"За то, что президент Качиньский делал для Грузии, он не раз подвергался в Польше критике, в том числе и со стороны нынешних властей. Поэтому вопрос, как будет выглядеть польская политика в отношении нашей страны после его смерти, вполне закономерен. У меня есть опасения, что Грузия отойдет на второй план", – сказал "Rzeczpospolita" сотрудник Варшавского университета грузинский политолог Давид Колбая.

Грузины помнят, что, хотя в 2008 году на саммите НАТО в Бухаресте Альянс не согласился распространить на их страну программу, облегчающую дорогу к членству (MAP), польский президент форсировал принятие заявления с обещанием, что Тбилиси в будущем это членство получит. Спустя несколько месяцев во время российского нападения на Грузию Лех Качиньский без колебаний полетел в Тбилиси, чтобы вместе с другими лидерами Центральной и Восточной Европы оказать поддержку грузинам. Представители польского правительства тогда критиковали эту эскападу. Так же было и тогда, когда под обстрел попал конвой президента, поехавшего вместе с грузинским лидером Михаилом Саакашвили на границу Грузии с сепаратистской Южной Осетией, чтобы доказать, что Россия не соблюдает мирных договоренностей и не вывела свои войска с занятых территорий.

Польские государственные интересы

Некоторые грузинские дипломаты и комментаторы в неофициальных разговорах высказывают опасения, что после смерти президента Качиньского, польские власти, стремясь к примирению с Россией, забудут о Грузии. "Изменение климата в польско-российских отношениях касается исторических споров, а не принципиальных вопросов политического характера. Поддержка демократии на постсоветском пространстве лежит в области польских государственных интересов, и мы не заинтересованы в каких-либо изменениях в нашей поддержке Грузии", – уверил "Rzeczpospolita" евродепутат партии "Гражданская платформа" (PO) Яцек Сариуш-Вольски (Jacek Saryusz-Wolski).

Это мнение разделяет глава Фонда стратегических и международных исследований в Тбилиси: "Польша останется ближайшим союзником Грузии, так как у наших стран есть общие интересы в сфере безопасности. Польско-российское примирение могло бы только улучшить нашу ситуацию, остается надеяться, что одними жестами оно не ограничится", – полагает Александр Рондели.

Он был нашим героем

Эксперты сходятся в том, что для Грузии важнее всего остаться за пределами российской сферы влияния и сохранить территориальную целостность. В результате российско-грузинского конфликта лета 2008 года поддерживаемые Россией сепаратистские регионы  Абхазия и Южная Осетия провозгласили независимость, а Москва ее тотчас же признала. Сильно пострадали грузинская армия и экономика, а Тбилиси стал еще более зависимым от экономической, военной и политической поддержки Запада.

"Страны старой Европы из-за своих дел с Россией, часто не придают большого значения нашей безопасности. После США, Польша – это вторая страна, с которой Грузия должна стремиться поддерживать союзнические отношения. Мы молимся за то, чтобы ваша экономическая и политическая позиция в ЕС была как можно сильнее", – подчеркнул Рондели.

Когда администрация Барака Обамы пообещала "перезагрузку" отношений с Россией, Грузия не скрывала своих опасений. Прошлогодний визит в Тбилиси Джо Байдена (Joe Biden) должен был служить доказательством того, что США не забывают о своем ближайшем союзнике на Кавказе. Однако Белый Дом прохладно относится к президенту Михаилу Саакашвили, несколько лет назад жестоко подавившему антиправительственные выступления. Президент Обама не стал встречаться с Саакашвили на апрельском ядерном саммите в Вашингтоне, на который были приглашены более 40 государственных лидеров со всего мира. Он встретился с двенадцатью из них, в частности, с президентом Украины Виктором Януковичем.

В последние недели Саакашвили проводит больше времени в США, чем у себя на родине, ища у местных элит поддержки для Грузии. "Он говорит о наших опасениях в области безопасности и добивается инвестиций. До войны с Россией они составляли 2 миллиарда долларов в год, а потом приостановились", – говорит Рондели.

В воскресенье Саакашвили прервал свой визит в США и, несмотря на облако вулканического пепла над Европой, прилетел на похороны Леха Качиньского. "Президент Качиньский был нашим героем. Когда он погиб, грузины выражали друг другу соболезнования. Чего-то подобного не было со времен Пилсудского, которого мы тоже воспринимали как защитника грузинской свободы и суверенитета", – добавил Давид Колбая.