Создание Россией, Беларусью и Казахстаном таможенного союза может дать грузинским продовольственным товарам возможность обойти введенное Москвой торговое эмбарго.

Утвержденный правительством РФ 14 мая новый таможенный кодекс таможенного союза, который должен вступить в силу с 1 июля, отменит все пункты таможенного контроля между тремя государствами. Теоретически, любая продукция, ввозимая в Беларусь или Казахстан, сможет свободно циркулировать на рынках тройки данных государств. Подробности о порядке действий таможенного союза в отношении существующих у стран соглашений по импорту пока не разглашались.

У Беларуси и Казахстана установлен с Грузией режим беспошлинной торговли. Это означает, что грузинская продукция может ввозиться в эти страны без взимания таможенных пошлин.

В прошлом году Беларусь, а также Армения и Азербайджан, стала главным коридором для проникновения на территорию России грузинских вин, воды, фруктовых джемов и чая. Согласно введенному Москвой в 2006 году эмбарго, данная продукция запрещена к непосредственному ввозу в Россию.

Представители грузинского делового сообщества подтвердили EurasiaNet.org, что подобная скрытая торговля через третьи страны действительно имеет место.

Советники же грузинского правительства не склонны делать никаких прогнозов относительно того, какое влияние будущий таможенный союз окажет на грузинский экспорт.

"Идея единого таможенного пространства означает либерализацию и снятие таможенных барьеров, так что грузинская продукция, растаможенная на казахстанской границе, уже не будет подлежать таможенному контролю на территории единого таможенного пространства, – отмечает Тамар Ковзиридзе, руководитель группы советников по внешнеполитическим вопросам премьер-министра Ники Гилаури. – Но нельзя сказать, что это гарантирует снятие российского эмбарго. Я бы не исключила возможности введения Россией новых, нетарифных, барьеров для грузинской продукции".

Официально грузинское правительство не ведет переговоров по вопросу эмбарго с Россией ни непосредственно, ни через посредников. По словам Ковзиридзе, обязанность по снятию эмбарго лежит на Москве, поскольку решение это принималось в одностороннем порядке "на основе лишь устных заявлений".

Аналитик по экономическим вопросам Ладо Папава полагает, что будущий таможенный союз несет для Грузии столько же опасностей, сколько и возможностей. Он прогнозирует, что Россия, выступая в качестве движущей силы этого экономического альянса, может подвигнуть своих партнеров ввести запрет на грузинскую продукцию. "И они [Беларусь и Казахстан] могут уступить России, тем более, что ни одна из этих стран не входит в ВТО [Всемирную торговую организацию]", – отмечает он. По правилам ВТО, государства-члены этой организации обязуются урегулировать возникающие у них торговые споры путем рассмотрения в специальной комиссии. Этот процесс занимает не более 15 месяцев, хотя имеет место урегулирование споров и в независимом порядке. Из четырех вышеназванных стран членом ВТО является лишь Грузия.

Руководители грузинских компаний, серьезно пострадавших от введенного в 2006 году эмбарго, с осторожностью высказываются о таможенном союзе. "Мы не начнем переговоров с Россией [о возобновлении экспорта грузинской минеральной воды], пока этот вопрос не будет урегулирован на уровне правительств, чтобы не причинить нового вреда нашей марке", – подчеркивает Заза Киквадзе – генеральный директор компании "Боржоми Грузия", производящей соленоватую газированную минеральную воду, считающуюся самым известным экспортным продуктом Грузии на территории бывшего СССР.

По словам Киквадзе, экспорт "Боржоми" сейчас вернулся на уровень до введения эмбарго: бутилированная вода направляется главным образом на Украину, в Казахстан, Азербайджан, Литву, Латвию и Эстонию.

У виноделов, по словам как минимум одного из них, картина не столь блестящая. Президент Ассоциации сомелье Грузии и основатель винодельческого дома "Хецуриани" Шалва Хецуриани рассказывает, что пытался переориентировать экспорт на Японию и страны Балтии, но "они не могут заменить российский рынок".

"С 2006 года экспорт грузинского вина с каждым годом сокращается", – подчеркивает он, добавляя, что в 2009 году экспорт упал на 10 процентов.

Советник правительства Тамар Ковзиридзе признает, что российское эмбарго негативно сказалось на грузинском экспорте. Но, по ее словам, в другие страны объем грузинского экспорта увеличивается. "Да, доля России в нашем экспорте сократилась, но доля других стран, гораздо боле надежных как торговых партнеров, увеличилась, – подчеркивает она. – С ними намного проще просчитывать долгосрочные отношения. Компании сосредоточились на повышении качества продукции и сумели диверсифицировать свои рынки сбыта".

В последние годы неуклонно растет доля экспорта в Турцию и Азербайджан – государства, являющиеся двумя ключевыми энергетическими партнерами Грузии. Доля Турции в общем объеме грузинского экспорта выросла с 14 процентов в 2005 году до 19 процентов в 2009 году, Азербайжана – с 9 процентов в 2005 году до 14 процентов в 2009 году. Почти вдвое с момента введения эмбарго вырос торговый оборот с Украиной, ввозящей в Грузию немало своих товаров, объем экспорта в Украину составил в 2009 году 7,4 процента. Аналогичный интерес демонстрирует и Армения.

По словам аналитика по экономическим вопросам Левана Каландадзе, без России грузинская торговля вскоре может достичь своего потолка. Происходит это оттого, что грузинская продукция пока еще не соответствует стандартам ЕС, и пока такая ситуация будет сохраняться, эти товары ряд ли смогут глубже проникнуть на европейские рынки (за пределами стран Балтии). По оценкам аналитика, понадобится еще как минимум шесть лет, прежде чем грузинская продукция будет готова конкурировать с продукцией других производителей на территории ЕС. А пока ключом к росту грузинского экспорта может стать возвращение на российский рынок.