеты и прогнозы, лежащие в основе безопасности. Нам всем нужен не только баланс сил, но и баланс сотрудничества. Нам нужны официальные альянсы и неформальные сообщества стран, тесно взаимодействующих в интересах противостояния новым угрозам нашей эпохи.

Такой баланс сотрудничества начинается с государств-единомышленников, который приносят с собой за стол переговоров новые возможности и новые рычаги влияния. Первыми в этом ряду являются государства из трансатлантического сообщества, и именно поэтому мы выступаем за укрепление НАТО и Евросоюза, хотя сами не являемся их членами.

Взаимосвязь между внутренним государственным управлением в Грузии и нашими внешними обязанностями была понятна для нас с первых дней Революции роз. В самом начале моего президентства занимавший тогда пост президента России Владимир Путин позвонил мне и сказал, что он готов признать новый грузинский режим, если я соглашусь всего на одно маленькое и безобидное условие … что он будет назначать наших министров внутренних и иностранных дел. Иными словами, если мы согласимся быть не полностью независимым, суверенным и функционирующим государством.

Вместо этого мы решили, что воспитывая персональную ответственность у наших граждан, мы будем также проявлять ответственность перед мировым сообществом. Поэтому мы предприняли целый ряд шагов, чтобы честно и справедливо внести свой вклад в решение насущных глобальных проблем.

Восстанавливая в последние годы функции государства и активно выполняя свои международные обязательства, мы играем существенную роль в усилиях по борьбе с незаконной торговлей стрелковым оружием, с контрабандой наркотиков, с торговлей людьми, отмыванием денег и так далее. Мы помогли предотвратить многочисленные попытки контрабанды урана. Мы направили почти тысячу военнослужащих в состав многонациональных коалиционных сил в Афганистане. Мы делаем все это не для того, чтобы заработать очки. Мы делаем это в качестве выражения преданности нашим собственным ценностям.

Все это может показаться разумным и вполне обычным делом – нормальное государство, имеющее нормальные, внушающие доверие ценности. Но для некоторых стран такие нормальные, внушающие доверие ценности, на самом деле, чрезвычайно опасны. Идеи индивидуальной свободы выбора, ответственности и личных достоинств представляют реальную угрозу для режима, который сохраняет свою власть благодаря репрессиям, запугиваниям и клановости.

Как показывает новая история, именно в этом заключалась истинная причина российского вторжения в Грузию в 2008 году – то, что мы решили "идти на запад", то, как мы управляли своей страной, и как мы относились к миру. Наше маленькое государство не угрожало ни одному из наших соседей. Однако наши далеко идущие ценности представляли угрозу.

Но именно таков выбор Грузии – быть страной, живущей в соответствии со своими ценностями и во внутренних, и во внешних делах. Порой из-за этого мы доставляем кому-то беспокойство. Но я бы сказал, что это делает нас надежным партнером в новых усилиях по наращиванию сотрудничества в таких важнейших вопросах как международная безопасность.

Михаил Саакашвили, президент Грузии.