Когда во вторник премьер-министр России Владимир Путин прибудет в Стамбул, они с его турецким коллегой Реджепом Тайипом Эрдоганом и президентом Абдуллой Гюлем будут обсуждать широкий круг вопросов - как в рамках Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА), так и на двусторонних переговорах.

Тем не менее, вопросы, связанные с неразрешенными конфликтами в Грузии – или, точнее, в Южной Осетии и Абхазии, – вряд ли будут стоять на повестке дня.

Это не только прискорбно, но и странно. В Южной Осетии и Абхазии – в 150 километрах от турецкой границы – Россия разместила от 8 000 до 10 000 солдат. Ситуация на этих двух территориях безусловно важна с точки зрения мер по укреплению доверия, сотрудничества и безопасности в окрестностях России и Турции.
 
В августе 2008 года, после начала войны с Грузией, Россия признала независимость Южной Осетии и Абхазии. С тех пор их зависимость от Москвы постоянно растет. Весь мир за вычетом четырех стран считает Южную Осетию и Абхазию частями Грузии. Однако на практике между грузинами, абхазами и осетинами практически отсутствуют контакты – они больше не могут свободно путешествовать и торговать, а 20 000 ставших беженцами в 2008 году этнических грузин к тому же не могут вернуться в свои дома. Россия также заморозила все официальные правительственные контакты с Грузией.

В Южной Осетии Россия комплектует более половины правительства, на 99 процентов формирует бюджет и обеспечивает безопасность с помощью минимум 4000 солдат и 800 пограничников. Война 2008 года нанесла региону тяжелый физический, экономический, демографический и политический удар. Его постоянное население неуклонно сокращалось с начала 1990-х годов и сейчас вряд ли превышает 30000 человек. 840 миллионов долларов (28 000 долларов на человека) пожертвованные Россией не слишком улучшили ситуацию на месте из-за коррупции. Так как торговые пути, объединяющие Южную Осетию с остальной частью Грузии, перекрыты, осетинская экономика превратилась фактически в поставщика услуг для российского военного и строительного персонала. Сегодня Южную Осетию мало что отличает от северокавказских республик в составе России.

В обмен на признание и помощь Россия получила от Абхазии ценнейшие стратегические активы. Она ассигновала 465 миллионов долларов на модернизацию и строительство военных баз, включая базу в Гудауте – крупнейший военный аэродром на Южном Кавказе. Россия признала Абазию спустя 15 лет после того, как Тбилиси фактически утратил контроль над территорией, а 210 000 проживавших на ней этнических грузин были насильно изгнаны. За эти годы анклав с населением в 200000 человек начал создавать собственные государственные институты, законы, экономику. Сейчас, после признания независимости, многие абхазы недовольны растущей зависимостью от северного соседа и опасаются, чрезмерно подпасть под его экономическое политическое и культурное влияние. Тем не менее, они по-прежнему смотрят на Москву, как на основной гарант своей безопасности.

По другую сторону административной границы, отделяющей Южную Осетию и Абхазию от Грузии, размещаются 200 безоружных наблюдателей Европейского Союза, входящих в состав наблюдательной миссии ЕС. Россия не открывает им доступ. В 2009 году Россия наложила вето на продление мандатов миссий ООН и Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) в Грузии, распространявшихся на Абхазию с Южной Осетией. Россия также не намерена выполнять условия заключенного в августе-сентябре 2008 года соглашения о прекращении огня, согласно которым она должна вернуть свой воинский контингент к довоенной численности, вывести войска из ранее не занимавшихся областей и разрешить доступ международных наблюдателей и гуманитарной помощи. Это дополнительно усиливает нестабильность в регионе.

Россия собирается превратить Южную Осетию и Абхазию в военные буферные зоны, направленные против Грузии и дальнейшего расширения НАТО. С учетом того, что НАТО больше не граничит с Содружеством Независимых Государств (СНГ) по бывшей турецко-советской границе, наращивание воинских контингентов и отказ от сотрудничества с международными организациями лишились стратегического смысла. За последние два года лидеры Турции и России пять раз встречались друг у друга. Сейчас самое время поднять вопрос о происходящей милитаризации, будущем российско-грузинских отношений, а также Южной Осетии и Абхазии.

Россия и Турция – стратегические союзники. В период с 2004 по 2009 год объем торговли между странами удвоился, Россия стала вторым по значимости торговым партнером Турции, и только Германия отправляет больше туристов на турецкие курорты. Стабильность и мир на Южном Кавказе в интересах обеих стран, тем более, что обе они обладают прочными историческими связями с ним. Пока ни США, ни Евросоюз не сумели уговорить премьер-министра Путина выполнить условия прекращения огня и пустить международные организации в Южную Осетию и Абхазию. Если Турция хочет взять на себя роль регионального лидера в деле поддержания мира и стабильности и добиться при этом реальных результатов, на предстоящей на этой неделе встрече она не должна игнорировать опасный конфликт в Грузии, который продолжает отделять ее от России – по крайней мере физически.

Д-р Сабина Фрейзер – директор Европейской программы Международной группы по предотвращению кризисов (International Crisis Group).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.