- Отношения между Грузией и Ираном углубляются. Скоро между двумя странами заработает безвизовый режим. По вашему мнению, чем обусловлена такая динамика в отношениях?

- Для углубления отношений не обязательно, чтобы произошло что-нибудь особенное. О причинах углубления отношений можно говорить лишь тогда, когда между двумя странами вообще нет отношений. Существующие между Ираном и Грузией отношения насчитывают несколько тысяч лет, и в разные периоды истории между нашими странами были превосходные отношения. Не считая коммунистического периода, грузино-иранские отношения постоянно развивались. И сегодня мы все должны сделать для того, чтобы у нас были больше коммуникаций и отличные отношения, однако и на данном этапе отношения между двумя странами очень хорошие. Касательно визового вопроса, как иранская сторона, так и грузинская, без проблем выдают визы гражданам в аэропорту. В связи с передвижением граждан определенные шаги делались и раньше, а теперь мы хотим еще более упростить передвижение между двумя странами, и с этой целью определенные шаги будут сделаны и в будущем.

Как было сказано, очень скоро визовый режим вообще будет отменен. Между прочим, инициатива упразднения виз шла с грузинской стороны, после чего иранская сторона одобрила предложение. Документы в связи с вводом безвизового режима уже готовы, и стороны работают над деталями. После завершения этого процесса они будут официально подписаны. Помимо этого, в ближайшее время ожидаются визиты высшего ранга и, предположительно, документ о безвизовом режиме будет подписан во время одного из подобных визитов.

- Однако есть разные мнения о существующих ныне отношениях между Ираном и Грузией в экономическом направлении. Речь, в частности, идет о том, что в последний период были заметны сокращения инвестиций. Не планируется ли, на фоне углубления отношений между Тбилиси и Тегераном, осуществление каких либо серьезных новых проектов в экономическом направлении?

- К сожалению, точно не помню тех статистических данных, которые отражают, какого объема инвестиции были осуществлены в Грузии. Я недавно назначен, и исходя из этого, в этом направлении пока серьезных работ не проводил. Соответственно, информацию о сокращении инвестиций не могу ни подтвердить, ни отрицать. Но функция нового посла всегда в том, чтобы внести новые сдвиги в отношениях, и я сделаю все для того, чтобы объем иранских инвестиций в Грузии увеличился. Также необходимо увеличение количества туристов. Моя цель, чтобы существенно увеличился объем импорта и экспорта между двумя странами. Также планируется открыть прямое воздушное сообщение между Тегераном и Тбилиси. Углубление политических отношений с Грузией для Ирана является одним из приоритетных направлений. С тех пор, как я приехал в Грузию, я принялся активно работать в этом направлении, и результаты налицо. Одним из результатов является то, что министр сельского хозяйства Грузии в ближайшем будущем посетит Иран. После данного визита в сфере сельского хозяйства начнется новый этап сотрудничества. Кроме того, уже почти определен вопрос визита в Иран премьер-министра Грузии, который, по предварительной информации, состоится в июле. Вместе с премьером в Иран отправится и министр экономического развития Зураб Пололикашвили. В рамках визита состоится пятое межправительственное экономическое заседание. Насколько помню, межправительственное экономическое заседание последний раз состоялось 6 лет назад. Идут переговоры и о других визитах, и позднее об этом тоже станет известно. Между прочим, иранская сторона пригласила четырех грузинских публицистов на запланированную по вопросам Кавказа конференцию.

- Насколько известно, грузинская минеральная вода "Набеглави" должна была выйти на иранский рынок, однако на переговорах выяснилось, что иранская сторона отказала, не называя причин. Что, по вашей информации, происходит с этой точки зрения?

- К сожалению, я не владею достоверной информацией по этому вопросу. Однако, могу сказать, что когда дело касается минеральной воды, необходимо получить определенные лицензии разных ведомств Ирана. Если данная компания продолжит активную работу, не думаю, что у нее создастся какая-то серьезная проблема. Однако, грузинская сторона должна учитывать, что в Иране есть минеральная вода, и страна экспортирует ее, и таким образом, если кто-то намерен ввозить минеральную воду в Иран, эта продукция должна конкурировать с местной минеральной водой.

- Один из лидеров грузинской оппозиционной партии, Звиад Дзидзигури, со ссылкой на информированный источник сообщает, что Грузия продала Ирану купленные в Украине ракеты, и в этом процессе участвовали министр внутренних дел Вано Мерабишвили, и бывший министр обороны Давид Кезерашвили. Какой информацией вы владеете в связи с этим?

- Данное заявление ничего общего с истиной не имеет, и хочу однозначно заявить, что это - ложь! Возможно, это предвыборное заявление со стороны Звиада Дзидзигури. В общих чертах, предвыборный период характеризуется беспочвенными и далекими от истины заявлениями. Хочу сказать, что один из представителей консервативной партии даже звонил в посольство, и заявил, что сделанные Звиадом Дзидзигури заявления выражают лично его мнение, а не мнение Консервативной партии.

- Хотелось бы спросить и о российско-иранских отношениях. Не обострятся ли, по вашему мнению, эти отношения на фоне сближения Тегерана и Тбилиси?

- Углубление отношений между Ираном и Грузией полезно для обеих стран, и не направлено против какой-либо третьей страны.

- Россия поддерживает американскую инициативу установления новых санкций Ирану. Как вы оцениваете эту позицию России?

- Как посол, я могу дать ответ только в пределах своей компетенции, и на этот вопрос, наверное, ответ лучше вы получите из пресс-служб президента и МИД. Если Россия поддержит эти санкции, комментарий в связи с этим вопросом будет сделан в Тегеране, а не здесь, в посольстве. Исходя из того, что решения принимаю не я, что бы я ни сказал, это будет моим личным мнением, что, полагаю, менее интересно.

- Однако согласитесь, что грузинскому журналисту очень сложно связаться с пресс-службой иранского президента и получить информацию …

- Постараюсь, узнать их позицию, и затем ознакомить вас с ней.

- Выступление президента Ирана в Соединенных Штатах Америки со стороны части экспертов было оценено, как уступка позиций Тегераном.

А несколько дней назад президент Ирана говорил о пересмотре политики в отношении США. Что изменилось в этом смысле, и чем обусловлено изменение позиций президента Ирана?

- Довольно хороший ответ дал на этот вопрос министр иностранных дел Ирана во время визита в Грузию. По заявлению Рамина Мехуд Араса, в случае, если Америка изменит свою враждебную политику, и прекратит антииранские действия, Иран начнет думать над тем, чтобы изменить отношения. Если увидим, что Америка не ведет против Ирана враждебную политику, и эта политика становится полезной для Ирана, естественно, мы изменим свою политику.

- И, наконец, согласно заявлению МИД Грузии, в Грузию, возможно, приедет президент Ирана. По вашей информации, когда предположительно, он может приехать с визитом?

- Примерно шесть лет назад господин Саакашвили находился в Иране. Вообще, в дипломатии принято, что когда президент одной страны приезжает официальным визитом в другую страну, он должен пригласить президента принимающей страны в свою страну. Так, что приглашение президента Ирана грузинской стороной не новость. Несмотря на приглашение, иранский президент в течение прошлых лет не смог приехать в Грузию. После визита премьер-министра Грузии, в Тегеране было сделано заявление, что грузинская сторона уже приступила к работе, и должна быть подготовлена почва для визита президента Ирана, однако дата пока еще не решена. В этом направлении нужно подготовить технические вопросы, такие, как фактор времени, поскольку, когда планируются визиты президента, между странами всегда подписывается договор. Надо определить, какой договор можно подписать, затем эксперты должны сесть, и договорится вокруг этого соглашения. Также нужно согласовать время, чтобы оно было приемлемо для обоих президентов. Мы, с нашей стороны, не начинали предварительной работы к этому визиту, в этом направлении даже переговоры не начаты. Единственное, что у нас есть на сегодня, высказанная грузинской стороной заинтересованность, чтобы после визита премьер-министра Грузии в Иран состоялась встреча президентов.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.