Тегеран предлагает провести трехстороннюю встречу глав МИД Армении, Азербайджана и Ирана, сказал министр иностранных дел ИРИ Манучехр Моттаки. Иран выступил с инициативой о посредничестве между Арменией и Азербайджаном в вопросе урегулирования нагорно-карабахского конфликта и с этой целью намерен провести трехстороннюю встречу глав внешнеполитических ведомств в Тегеране, сказал Моттаки на пресс-конференции журналистам.

Иран приложит все усилия для решения конфликта, отметил Моттаки. "Карабахский конфликт может быть решен путем переговоров и на основе принципа справедливости", - сказал глава МИД Ирана. Отвечая на вопрос телекомпании ANS о влиянии карабахского конфликта на региональное сотрудничество, глава МИД Ирана заявил, что "война между Арменией и Азербайджаном еще не завершена, и есть определенные вопросы, которые мешают урегулированию конфликта и даже бросают тень на мирный процесс".

"Иран очень обеспокоен продолжением этого конфликта, и на своих встречах как с представителями Азербайджана, так и Армении мы постоянно старались внести свой вклад в дело разрешения этой проблемы. Эти проблемы являются грузом для Кавказа. Подобные конфликты очень плохо сказываются на региональных проектах, политических и экономических отношениях между странами региона. Мы верим, что конфликт между Азербайджаном завершится мирным путем. Тегеран желает мира своим соседям и будет делать все возможное, чтобы помочь справедливому решению этого конфликта. Свои предложения мы передали азербайджанской и армянской сторонам. Баку принял их, а от Еревана пока ответа нет. У нас с Азербайджаном очень теплые и дружественные отношения. Мы воспринимаем безопасность Азербайджана как свою", - отметил Моттаки.

Итак, уже в который раз актуализируется проблема так называемого "иранского присутствия" на Южном Кавказе. Еще в прошлом году поступали сообщения, что официальный Тегеран готов вступить в переговорный процесс между Азербайджаном и Арменией в качестве посредника по мирному урегулированию карабахского конфликта. Тогда официальных ответов из Баку и Еревана не последовало, однако, по мнению экспертов, Армения не должна быть против этого, поскольку считает, что Турция, уже вступившая в переговорный процесс между Азербайджаном и Арменией с согласия США и России, отстаивает проазербайджанскую позицию. Тегеран же, известный проармянскими взглядами, по мнению армянских аналитиков, может стать своеобразным противовесом данного положения сторон.

Более того, армянская сторона сама призывала Иран к активному сотрудничеству в вопросах безопасности Кавказа. Поэтому не может вызывать удивление, что на иранскую инициативу "от Еревана пока ответа нет". До этого персидская служба радио "Свобода" со ссылкой на Interfax сообщила, что Армения не приняла посредничество Ирана в урегулировании нагорно-карабахского конфликта. В информации со ссылкой на армянского дипломатического представителя сообщается, что Армения оценила желание иранской стороны принять участие в процессе урегулирования, но предпочитает проводить переговоры в рамках Минской группы ОБСЕ.

Не следует забывать, что Армения считается единственным стратегическим партнером Ирана на Южном Кавказе. В региональной стратегии Тегерана, по мнению аналитиков, важность связей с Ереваном обусловлена взаимодействием в области безопасности. Особенно это касается усилий Ирана предотвратить распространение американского военно-политического влияния на Южном Кавказе. В данном контексте главной опорой Ирана в регионе является Армения. Она, в свою очередь, видит в Иране ценного союзника на случай возобновления военных действий с Азербайджаном, если переговорный процесс окончательно потерпит фиаско.

Напомним, что официальный Тегеран представил конфликтующим сторонам предложения по разрешению нагорно-карабахской проблемы. В чем заключаются эти предложения - пока не разглашается.

Начнем с того, что, по всей вероятности, Тегеран позитивно воспринимает региональное соперничество между Вашингтоном и Москвой и пытается использовать их противоречия, таким образом вытеснив их из региона. Поэтому в региональной политике Ирана явно проявляются новые оттенки, направленные на то, чтобы занять доминирующее место на Южном Кавказе. То есть Иран, исходя из выгодного для себя развития ситуации на Южном Кавказе, постепенно проникается чувством региональной сверхдержавы, что не может противоречить не только интересам США, но и России.

Роль посредника в решении нагорно-карабахского конфликта дает возможность Ирану вернуться в Южно-Кавказский регион и стать здесь активным игроком. И это при том, что сегодня Иран переживает один из самых сложных периодов в своей истории: страна оказалась перед реальной угрозой международных санкций. С другой стороны, в Тегеране очень хорошо понимают, что Турция пытается занять новые, более преимущественные позиции на Ближнем Востоке и в Евразии, что так или иначе приведет к ущербу для иранских позиций. В целом в отношении Турции в иранской политике имеется несомненный критерий - всяческое поощрение антизападного курса Турции, но при этом недопущение какого-либо вытеснения Ирана или ущемления его позиций в региональной политике. К примеру, процесс турецко-армянского урегулирования содержит исключительно негативные моменты для интересов Ирана. Для Ирана наиболее негативным является то, что данный проект по своему формату, логике и содержанию является американским. В Тегеране, тем не менее, очень хорошо понимают, что, несмотря на первичность американских намерений, Турция пытается пересмотреть направленность данного проекта, максимально выйти из-под влияния США и трансформировать данный американский по целям и задачам проект в турецкий.

Опасность для Ирана представляет не только возможное усиление влияния США в регионе, но и принципиальное изменение влияния самой Турции на Южном Кавказе. Безусловно, как неоднократно заявлялось, основная политика Ирана направлена на практическое содействие установлению мира в регионе и предотвращение кризисов. При этом отмечалось, что вмешательство иных сил только усугубляет кризис, а региональные проблемы должны решать сами страны региона. Главным фактором роста нестабильности на Южном Кавказе, который негативно влияет на развитие всего региона и тормозит объективный процесс формирования в нем собственной системы безопасности, иранское руководство называет политику США по укреплению их военного и политического влияния. Одним словом, усилия Ирана направлены на предотвращение распространения американского военно-политического влияния на Южном Кавказе.

К примеру, в конце прошлого года Вашингтон предложил помочь урегулировать разногласия между Туркменистаном и Азербайджаном по каспийской проблематике. Тегеран отреагировал сразу же. Иран считает неуместными посреднические услуги США по урегулированию споров на Каспийском море. Об этом тогда заявил министр иностранных дел ИРИ Манучехр Моттаки. "Мы убеждены в том, что прикаспийские государства способны самостоятельно принимать решения и достигать взаимопонимания без посторонней помощи.