Эпатажный шоумен Отар Кушанашвили остался в прошлом. Человек, который пришел в редакцию GeorgiaTimes, оказался скорее серьезным и сентиментальным, чем нахальным и насмешливым. Образ грубияна, по его признанию, навязанный телевизионными продюсерами, утомил и самого Отара, и зрителей. Кушанашвили вернулся в лоно журналистики, где начинал в 90-х со скандальных статей о проститутках.

- Почему вы ушли из шоу-бизнеса в журналистику?

-  Я стал самому себе неинтересен.  Пришли люди, гораздо остроумнее меня. (Говоря так, я уже не грузин). Пришло новой поколение, Ургант - я за ним не поспеваю. Он гений. Пришли люди генерации новой.  И я стал себя раздражать.  Но, с другой стороны, я понимал, что если в писанину вернусь - никаких денег это не принесет. Я, конечно, получаю больше, чем остальные, но меня оправдывает количество детей (их семеро - авт.). Не то чтобы я пишу лучше, хотя, безусловно, лучше. 10 октября выйдет моя книга, и если до третьей страницы  вы не схватите нитроглицерин в восторге от книжки, я отрежу себе детородный орган. Как! - человек, пришедший из шутов, и вдруг пишет? А я вернулся принципиально. Я стал тупеть. Я не видел ни одного человека в шоу-бизнесе, который бы умнел. Ни одного.  Если бы мне еще не везло на Ивана Демидова, на Айзеншписа покойного, я бы деградировал очень быстро. Организаторы требуют, чтобы ты не употреблял мудреных слов (никто их не понимает), говорил простым языком. И ты уже не читаешь книг. Тусклые глаза. Ну, зачем? И я вернулся писать. Гонорары, если в сумме, очень даже ничего. Я приобрел человеческий вид. Я вернул себе вкус к жизни этими очерками. Я получаю удовольствие, когда пишу.

- Для русских изданий. А для грузинских?

 - Туда меня никто не звал. Там неприятие меня, как персоны. Мне журналисты, пока я учился, до изгнания в период Гамсахурдиа, говорили: «А тебя все равно не опубликуют здесь, пока вот такой расклад». А я бы с удовольствием писал. Я бы, конечно, потренировался, чтобы грузинский соответствующий был, письменный. Потому что это языки разные - говорить с детьми или писать этюд какой-нибудь. Но я бы с удовольствием. Я бы написал про Кутаиси эссе, про разрушенный мой город, чего я не могу понять. Из-за инвестиций разрушить второй в Грузии город, о котором даже в фильме «Мимино» говорят. Я бы написал на грузинском языке: «Что вы делаете с моим городом!».

 - Но там же есть оппозиционные СМИ.

  - Что теперь считается оппозицией? В российском шоу-бизнесе я считаюсь скандалистом. Скандалистом ты считаешься, уже сказав, что тебе не нравится последняя песня Димы Билана. Уже девальвировано понятие скандал.

Вот раньше морды били, я удовольствие получал. Теперь быть дерзким - это высказывать свое мнение. Так же и в Грузии с оппозицией. Ну как человек с таким мужеподобным лицом, как у Нино, как она может быть президентом моей страны? Президент - красивая должна быть. А этот второй там (красноречивый жест у носа - авт.), якобы оппозиция. Как он будет меня представлять? Да я повешусь в то же утро, если такая оппозиция придет. И мы говорили на эту тему с Сосо Павлиашвили. Ладно, Саакашвили уйдет. Кто придет? Никого нет. Харизмы нет у людей. Они квелые, снулые какие-то там. Дерзят ему. Он сидит у себя во дворце и упивается: «Если такие у меня противники, я буду пожизненно президентом». Саакашвили неприятный во многом, омерзительный во многом, но харизматичный. Вот в чем ему не откажешь. Он говорит: «Вот этим клоунам вы поверите? Я уйду, на кого я вас брошу? Только из любви к вам я остаюсь еще на 10 лет». И все, и проголосуют, потому что больше не за кого голосовать: ни оппозиции нет, ни квалифицированной ругани. «Дурак, дурак». Ну какая это оппозиция? Предъяви программу. Вот экономика, как Явлинский болтал все эти годы: «500 дней, 500 дней». Восемь домов себе построил. Ему говорят: «Иди в правительство, сделай что-нибудь». Вот такие п...ны  (пустомели - авт.) как Явлинский, вся грузинская оппозиция - это удивительное грузинское «яблоко».

 - Но оппозиционеры говорят, пора Грузию спасать, что ее скоро не будет, как национального государства...

 - Ну, во-первых, они со мной не советовались. Когда они приезжают в Ново-Огарево, лизать пятую точку человеку государственного уровня и говорят, что мы сделаем все, чтобы Саакашвили не стало в ближайшее время, они выглядят смешно. Саакашвили как Лукашенко: когда будет нужно, попомните мои слова, в год, когда ему надо будет уходить, он протянет руку Медведеву.

  - Говорите, пожмет руку Медведеву. А сейчас он инициирует кампанию по «деоккупации», Россию оккупантом называет.

  - Пока он разыгрывает карту ущемленного, оккупированного государства, и не очень хорошо разыгрывает. Теперь у меня папы нет. Я раньше подбирал слова, боялся, чтобы его кирпичем какие-нибудь дураки не стукнули, которые звонили и угрожали ему. Но теперь я сирота, и могу сказать -  то, что Саакашвили делает, называет Россию оккупантом - это глупо. Один это делал - Ющенко. Плюются, вспоминая его теперь. Саакашвили понимает, что эта тема оккупации уже раздражает людей. Никто никого не оккупировал. И все знают, что будут ездить в Москву, и желательно прямыми рейсами, а не через 30 городов.

 - Раздражает людей? Но есть такой факт: грузинские авторы уже не присылают свои сочинения в Москву, на конкурс, посвященный Великой Отечественной войне. Они уже не считают эту войну своей.

 - Ну, там разные люди. Я ехал в Эстонию, мне говорили, там разрушают памятники, и там вся Эстония такая. Я приходил к людям в гости и затевал разговор: «Что вы сделали с памятником». И люди даже не знали, о чем я говорю. «В Москве половина родственников живет, какие памятники? Это вы там в газете «Известия» пишете друг про друга. Три подонка это сделали». Грузия живет не этим. «Отец солдата» - кто отменит этот фильм? Это Грузия. Мой папа был таким. А не присылают сочинения - наверно ждут моей команды.

 - Российские эксперты приводят справки, списки вооружений, закупленных Грузией. И она продолжает вооружаться и натаскивает своих солдат. Правда, при этом говорит, что собирается мирным путем решать вопросы с Абхазией и Южной Осетией.

  - Вот это - самая опасная тема из обсуждаемых. Одно неверно принятое решение той самой ночью и нажимание на курок принесло много горя в семьи. Он (Саакашвили - ред.) совершает большую ошибку. Мы видели, как он воюет. Он не командующий. Американцы махнули рукой на грузин. Грузин не поднять вспять по команде, если им марихуаны не дашь. Хотя я спрашивал у старых людей: действительно, гигантски выросли пенсии, правда, что благоустраивает страну. Говорят, что его потом оценят. Он молодой и глупый, сгоряча делает все. Люди к нему относятся, как к ребенку. Он обижен - игрушку отняли. Он не понимает только, что это не игрушка, а людские судьбы. Вот эти танки, кто там будет? Человек по фамилии Гачечиладзе сядет в танк, так он соседа взорвет за то, что тот заигрывал с его женой. Он не пойдет на Россию. Он с парнем из-под Ростова косячок забьет. А это вооружение... Я не думаю, что повторится то, что было. Саакашвили не такой идиот, а в Москве уже настороже. Да, война была чудовищной ошибкой, и я думаю, что он ответит за это, как ответил Милошевич. Была неадекватная реакция и со стороны России. Но началось с его гашетки. И я думаю, про себя, как умный человек, он это понимает. Поэтому у него такие психические суетливые жесты, он не знает, как загладить вину. Грузинская нация пацифистская, невоинственная. И тут тебе 92-й, потом 2008 - сколько можно? Люди не пойдут уже воевать.

Продолжение следует

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.