В 2003 году Революция роз в Грузии стала первой волной народного противостояния авторитаризму, обману и коррупции на территории  бывшего Советского Союза.

Прошло семь лет, и кто-то может подумать, что недавние события на Украине и в Киргизии стали переоценкой так называемых цветных революций. Эти люди считают, что такие революции оказались не в состоянии радикально преобразовать наш регион.

В свете глубоких преобразований в моей стране я абсолютно с этим не согласен.

Конечно, проблем на пути строительства демократии и устойчивых институтов множество, а продвигаться по пути реформ не всегда легко и просто.

Возможна смена руководства, захват парламента производит захватывающее впечатление, на улицах можно эффектно размахивать флагами – но изменить систему и придать таким изменениям законный статус чрезвычайно трудно. Тем не менее, истинную суть революции - это реформы, а не яркие картинки по телевизору.

Что касается Грузии, то мы проводили свою программу реформ, сталкиваясь с серьезными внешними угрозами нашей безопасности, включая российское вторжение  в августе 2008 года. У нашей демократии не было выбора, и она росла и развивалась под прицелом автомата, перед лицом оккупации и в условиях постоянных угроз в адрес нашего государства.

Сегодня более 20% нашей территории  оккупировано, а российские танки стоят всего в 50 километрах от столицы Грузии. Кремль давно уже считает, что наше демократически избранное правительство надо сменить любыми средствами. Но наши новые институты крепки и работоспособны. Они не рухнут, наше стремление к реформам непоколебимо, а наша экономика развивается с новой энергией.

На самом деле, те угрозы, с которыми мы сталкиваемся, лишь укрепили нашу преданность делу демократии и государственного строительства, поскольку мы понимаем – лучшая, если не единственная гарантия нашей безопасности это демократическое грузинское государство, установившее прочное и долговременное партнерство с западными институтами.

На наш взгляд, безопасность неотделима от демократии. Это две стороны одной медали.

Безопасность это знание того, что мы можем свободно выбирать свое будущее.

Безопасность это знание того, что ответственное государственное управление может дать ощутимые дивиденды.

Безопасность это борьба с нищетой, это образование, это здравоохранение. Это система социальной ответственности, обеспечивающая обретение всеми нашими гражданами выгод и преимуществ от нашего развития.

Безопасность это создание экономических возможностей путем настойчивой реализации реформ, создающих открытый и привлекательный инвестиционный климат.

Безопасность это свобода выражения, живо реагирующие на события средства массовой информации, а также активное гражданское общество.

Безопасность это разнообразие и терпимость; она требует проведения политики, учитывающей интересы меньшинств. Это стремление к созданию многокультурного и многонационального государства, полиции, армии и судебной системы. Ибо, когда вашим государством управляют не спецслужбы, самая лучшая безопасность для вас – это поддержка народа.

И наконец, безопасность это знание того, что если ваши лидеры не выполнят свои обещания, вы сможете сменить их, не выходя на демонстрации и митинги. Вы сможете положиться на власть закона и на избирательные процессы, которые обеспечат доведение и исполнение требований народа.

Наша демократия не может процветать без безопасности, но мы никогда не сможем обеспечить свою безопасность без демократии.

По этой причине наше партнерство с Соединенными Штатами и с Европейским Союзом имеет решающее значение для нашего прогресса. Наши демократические реформы крепнут за счет нашего взаимодействия с западными партнерами, и наоборот.

Наблюдая за тем, как развивалась грузинская демократия, понимаешь, как она приводила в действие наши реформы.

Когда Грузии был противопоставлен целый арсенал экономических мер, направленных на развал нашей экономики, мы отреагировали на это углублением своих реформ, познав истинную ценность экономической независимости.

По этой причине наши первые реформы были такими смелыми и стремительными. У нас не было выбора: нам надо было стимулировать экономику и сделать так, чтобы граждане Грузии увидели реальные преимущества нашей демократии.

Всего за шесть лет мы прошли путь от застойной посткоммунистической экономики к модернизирующемуся свободному рынку. Серия реформ по усилению прозрачности, упрощению регистрации компаний и обеспечению инвестиций привела к тому, что Всемирный банк поставил Грузию на 11-е место в мире в категории "Удобство ведения бизнеса". Мы опередили в этом всю Центральную и Восточную Европу.

Мы также весьма успешно повели борьбу с коррупцией. По данным Transparency International, излагаемым в "Индексе коррупции", Грузия с 2003 года добилась в этом вопросе больших успехов, чем любая другая страна в мире.

Там, где другие стремились заглушить несогласие, мы решили укреплять политические права и свободы. Когда в апреле 2009 года на улицы Тбилиси вышли демонстранты, я не стал применять жесткие меры и решил дождаться, пока демонстрации сами не прекратятся. Я также дал понять наиболее радикальным группировкам, что когда они будут готовы, они смогут сесть с нами за стол переговоров.

Мы приложили огромные усилия для построения реальной власти закона. Судьи сегодня избираются независимой аттестационной комиссией по своим заслугам и достоинствам, и скоро такие назначения станут пожизненными, что оградит их от давления извне. В предстоящие месяцы у нас появятся первые суды присяжных.

Мы также продолжаем реформировать законы о выборах в целях углубления нашей представительской демократии. В мае у нас пройдут первые за всю историю прямые выборы мэра Тбилиси. Мы работаем над тем, чтобы обеспечить всем кандидатам одинаковый доступ к СМИ, чтобы они смогли изложить свои позиции и цели грузинским избирателям.

От Белоруссии до Киргизии наш регион сегодня находится на перепутье. Несмотря на успехи Грузии, мы знаем, что наша демократия несовершенна и находится в развитии.

Но мы продемонстрировали, что избрание государственной власти не сводится к непредсказуемости и хаосу или к авторитарным методам. Мы показали, что возможен и третий путь. Пример Грузии доказывает, что единственный способ обеспечить прочную стабильность заключается в том, чтобы подвести под нее мощное основание базовых свобод. Это парадокс, но упорно враждебное отношение Кремля к нашему демократическому опыту превратило Грузию в лабораторию для всего региона.

Для строительства демократии необходимы постоянное и последовательное взаимодействие и поддержка со стороны союзников и друзей. Грузия может стать восточным символом надежды демократических идеалов – мостом к остальным восточным соседям, стремящимся к трансатлантической интеграции. Но для обеспечения успеха наша безопасность и демократия должны рассматриваться как две стороны одного вызова. Так должны считать и мы сами, и те, кто будет нам помогать.

Михаил Саакашвили – президент Грузии. Эта статья – сокращенный вариант речи, с которой он выступит 19 апреля в Гарвардском университете.