Представитель Евросоюза Питер Семнеби в Тбилиси уговаривает официальные власти нормализовать отношения с Москвой, хотя бы экономические. Этим, кстати сказать, занимается (и успешно) часть грузинской оппозиции. Теперь диалог рекомендован и правительству. Но перелом в ЕС по отношению к роли России в Грузии не означает отказа Брюсселя от собственного сближения с этой страной.

Российско-грузинский конфликт перестал быть исключительно виной России в представлениях западной публики. Перелом наметился еще во время осенней презентации доклада комиссии во главе с Хайди Тальявини. Однако от его детального обсуждения в Европе и США долго отклонялись. И только на весенней сессии ПАСЕ стало заметно, что доводы против действий грузинского правительства, наконец, дошли до европейцев. Они перестали принимать заведомо невыполнимые резолюции в адрес России.

Европейцам (по крайней мере, части из них, прислушавшихся к докладу европарламентария Дэвида Уилшера) также стало понятно, что перемотать события назад уже не удастся. А потому лучшим выходом будет искать свет в конце тоннеля впереди, а не сзади. Спецпредставитель Евросоюза на Южном Кавказе Питер Семнеби, посещающий предвыборную Грузию, при встрече с главой парламента Давидом Бакрадзе заявил, что грузино-российские отношения постепенно должны быть урегулированы.

«Мы говорили о том, каким образом, несмотря на множество непреодолимых преград, можно, тем не менее, прагматично подойти ко многим вопросам, в том числе торговле и другим отношениям», - заявил он.

Именно этим - налаживанием экономических связей с Россией - занимается сейчас один из лидеров оппозиционного блока «Национальный совет», глава «Движения за справедливую Грузию» Зураб Ногаидели. Ему уже удалось согласовать с российскими политиками такие вопросы, как открытие прямого авиасообщения Москва-Тбилиси на Новый год и Пасху, как досрочное освобождение задержанных в Цхинвале грузинских подростков. Сейчас ведутся переговоры о допуске грузинской продукции и постоянном транспортном сообщении.

Однако все это можно назвать «самодеятельностью», так как оппозиционер не имеет полномочий принимать государственные решения. Более того, его поездки раздражают официальные власти Грузии. Ногаидели обвиняют в сотрудничестве с «оккупантами».

Между тем, сами грузинские власти явно не прочь поторговаться с Россией по некоторым вопросам.

Такие переговоры, как эксплуатация Ингури ГЭС российской компанией или открытие КПП на российско-грузинской границе в пользу Армении, проходят в тайне. Общественность не ставят в курс дел, какие тайные пункты прилагаются к подобным договорам.

Сейчас в российском информационном пространстве обсуждают возможность соглашений с Грузией по поводу допуска грузинской продукции в обмен на согласие пустить Россию в ВТО. Правда, грузинские эксперты не считают это равноценным обменом.

В любом случае, есть достаточно много животрепещущих тем для открытых или тайных переговоров оппозиции или властей с Россией, и совет Семнеби актуален, как никогда.

Впрочем, заявление спецпредставителя было скорее не советом, а намеком, за которым последовала череда привычных для ЕС заявлений, по традиции широко тиражирующихся в грузинских СМИ.

Так Семнеби в разговоре с Бакрадзе снова подтвердил поддержку грузинской стратегии по оккупированным территориям «Вовлечение путем сотрудничества», напомнил о российских обязательствах двухгодичной давности вывести войска на довоенные позиции, то есть убрать базы из Лениногорского (Ахалгорского) района и Переви в Южной Осетии, а также из Кодорского ущелья в Абхазии.

Встретился спецпредставитель и с главой МИД Грузии Григолом Вашадзе. Они обсудили роль Евросоюза как посредника и итоги женевских переговоров, которые, по мнению грузинской стороны, окончательно зашли в тупик.

На встрече с госминистром Грузии по вопросам интеграции в европейские и евроатлантические структуры Георгием Барамидзе Семнеби опять-таки говорил о стратегии в отношении Абхазии и Южной Осетии. Но уделил внимание и предвыборной ситуации в Грузии. Голосование по кандидатурам в органы местного самоуправления, которое пройдет 30 мая, по его словам, будет чем-то вроде генеральной репетиции президентских и парламентских выборов. Пока что избирательная кампания не вызывает у него нареканий.

Вообще в Брюсселе отмечают прогресс Тбилиси в движении к демократическим ценностям, что приближает интеграцию страны в европейское пространство. В новом докладе по выполнению Плана действий в рамках Политики соседства ЕС отмечается, что страна успешно реформирует судебную систему, борется с мелкой коррупцией, улучшает бизнес-климат.

В то же время европейцы советуют продолжить демократические реформы, «в особенности с точки зрения политического плюрализма и свободы СМИ».

«Другие основные вызовы касаются преодоления нищеты, занятости и социальной политики, развития сельского хозяйства, включая санитарные и фитосанитарные проблемы и реформы публичной службы», - говорится в документе.

Не только в отношении Грузии, но также Армении и Азербайджана, ЕС на этой неделе принял решение продолжить сближение и начать переговоры по соглашению об ассоциации. По словам верховного представителя по международным делам и политике безопасности Кэтрин Эштон, это открывает для стран Южного Кавказа «перспективу политической ассоциации и постепенной экономической интеграции с ЕС» на базе реализации европейской программы «Восточное партнерство».

Европейцы снова повторили, что этот проект не направлен против России. «Мы не хотим видеть конкуренцию в том регионе, при которой Россия будет по одну сторону, а ЕС - по другую. России предложили участвовать в политике соседских отношений, но она отказалась. Это не значит, что мы закрыты для предложений из России по поводу участия в различных проектах», - пояснил журналистам комиссар ЕС по вопросам приграничного сотрудничества Штефан Фюле.

Но в России продолжают считать «Восточное партнерство» ущемляющим российские интересы в ближнем зарубежье. Зоны свободной торговли, обеспечение «энергетической взаимозависимости» и тому подобные пункты, предусмотренные «Восточным партнерством» могут помешать «интеграционным наработкам в рамках СНГ, ЕврАзЭс, Таможенного союза», считает глава МИД РФ Сергей Лавров. Но пока он не видит «заметных результатов» сближения. «Наблюдаем и явный дефицит проектов, имеющих перспективы осуществления. Заявленных объемов финансирования явно недостаточно для достижения поставленных целей», - считает российский министр.

Между тем, сама Россия также идет на сближение с Евросоюзом и вскоре может получить «дорожную карту» для отмены визового режима. Интеграция в единое европейское пространство подразумевает добрососедские отношения между всеми его членами, и в этом ракурсе ЕС действительно заинтересован в диалоге между Москвой и Тбилиси, хотя бы на экономические темы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.